наверх
20.11.201800:54
Курсы валют НБУ
  • USD27.76+ 0.01
  • EUR31.73+ 0.24

Украина - Польша. Новое обострение в стане друзей уже летом

Дружба Украины и Польши разбилась об закон о Бандере (555)

(обновлено: )7750195
Украинский вопрос стал одним из ключевых пунктов не только внешней, но и внутренней политики Польши. И уже летом этого года между Киевом и Варшавой назревает новый конфликт.

РИА Новости Украина

Летом этого года и осенью закономерно ожидается обострение отношений между Польшей и Украиной "на поле сражений исторической памяти". 11 июля в Польше будут отмечать 75-ю годовщину "геноцида граждан II Речи Посполитой украинскими националистами", а 1 ноября наступает сотая годовщина начала украинской-польской войны за Восточную Галичину в 1918 году. Зная любовь чиновников, политиков и активистов от истории к круглым датам, новая "буря эмоций" в Польше и Украине неизбежна. Но, несмотря на накал страстей и бурю эмоций вокруг памяти о польско-украинском конфликте, преступлениях и этнических чистках в 1940-х годах, нужно помнить, что польско-украинские отношения в ХХ и ХХI вв. развиваются прежде всего на основе холодного прагматизма, а не эмоций. Память о событиях на Волыни 1943 года не является исключением. Поэтому, чтобы нейтрализовать негативные последствия польско-украинского "исторического"кризиса, не в последнюю очередь надо четко понять побудительные причины обеих сторон, которые лежат в его основе, пишет Николай Захаров для издания Zaxid.net

Именно благодаря прагматизму власти Польши конфликт вокруг исторической памяти о 1940-ых не взорвался еще в самом начале 1990-х гг. и в первой половине 2000-х. Польский подход к Украине при "позднем СССР" в 1989-1991 гг. и в 1990-х во многом определялся взглядами Ежи Гедройца, которые пропагандировал его парижский журнал "Культура" в 1947-2000 годах. Хотя далеко не все поляки разделяли его мнение, но лидеры "Солидарности", пришедшие в 1989 году к власти, взяли на вооружение тезис Гедройца о том, что освобождение Польши от московского влияния и ее европейское будущее невозможно без примирения с ее восточными соседями. Отсюда следовал курс на стимулирование национального движения в Украине, а также в Беларуси и Литве. Демократическая Польша первой признала независимость Украины в августе 1991 года и поддерживала политику Кравчука, при котором Украина стала реальным барьером между Польшей и Россией.

Ежи Гейдройц был не только великим гуманистом и демократом, но и очень дальновидным прагматиком. Он понимал, что поддержка национального движения в Украине, Литве и Беларуси обеспечит кратчайший путь выхода Польши из-под влияния СССР и России. Польша всячески подчеркивала свое положительное отношение к евроинтеграционным стремлениям Киева, взяла на себя роль "европейского адвоката Украины". Варшаве, которая проводила твердый курс на вступление в НАТО и Европейский Союз, также надо было показать, что с восточным соседом в лице Украины она не имеет никаких проблем.

Но это вовсе не означало, что в Варшаве забыли о потерянных "восточных областях" II Речи Посполитой. Вспомним споры о том, какие памятники польским борцам за "Восточную Малопольшу" можно разрешать строить в Украине, эпопею вокруг восстановления "Мемориала орлят" на Лычаковском кладбище во Львове (воспроизведен в том виде, какой он имел в 1920-1930-х годах), создание памятных знаков "польского присутствия" на украинской территории, активное участие в реставрационных работах во Львове и других городах Западной Украины, приглашение украинских студентов на учебу в Польшу, массовую раздачу "карт поляка", закрепление в Украине позиций Римско-католической церкви, создание условий для массовой экономической миграции украинских работников, повышенный интерес к архивным материалам, которые подтверждают права собственности на недвижимость и землю по состоянию на 1 сентября 1939 года на западноукраинских землях, и многое другое.

Читайте также: "Антибандеровский закон" Польши еще отредактируют — Палий

Поэтому, хотя в Польше никогда не забывали о противоречиях, но шли на компромиссы, чтобы реализовать свои стратегические интересы. Основанная при Кучме и Квасьневском попытка "навсегда закрыть проблему украинско-польских противоречий" имела прагматический характер и действительно помогала сглаживать проблемы "разногласий в подходах к исторической памяти", но не привела к длительному результату. Эти лидеры решали приоритетные для них текущие задачи. Польше для вступления в НАТО и ЕС нужно было продемонстрировать отсутствие пограничных проблем с Украиной. Кучме для обеспечения двух сроков правления и реализации "курса многовекторности во внешней политике" был нужен "надежный партнер на Западе в лице Польши". Также не стоит сбрасывать со счетов и комсомольско-партийное прошлое Кучмы и Квасьневского — националистические постулаты не были для них приоритетными.

Польша положительно восприняла Оранжевую революцию и приход к власти "самого украинского президента" Ющенко. Варшаву вполне устраивает изменение "курса многовекторности Кучмы" на четкую евроатлантическую ориентацию Ющенко. Горьким разочарованием для поляков стало то, что Ющенко в 2006 году присвоил звание Героя Украины сыну Шухевича Юрию, а в 2007-м — самом Роману Шухевичу и, особенно, в конце его каденции, в январе 2010 года, Степану Бандере. Причиной таких действий части украинской элиты было вполне прагматичное стремление официально закрепить пантеон национальных героев, боровшихся за независимость Украины в ХХ в. После начала войны в 2014 году причин прославлять борцов против Москвы и Варшавы в 1940-е гг. у украинской власти стало еще больше. В итоге полуофициальным маршем-гимном Украинской армии даже стал модифицированный гимн Организации украинских националистов "родились мы в выдающееся время".

Между тем, еще в 2013 году, когда отмечалась 70-я годовщина начала событий на Волыни, стало ясно, что рано или поздно эта "мина замедленного действия" все равно сработает. Еще в 2008 году в Польше признали события на Волыни "этнической чисткой". В 2013 году только незначительная нехватка голосов не позволила Сейму признать т.н. "Волынский геноцид". Но тогда главным было сохранить евроинтеграционный курс Украины, поэтому в Варшаве не пошли на серьезные обострения. Опасений испортить польско-украинские отношения уже не было в 2016 году, когда 22 июля Сейм Польши принял решение назначить дату 11 июля "Национальным днем памяти жертв геноцида граждан II Речи Посполитой, совершенного украинскими националистами". Всем было совершенно очевидно, что Украина в условиях войны очень заинтересована в сохранении партнерских отношений с Польшей, поэтому не пойдет на зеркальные меры в ответ. Но главной прагматичной причиной действий Польши было не это, а изменение политической конъюнктуры и факт, что украинский вопрос снова стал фактором не только внешней, но и внутренней политики Польши.

В 2010-е гг. Польша стала другой. Власть современной Польши считает, что политическая конъюнктура полностью изменилась, и ее страна "крепко встала на ноги", получила мандат "полноправного представителя США в Центральной и Восточной Европе" и может открыто выступать против диктата Европейского Союза в вопросах иммиграции и внутреннего законодательства. Активная позиция Польши относительно противодействия "путинской экспансии" и поддержка Украины в борьбе с Россией укрепляет такой статус. Поэтому на "антипутинском фронте" Украина была, есть и будет стратегическим союзником Польши. А вот в отношении украинского национализма в его бандеровском варианте позиция постоянно будет усиливаться. Территория современной Украины и особенно ее западной части в силу исторической памяти и современной геополитической ситуации считается сферой влияния Польши. Власти Польши считают, что имеют право влиять на историческую политику Украины и прежде всего на историю польско-украинских отношений.

Однако, пожалуй, самой важной прагматичной причиной обострения польско-украинского исторического конфликта является факт, что украинский вопрос снова стал вопросом внутренней политики Польши. В Польше уже находится от 1,2 до 2 миллионов украинских заробитчан. И в ближайшие годы, по оценке польских властей, Польша будет нуждаться в еще нескольких миллионах украинцев, чтобы польская экономика продолжала расти. Такая ситуация полностью меняет этническую картину Польши и лишает ее статуса моноэтнической польской территории.

После Второй мировой войны в результате потери части территорий и массовых депортаций неполяков Польша стала практически на 100% польской. Сейчас власти Польши и польское общество явно не хотят повторения ситуации Второй Речи Посполитой, в которой национальные меньшинства составляли более трети населения. Среди них было до 5-6 миллионов этнических украинцев (15-16% населения всей Польши), которые проживали компактно. Многие украинцев-граждан Польши приняли участие в борьбе за украинскую независимость и вступили в ОУН и УПА. По мнению многих поляков, Бандера, Шухевич и их сторонники — граждане Польши, которые выступили против ее интересов, значит они — "предатели Родины", а не участники национально-освободительной борьбы.

Читайте также: Исторические войны. Польша выдвигает ультиматум Украине

Благодаря массовому приезду украинцев, Польша снова становится многонациональной страной, и украинцы уже в обозримой перспективе снова могут составлять те же 10-16% фактического населения страны, как и в 1920-1930-х годах. Этому способствует тот факт, что многие поляки только формально числятся польскими гражданами, а на самом деле часто десятки лет живут за ее пределами. И количество выезжающих из Польши поляков каждый раз растет. Поэтому массовая иммиграция в Польшу украинцев означает, что современная украинская историческая политика — это не только вопрос внутренней политики Украины и украинцев внутри Украины, но и вопросы, какие исторические и национальные взгляды будут у украинского этнического меньшинства в Польше, которое будет расти. И если в межвоенный период украинцы жили далеко от Варшавы в отсталых районах, то теперь они сосредоточены в ключевых регионах страны, и именно от них во многом будет зависеть дальнейший рост польской экономики.

В такой ситуации у власти Польши есть три варианта действий:

1. Установить порядок, согласно которому трудовой мигрант может находиться в Польше строго ограниченное время, а потом должен в обязательном порядке покинуть страну. При этом трудовой мигрант обязан неуклонно соблюдать польские законы и не допускать никаких националистических проявлений антипольской направленности.

2. Позволить постоянное проживание в Польше трудовых мигрантов и членов их семей при условии их полной интеграции в польское общество и преобразования в граждан Польши — "поляков украинского происхождения" в ментальном, языковом, религиозном аспектах.

3. Сознательно пойти на создание в Польше многомиллионной украинской общины с правом получения образования на украинском языке от детского сада до вузов. А также обеспечить развитие сети украинских партий и общественных организаций, украинских СМИ (печатных и электронных), украинского сегмента польского Интернета, украинских церквей, законодательно предусмотреть участие украинцев в органах государственной власти и местного самоуправления. Образно говоря, на равных правах к Белому Орлу на красном поле подселить Золотой Трезубец на синем фоне.

Совершенно очевидно, что последний вариант для Польши наименее приемлемый. Не стоит надеяться, что когда-либо любая польская власть позволит на своей территории массовые шествия с "бандеровской" символикой и под "бандеровскими" лозунгами, проведение любой антипольской, проукраинской пропаганды в любых ее проявлениях. Поэтому Польша будет продолжать отслеживать ситуацию и жестко реагировать на любые аспекты государственной политики Украины, которые будет считать враждебными. Ярким подтверждением этого стало принятие новой редакции Закона, регулирующего деятельность Института национальной памяти. В нем содержатся четкие негативные оценки идеологии Бандеры и его сторонников, что естественно вызвало острую негативную реакцию в Украине.

Читайте также — Рудяков: отмена безвиза для Украины — это только начало

Ближайшее будущее покажет, смогут ли Варшава и Киев сохранить хладнокровие и действовать сугубо прагматично — сотрудничать, где это выгодно обеим сторонам, и жестко, но цивилизованно отстаивать свои интересы там, где они не совпадают. В любом случае, недопустимо одной стороне одеваться в форму солдат и офицеров армии Пилсудского и Армии Крайовой, а другой стороне — в форму воинов Украинской Галицкой Армии и Украинской Повстанческой Армии и в XXI веке решать актуальные проблемы методами прошлых польско-украинских войн. Даже если они идут "на полях сражений исторической памяти".

Самое читаемое
    Темы дня