наверх
11.12.201823:23
Курсы валют НБУ
  • USD27.71- 0.06
  • EUR31.53- 0.20

Поздравьте меня с праздником, а я - вас

(обновлено: )32260
Праздники – это ведь чаще всего просто знаменательный повод. Знак равенства между идеей и социальным статусом в Украине многими ставится в принципе... и в красные, и в черные дни календаря.
Цветы. Архивное фото

Максим Никитченко

Парные гендерные праздники 23 февраля и 8 марта десятилетия подряд разделяли народ на тех, кому пришла очередь поздравлять, и, соответственно, тех, кому приспело время принимать сезонные поздравления. Не то чтобы этот механизм вращающихся дверей полностью разобран, нет. Еще вращается. Но его деликатное звучание, напоминающее то ли хруст скручиваемых водочных "колпачков", то ли тягучие "поцелуи" откупориваемых бутылок красного полусладкого – это звучание все явственнее заглушается стуком пневмомолота, вколачивающего сваи между теми, кто празднует и кто не празднует вообще.

По одну сторону – там, где пока еще празднуют, – все более-менее просто, без изысков. Традиция, "оставьте-нас-в-покое-это-нормальные-человеческие-праздники" и т.д. Противоположная сторона куда как изобретательнее. Концептуальнее. Фундаментальнее. Казалось бы, довольно декоммунизации, "ленинопада" и изящного переименования улицы секретаря Московского горкома князя Дмитрия Донского в улицу "интегрального националиста" Дмитрия Донцова. Казалось бы, но нет. Не достаточно. Докапываются до корней, до родословной, до социального генома, так сказать. На смену февральским и мартовским X- и Y-хромосомам пришла другая генетика.

Когда 23 февраля появилась новость о криворожском параде под красными знаменами, кое-кому мало было сказать о "метастазах совка", о "щупальцах" и еще о чем-то таком же – мясисто-хирургическом. Виталий Гайдукевич с "5 канала", глядящий сквозь рафинированные интеллигентские стеклышки на гостей своего ФБ-аккаунта, погрузился глубже. "Совок", в конце концов, звучит даже как-то нейтрально. Или хотя бы амбивалентно. Вот, например, может престарелый профессор быть "совком"? Может. И рабочий-бюджетник. И бывший партократ, выбившийся в бизнесмены. Я уж не говорю о том, что, по версии "Луркоморья", сама "совковая" дефиниция родилась, когда кто-то из компании Александра Градского, "дедушки русского рока", хлебнул портвейна из соответствующего бытового инструмента. Рок-н-ролл, портвейн – здесь вообще все достойно (впрочем, после Вятровича с Цоем ни в чем нельзя быть уверенным). Вот и бог с ним, с этим недостаточным амбивалентным "совком". Рафинированный национальный интеллигент Гайдукевич говорит без экивоков: "Тріумф люмпенізованого бидла", "Нові пролетарії, яким подавай ‘сватів’, ‘рос попсу’ і ‘це також наша історія’".

И праздники – это ведь так, просто знаменательный повод. Знак равенства между идеей и социальным статусом на Украине многими ставится в принципе. Тотально. И в красные, и в черные дни. Идея как знак, как выражение кастовости. Ты не то отмечаешь по праздникам, ты не то думаешь в будни – и все потому, что ты сам "не тот". И не просто "не тот", как в ряду треугольников "не тем" оказывается ромб. Не просто "другой". Нет, не другой. Некачественный. Второсортный. Низший.

Строго говоря, где-то можно было бы очень осторожно согласиться с тем, что "парни из рабочих кварталов" едва ли будут массово замечены среди поклонников Ларса фон Трира (кстати, плебея, самовольно добавившего к своей фамилии аристократическую приставку). Но речь ведь не об этом. Не о высокой и массовой культуре. Смотри себе "Трансформеров" – и слова худого тебе никто не скажет. А если еще в украинском переводе, а не в формате русскоязычной "экранки" – так ты вообще в одном шаге от элитарного клуба. Речь о том, что в политически (не эстетически, а политически) – неправильную сторону может смотреть только человек низшего качества. Вот в чем пафос. Тут черта с два разберешься, где начало, где конец, но в этом кольце уже намертво сплавились политическая и человеческая второсортность. Политическая сомнительность и человеческая, социально-генетическая червоточина. Но и это ещё не вся картина. Можно обойтись и без политики, чтобы определить, где свой, а где чужой.

В последнее время Украину сильно качнуло в сторону животно-биологическую – даже в том, что касается чисто общественных, человеческих отношений. Россияне не перестают смущать своими "скрепами". И все же там еще – какой-никакой – просматривается хоть какой-то "тонкий план". У нас жирной струей льется что-то уж совсем анималистическое. Сплошной "телесный низ". Все пытаемся разобраться, кто с кем спаривался, кто в кого кончал и кто от кого рожал. Страшный довод в холиварах с россиянами: "Вы не славяне! Не Русь! Мордва, монголы, Орда. Изыдите, корявые человеческие заготовки!" Ненависть к угро-финно-монголам не мешает геополитически целоваться в десны с угро-финнами из Эстонии и собственно из Финляндии, а также носить китайский – монголоидный – ширпотреб. Но в идейных баталиях – нет, здесь украинский патриот, – это настоящая белокурая славянская бестия. Ни один гад из-за Урала не заползет.

Смотрите также: 8 Марта: что хотят женщины и что дарят мужчины

Дело, однако, этим не ограничивается. Как я уже сказал, животное начало жирными складчатыми потоками, как навозная жижа, перетекает и в другие области. Удобренный этим торжествующим "телесным низом", на Украине цветет социал-дарвинизм. Нам мало уже делиться на чистых и нечистых в пещерном, берложьем, животном смысле. Мы активно занимаемся делением – распадом, так сказать, – на талантливых и нет; на тех, кто "создает капитал", и тех, кто не создает и должен поэтому быть сильно благодарен, что ему (ей, им) разрешают коптить небо, – ну, те разрешают, которые создатели.

Помню, как это всколыхнулось, когда пришла новость о смерти в зоне АТО Василия Слипака. "Мойщик машин застрелил оперного певца!" Не враг, не оккупант, допустим даже, нет. Untermensch, заклейменный даже не биологически (что само по себе смердело бы к небесам), а социально. К слову сказать, о покойном Василии Слипаке вспоминает и Гайдукевич. Было бы странно, если бы не вспомнил.

В те дни, когда ФБ-патриоты оплакивали Слипака и проклинали его убийцу, особо нажимая на его предполагаемую родословную, я сказал себе: "Те, кто ставит клеймо мойщика, парковщика, уборщика на враге (щелкая пальцами, подбирая слово похлестче, поязвительнее), – они готовы поставить такое же клеймо на своем. Завтра. Позже. Или уже сегодня. Короче, когда понадобится. Да и какой он ‘свой’ – этот теперь уже украинский мойщик машин? Не создающий капитала. Коптящий небо. Небось, слушающий шансон и смотрящий каких-нибудь ‘Ментов’. Круг замыкается".

Вот он и замыкается и замыкается, от раза к разу, от случая к случаю, от праздника к празднику. Не конфликтом на Востоке это новейшее отечественное издание социал-дарвинистских бредней было порождено. Но уж тиражности этим бредням конфликт на Востоке прибавил точно. Как же! В муках рождается Украина, очищенная от всех видов "шлака" – этнического, политического, интеллектуального, социального, культурного. Конечно, мойщики, уборщики, официанты и прочие будут нужны и новой Украине. В промежутках между хабами, стартапами и коворкингами. Когда она, эта новая Украина, немного усталая от перелета на бизнес-джете и ночного брэйн-сторминга, выйдет из-за тонированных стекол своего авто и отдаст ключи кому-то из этих… как их? из сограждан, которые коптят потолок подземного гаража. Так что не расслабляемся, унтерменши. Отпраздновали – и работать. Хоть как-то оправдывать свое существование.

Самое читаемое
    Темы дня