наверх
17.10.202114:05
Курсы валют НБУ
  • USD26.89+ 0.03
  • EUR31.83+ 0.14

Суд над Муравицким. Фемида с завязанными (Порошенко) глазами

Несвобода слова. Арест Муравицкого и обыски в "Стране" (338)

(обновлено: )474510
В четверг в Житомире состоялось заседание по делу оппозиционного журналиста Василия Муравицкого в новом составе судебной коллегии. Как и прежде, все аргументы линии защиты оказались полностью проигнорированы.

Николай Лаврентьев, РИА Новости Украина, Житомир

"Неслыханная свобода слова", о которой президент Петр Порошенко говорит едва ли не в каждом своем интервью, продолжает косить ряды украинских журналистов. В стране, где критика власти в СМИ приравнивается к государственной измене, приверженность настоящим европейским ценностям измеряется количеством посаженных за решетку представителей масс-медиа.

Суд по делу оппозиционного журналиста Василия Муравицкого в Украине постепенно превращается в затяжной сериал с элементами фарса. Блоггер, задержанный еще прошлым летом по обвинению в госизмене по сей день пребывает в неведении относительно своей дальнейшей судьбы. Не прояснило ситуацию и очередное судебное заседание, которых с августа было больше десятка. Промежуточный вердикт, над которым служители Фемиды в чета о работали более трех часов неутешителен — уже новый состав суда продлил меру пресечения Муравицкому еще на два месяца.

Мнения разделились

В здании Королёвского районного суда Житомира в четверг вечером яблоку негде было упасть. Проверяя документы на проходной, девушка-офицер, была изрядно удивлена, почему среди всех назначенных к рассмотрению дел, посетителей интересует только дело Василия Муравицкого.

Суд по делу Муравицкого

Не удивительно, что перед началом заседания на втором этаже суда собралась довольно внушительная компания. Нет, здесь не было активистов-фриков с красно-черными флагами или людей с плакатами в поддержку журналиста. Но по обрывкам разговоров можно было понять, что публика разделилась на два лагеря — немногочисленных сторонников и явных противников.

"Защите по делу Муравицкого будет очень тяжело", - говорит житомирский журналист Сергей Форест. "Думаю, что со стороны власти идет давление на судей — они будто зомбированы, отбрасывают любые аргументы адвокатов. Есть надежда только на то, что в Украине поменяется политический климат и тогда журналист будет оправдан".

"Муравицкий работал с российскими спецслужбами во время войны, ездил в неподконтрольные Украине зоны, делал репортажи", - заявляет один из активистов-патриотов. "Его деятельность — это измена родине"

Хотя были и те, кто занял подчеркнуто нейтральную позицию. Как, например, замглавы Житомирской организации Союза журналистов Николай Рой, который хоть и не разделяет взглядов Муравицкого, искренне не понимает, почему за его коллегу взялись настолько серьезно.

"То, что происходит с Муравицким — это какой-то абсурд. Не понимаю, как можно обвинять человека в том, что он изменил Украине только потому что печатался в российских изданиях и выразил свое мнение… Да, я не разделяю его убеждений, но судить человека за его взгляды, да еще и так строго — это перебор. Отрывать человека от семьи, от новорожденного ребенка — это как-то не по-людски, не по-украински. Что ж, власти не нравится, когда говорят о ее просчетах", — заявил он.

Повторить Саакашвили 

Заметное оживление в рядах пришедших вызвало неожиданное появление в коридоре Василия Муравицкого. Его, еще больше похудевшего с последнего заседания ведут под руки сразу четверо конвоиров. Хотя, даже в такой ситуации арестант, кажется, не теряет чувства юмора. 

"Условия содержания чуть лучше, чем раньше, хотя температура в камере всего лишь двенадцать градусов. "Моржую", можно сказать", — заправляя чёрную вышиванку в ставшие большими джинсы. "Читаю разные кодексы, но до сих пор не понял, в чем мое преступление. Это какое-то безумие. Кстати, на днях смотрел новости и видел, как за похожую статью депортировали Саакашвили. Если грузина выгнали в Варшаву, то я согласен только на Монте Карло…".

Вместе с тем, журналист заверяет, что даже за решеткой чувствует поддержку соратников — незнакомые люди присылают письма, посылки, поддерживают, кто как может.

Читайте также: Журналист Муравицкий на суде: "мне некуда бежать, я украинец"

Пока Муравицкий делится впечатлениями от пребывания за решеткой, о своей миссии на суде вспоминают ура-патриоты. Хотя, по-настоящему идейных здесь мало. Гораздо больше тех, кого называют "проплаченным активом" — их запросто можно увидеть на других подобных мероприятиях, организованных властью. Активисты, среди которых много обычных бабушек-пенсионерок, идеально воспользовались заминкой, и пока суд ожидал припозднившегося прокурора набросились на подсудимого.

"Лучше расскажи, как ты работал на Москву!", "Предатель, чей Крым? Чьи войска на Донбассе?", "Сними вышиванку!", "Тебя надо в Сибирь отправить!" — в какую-то минуту суд превращается в настоящий базар. Полиция традиционно не вмешивается, так что драку между сторонниками и противниками Муравицкого удаётся предотвратить только после вмешательства судьи.

Научим, как родину любить 

Хотя, присутствие служителей Фемиды действует лишь отчасти. Новый всплеск негодования патриотов вызывает то, что адвокат Муравицкого обращается к суду на русском языке.

"Кажи державною мовою (государственным языком – Авт.)", — не унимаются активисты даже после того, как адвокат указывает суду на законное право вести защиту, так как ему заблагорассудится.

В зале заседаний появляются несколько коротко стриженных парней. Это представители местной ячейки "Нацкорпуса". Судя по выражению лиц, эти парни готовы каждому здесь рассказать, как нужно родину любить. Поэтому решение суда отклонить ходатайство защиты о том, чтобы выпустить Муравицкого в стеклянной клетки-аквариума не удивляет. Формулировка "ради его же безопасности", кажется, более чем оправдана. Равно как и то, что на заседания к журналисту, по его же просьбе, не приходит молодая жена Ольга…

Аргументы бессильны

Понимая, что выбор помещения для рассмотрения дела был неправильным, а комнатка "пять на пять" вряд ли выдержит накала эмоций, суд переносит заседание в более просторный зал. Хотя, перемена места почти никак не влияет на процесс рассмотрения дела. Новый состав суда, как и предыдущий с завидным постоянством отклоняет ходатайства защиты и принимает во внимание линию обвинения. Муравицкий показывает судьям письмо-прошение об освобождении, подписанное 25-ю депутатами Европарламента — Фемида говорит, что без перевода на украинский оно ничего не значит. Адвокат заявляет, что Amnesty International признала журналиста узником совести — судьи делают вид, что не слышали о такой организации. Остается без внимания и последние козыри защиты. Первый — Муравицкого обвиняют в сотрудничестве с РФ, но Украина не прерывала с этой страной торговых отношений. Второй — журналист печатался в ДНР-ЛНР, но официальная власть, включая Житомирскую прокуратуру, не признавала республики террористическими организациями.

Видя, что и железные аргументы не действуют на судей, Муравицкий, по своей природной наивности, пытается убедить их с помощью эмоций: "Уже полгода я не могу понять где я нахожусь, в тюрьме или в каком-то кошмарном сне. Это Украина или какое-то Сомали? Признанные диктаторы в мировых странах не сажают в тюрьмы журналистов по таким статьям. Даже диссидентов в советское время не обвиняли в госизмене…"

Еще на два месяца

Но суд неумолим. Без удовлетворения остается и ходатайство адвокатов об изменении меры пресечения для Муравицкого с содержания под стражей на круглосуточный домашний арест.

Мотивируя вердикт тем, что журналист может воспользоваться свободой для побега из Украины, суд принял решение оставить его за решеткой еще на два месяца — до 15 апреля

"Мы еще раз увидели, насколько политизировано это дело", - говорит адвокат Муравицкого Андрей Доманский. "Закрывая глаза на ошибки стороны обвинения, суд способствует тому, чтобы придать законности делу, сшитому на скорую руку. Уже с августа Муравицкий находится в Житомирском СИЗО, в ужасных условиях, которые сравнимы с пытками. О чем говорить, если журналисту постоянно напоминают о том, что он сидит в том же месте, где в сталинские времена находился под стражей его прадед, в последствии полностью реабилитированный". 

Самое читаемое
    Темы дня