наверх
20.10.201802:04
Курсы валют НБУ
  • USD28.18+ 0.15
  • EUR32.32+ 0.07

Выход из СНГ и разрыв "Большого договора" с Россией: последствия

Украина: выход из СНГ, вход в НАТО, ожидание ЕС (391)

(обновлено: )1052150
Никакой практической пользы от денонсации, полной либо частичной, "Большого договора" нет, особенно сейчас. Значительная часть пунктов не выполняется или игнорируется обеими сторонами.

Денис Гаевский, экономист, политический аналитик

Инициатива Петра Порошенко о прекращении сотрудничества Украины со структурами СНГ и денонсации отдельных пунктов (что бы это ни значило) "Большого договора" с Россией была делом лишь времени, а не принципа. Дело в том, что киевские власти собственноручно загнали себя в очень узкую электоральную нишу и вынуждены бежать по коридору радикализации. Ситуация усугубляется приближающимися президентскими и парламентскими выборами, где соответствующему электорату придется "продавать" символические шаги вместо реально отсутствующих материальных благ.

Никакой практической пользы от денонсации, полной либо частичной, "Большого договора" нет, особенно в 2018 году – было бы еще понятно, если б этот шаг был осуществлен в 2014 году. Если беспристрастно изучить пункты "Большого договора", то становится очевидно, что в настоящее время он фактически не работает. Значительная часть пунктов не выполняется/игнорируется обеими сторонами, хотя зачастую инициатором разрывов межправительственных и межпарламентских соглашений с РФ, детализирующих "Большой договор", с 2014 года выступал Киев. Помимо пунктов о территориальной целостности (вопрос Крыма и Севастополя) и незаключения договоров, направленных против интересов другой стороны (стремление Украины в НАТО), игнорируются статьи, предусматривающие всестороннее развитие отношений в сферах экономики, финансов, предпринимательства и защиты инвестиций, военного и военно-технического сотрудничества, освоения космоса, науки, гуманитарной политики, спорта, здравоохранения, транспорта, энергетики, приграничного сотрудничества, борьбы с преступностью, межпарламентского взаимодействия, взаимодействия на международной арене. Денонсацией "Большого договора" разве что устранится правовая коллизия, когда для Киева Россия является одновременно и "государством-агрессором" и "стратегическим партнером", хотя последняя формулировка никоим образом не мешала Киеву в последние годы вводить санкции против РФ и разрывать ранее заключенные межправительственные договора в одностороннем порядке.

Несколько другая ситуация с выходом Украины из структур СНГ, поскольку данная организация не признала "российскую агрессию" (хотя, к примеру, недавнее признание Конституционным судом Молдовы контингента российских войск в Приднестровье "оккупационными войсками" не мешает сохранять Кишиневу место в СНГ). Вообще, ввиду того, что Порошенко намерен закрепить в Конституции Украины членство в ЕС и НАТО как стратегическую цель государства, разрыв с СНГ становится предельно понятным. Учитывая, что с 2014 года Украина направилась по прибалтийскому пути, не удивит, если будет скопирован опыт Литвы, в законодательное поле которой еще в начале 1990-ых были инсталлированы пункты о невозможности вступать в интеграционные объединения с участием РФ. Однако разрыв с СНГ будет иметь вполне конкретные неприятные последствия.

Читайте также: Выход из СНГ. Чтобы хлопнуть дверью, надо в нее войти — Дьяченко

Во-первых, социальными трудностями для украинских граждан, пребывающих в странах СНГ, а именно усложнением доступа к услугам здравоохранения, образования, пенсионного обеспечения, процедуры трудоустройства, непризнанием дипломов об образовании. Определенная часть украинцев не сумеет адаптироваться к изменившимся условиям пребывания в странах СНГ и будет вынуждена возвращаться в Украину, тем самым оказывая дополнительное давление на рынок труда и социальную инфраструктуру, увеличивая градус социально-политического недовольства в стране (что невыгодно украинским властям, которые, впрочем, никогда не славились рационализмом). Теоретически можно перезаключить договоры в двустороннем формате, однако это потребует времени и организационных ресурсов; cомнительно, что для МИД Украины это будет приоритетной задачей.

Во-вторых, сворачиванием беспошлинной торговли, а также введением дополнительных нетарифных ограничений в рамках правил ВТО. Объем экспорта товаров в из Украины страны СНГ (за исключением РФ, а также не входящих в ЗСТ СНГ Азербайджана, Узбекистана, Туркменистана) за 2017 год составил более $2 млрд (отдельные страны СНГ, прежде всего Белоруссия, порой использовались как "окно" на рынок РФ). Денонсация договора ЗСТ СНГ приведет к падению экспорта Украины в соответствующие страны на 10-15%, в абсолютных числах это несколько сотен миллионов долларов. 

В сущности, приходится еще раз констатировать, что украинская дипломатия совершенно отстранилась от продвижения экономических интересов Украины (с минимальной эффективностью также используются организации ГУАМ и ОЧЭС для продвижения экономических проектов). При этом украинский бизнес заинтересован в восстановлении позиций на привычных для себя рынках постсоветского пространства. Этот тезис подтверждается внушительными показателями роста торговли товарами и услугами Украины с РФ и прочими странами СНГ за 2017 год (на 22,2% и 18,6% соответственно) и начало 2018-ого. Сколько бы идеологические мотивы не пытались поставить выше экономического прагматизма, но частный бизнес всегда ищет более выгодные возможности. По этой причине политическую значимость все больше будут обретать неформальные посредники, способные ввиду налаженных связей открывать высокие кабинеты и в Киеве, и в других столицах стран СНГ, лоббируя интересы украинских товаропроизводителей. Частично эту функцию сейчас выполняют представители крупного украинского капитала, продолжающие "бизнес как обычно" с той же Россией, частично – Виктор Медведчук, спецпредставитель Украины по вопросам гуманитарного характера в минской Трехсторонней контактной группе, являющийся единственным украинским политиком, которому украинская власть разрешила осуществлять прямые авиаперелеты между Киевом и Москвой. А это наводит на мысль, что его мандат не ограничивается освобождением пленных и незаконно удерживаемых лиц, но и включает себя вопросы экономического лоббизма. Косвенно подтверждается это предположение вниманием к фигуре Медведчука западных СМИ Financial Times, Reuters, BBC, интересовавшихся не так давно его мнением относительно восстановления экономических отношений между Киевом и Москвой и спецификой многих международных вопросов в условиях новой Холодной войны.

Восстановление позиций Украины на рынках стран СНГ должно стать одной из приоритетных задач в следующем политическом цикле. Притом страны СНГ – ключевой рынок сбыта продукции украинского машиностроения с высокой добавленной стоимостью. Здесь необходимо заметить, что Украине жизненно необходима реиндустриализация (новая индустриализация) во избежание превращения в аграрно-сырьевой придаток стран развитого капитализма и необратимой деградации социальной сферы, но среди всего спектра политических сил эту идею продвигают разве что отдельные парламентские силы (прежде всего "Возрождение") и "Украинский выбор" Медведчука. Однако, повторимся, украинские элиты за годы независимости прославились умением с азартом пилить сук, на котором сидели долгие годы, сократив до минимума собственную "кормовую базу", потому теоретические умозаключения могут и не выплеснуться в практическую реализацию.

Самое читаемое
    Темы дня