наверх
27.05.201812:48
Курсы валют НБУ
  • USD26.11+ 0.03
  • EUR30.62+ 0.08

"Северный поток-2" и новая реальность для Украины

(обновлено: )411428
Эксперт по вопросам энергетики Валентин Землянский подчеркивает, что как член Европейского энергосообщества, Украина имеет полное право потребовать учета ее интересов при строительстве газопровода.

РИА Новости Украина — Радиостанция Голос Столицы

Верховная Рада призвала парламенты и правительства иностранных государств, а также мировое бизнес-сообщество не участвовать в подготовке, финансировании или лоббировании строительства магистрального газопровода "Северный поток-2". За принятие соответствующего постановления проголосовали 266 депутатов.

Парламент призвал сделать все возможное для полного запрета строительства "Северного потока-2", а также безотлагательно провести консультации между правительством Украины и Европейской комиссией о недопущении реализации проекта. 

Тем временем "Северный поток-2" предусматривает строительство и работу двух линий газопровода общей мощностью 55 млрд кубометров газа в год от побережья России через Балтийское море в Германию. 

Услышат ли западные партнеры призыв Верховной Рады, в эфире радиостанции Голос Столицы спрогнозировал эксперт по вопросам энергетики Валентин Землянский.

Как Вы расцениваете обращение украинского парламента — это политическая декларация или защита национальных интересов?

— В том формате, в котором прозвучало это заявление, это, наверное, все-таки больше политическая декларация, нежели конкретное решение вопроса. Две позиции, которые могла бы отстаивать Украина, и на которые могла бы делать акцент. Украина находится в фарватере на сегодняшний день Вашингтона, и соответственно, позиция Вашингтона озвучивается в том числе и со стороны Украины. Для украинских интересов есть два очень важных момента. Первый момент — Украина является постоянно действующим членом Европейского энергосообщества. Как член энергосообщества, Украина имеет полное право потребовать учесть ее интересы при строительстве "Северного потока-2". Потому что как члена Европейского энергосообщества, ее интересы ущемляются при реализации этого проекта. 

Это и есть требование — то, что депутаты декларировали сегодня?

— Нет, это… Еще раз, это политика. Это не голосуется, но я Вам приведу пример. В дореволюционные времена, при старом режиме, когда, по-моему, Юрий Бойко был министром энергетики, вот в адрес секретариата энергосообщества было направлено два или три письма. То есть это — сугубо такая бюрокартическая работа, не пиар. Были направлены письма с требованием приостановки реализации проекта "Южный поток", как проекта, который ущемляет экономические интересы Украины именно как члена энергосообщества. Поэтому в данном случае это тот вопрос, который должен был решаться на уровне письма "Нафтогаза" в адрес Европейского энергосообщества. То есть мы требуем защитить свои права. А когда это принимается на уровне Верховной Рады, причем с громкими политическими заявлениями, понятно, это можно расценивать только как политическую декларацию. И второй очень важный момент, о котором мы должны говорить, это мы говорим о том, что Украина ничего не предлагает взамен, помимо всего прочего. То есть если проводить параллели между "Северными потоками", первым и вторым, и украинской ГТС, абсолютно понятно, что логистически и с экономической точки зрения "Северные потоки" — более привлекательны.

Что может Украина предложить взамен?

— Мы же прагматично подходим к вопросу. Мы же оставляем политические лозунги за скобками. Мы говорим сейчас о деньгах. Речь идет о том, что для Европы проекты "Северный поток-1" и "Северный поток-2" являются коммерческими проектами, на которых европейские компании будут зарабатывать. То есть те деньги, которые сейчас получает Украина за транзит газа, они будут платиться, делиться между "Газпромом" и пятью участниками, там всем будет хорошо. Это во-первых. Во-вторых, экономические затраты будут ниже. Потому что они и экологически, и технологически более совершенные — "Северные потоки", все-таки они посвежее постройки, чем украинская ГТС. Мы бы могли предложить трехсторонний формат взаимоотношений, о котором говорилось, извините, страшно сказать, более 15 лет назад, когда речь шла о создании трехстороннего газотранспортного консорциума, который был тогда благополучно торпедирован. То есть сейчас, если возвращаться к этому вопросу, боюсь, что поезд уже ушел. Но, в принципе, это позволяло бы сказать, что, господа, давайте обсуждать экономику, давайте обсуждать цифры. И конечно, без политического фактора взаимоотношений между Киевом и Москвой здесь не обойдется. Потому что, если бы Украина сказала о том, что мы идем по пути деэскалации взаимоотношений между Киевом и Москвой, то есть снижения градуса политического напряжения, урегулирования ситуации на востоке страны, безусловно, это был бы позитивный сигнал для Европы.

Читайте также: Соцсети: "Северный поток — 2"? Не тех дипломатов Порошенко выслал…

То есть это Украина должна налаживать отношения с Москвой, чтобы решить вопрос с "Северным потоком"?

— Извините, а Украина выходила на прямые переговоры с Россией?

Вы говорите, что это должен делать "Нафтогаз"?

— Нет, Вы меня неправильно поняли. Когда мы говорим о сегодняшнем заявлении, которое было принято Верховной Радой, мы говорим об этом, как о политической составляющей. Когда мы говорим об урегулировании взаимоотношений, то, что может предложить Украина, вот здесь мы говорим в том числе и о политике. Потому что, если Верховная Рада выходит с критикой "Северного потока-2", еще раз, кроме как политической декларацией это назвать нельзя. 

На каком уровне Украина должна решать вопрос с "Северным потоком"?

— Это комплексное решение. Но ведь "Газпром" тоже не один работает с Европой, с ЕС, за ним стоит мощный дипломатический корпус РФ. И переговоры ведутся не только на уровне глав компаний, а на уровне глав правительств, на уровне глав стран. Вот так вот это решается. То есть я говорю о том, что когда мы решаем проблему "Северного потока" глобально, не с точки зрения, что нас обижают, с точки зрения громких заявлений, а с точки зрения реализации проектов, то нужно говорить о том, что необходимы в том числе и сигналы о политическом урегулировании конфликта между Киевом и Москвой. Я говорил об этом.

Процедура отбора международных партнеров для совместного управления украинской ГТС могла быть стать альтернативой или нет? Возможно, это нужно было сделать раньше?

— Ну, это нужно было делать раньше. Сейчас для европейских компаний это сугубо коммерческий проект, с чем нельзя не согласиться. То есть речь идет о том, что европейские компании отгрызут себе самый лакомый кусок. То есть если, допустим, объемы транзита по территории Украины сокращаются, значит, соответственно, будет работать какая-то часть украинской ГТС. Вот на нее с удовольствием пойдут в работу европейские компании, потому что они тогда заработают не только на "Северном потоке-2", но они еще заработают и здесь. Потому что они получат и доходы от транзита, и поучаствуют в модернизации, а как это происходит — мы знаем. Выдаются кредиты, на которые потом закупается оборудование и работы как раз у тех компаний, которые эти кредиты выдали. 

Предпосылки для применения к "Газпрому" антимонопольного законодательства существуют?

— Опять же таки, в каждой стране действует свое антимонопольное законодательство. Вот здесь нужно смотреть в каждом конкретном случае, является ли "Газпром" монополистом, потому что, по большому счету, "Газпром" занимает треть европейского рынка, и речь о монополии пока не идет, потому что в каждой стране есть свои условия. Более того, даже если речь идет о монополизме, он просто ограничивается законодательно. А законодатель принимает свод правил, который компания, которая считается монополистом, должна выполнять.

Глава "Газпрома" не так давно сказал о том, что транзит газа через Украину сократится в 10 раз при реализации этих двух проектов.

— Это любимая песня "Газпрома": у вас ржавая труба, мы ничего качать не будем. Ну, понятно, это такое же политическое заявление как с нашей стороны по "Северному потоку-2". Транзит будет. Но он будет не в тех объемах, как он есть сейчас. То есть речь идет об объемах порядка 30 млрд кубометров в год против сегодняшних больше 90 млрд, по прошлому году — 90 млрд кубометров. Вот речь идет об этом. Потому что все равно украинская ГТС будет выступать в качестве балансирующего механизма для евразийской ГТС, то есть сюда включается и Россия, и ЕС.

В целом объем прокачки через украинскую ГТС составляет около 150 миллиардов?

— 140. Это такой теоретический максимум. Мы можем в год прокачивать 140 млрд кубов.

Тем временем, юрист-международник Виталий Власюк в эфире "ГС" отметил, что у Украины нет юридических механизмов для блокирования "Северного потока-2". Он также заявил, что преграды для строительства "Северного потока-2" вполне могут найтись в будущем, и тогда реализация проекта прекратится. 

Самое читаемое
    Темы дня