наверх
19.11.201810:11
Курсы валют НБУ
  • USD27.75- 0.02
  • EUR31.49+ 0.09

Антикоррупционный суд: Порошенко выжмет из ситуации все

Политический кризис: страна в тупике (211)

(обновлено: )1275150
Тактика президента Украины в вопросе создания антикоррупционного суда достаточно прозрачна – если не удастся заполучить рычаги влияние на суд новой юрисдикции, то процесс необходимо максимально затянуть.

Денис Гаевский, экономист, политический аналитик

Тема запуска работы антикоррупционного суда по-прежнему не сходит с первых полос СМИ. К этому вопросу подключились даже международные финансовые институции в лице МВФ и Всемирного банка, раскритиковавшие внесенный Петром Порошенко в Верховную Раду законопроект о Высшем антикоррупционном суде. В частности, МВФ требует от Киева выполнения рекомендаций Европейской комиссии за демократию через право при Совете Европы (Венецианской комиссии) и предоставления права представителям международных доноров Украины по антикоррупционным вопросам блокировать назначение недобропорядочных судей. 

Правда остается открытым вопрос, как создание антикоррупционного суда согласуется со статьей 125 Конституции Украины, где сказано, что "создание чрезвычайных и особых судов не допускается". Вопрос, понятное дело, риторический, ибо воинствующее невежество и правовой нигилизм давно стали базисной составляющей государства и люмпенизирующегося общества.

В сущности, западные институции предлагают бороться со следствием, а не с экономическими и социальными причинами, порождающими коррупцию. Опыт стран Евросоюза подсказывает, что имеется прямая зависимость между степенью деиндустриализации и уровнем коррупции. Согласно доклада Transparency International "Люди и коррупция: Европа и Центральная Азия – 2016", в топ-5 наиболее коррумпированных стран ЕС, помимо выпадающей из "списка деиндустриализации" Италии (но об итальянской мафии слышали, пожалуй, все) входят Болгария, Греция, Румыния, Венгрия. Украина, вполне очевидно, опережающими темпами избавляется от "преступного"советского наследия в виде промышленности и стратегической инфраструктуры, превращаясь в "сельскохозяйственную сверхдержаву" имени экс-посла США в Киеве Джеффри Пайетта, а потому продолжит находиться на первых строчках в европейских рейтингах восприятия коррупции.

Кроме того, не стоит забывать, что западные круги, которых абсолютно не интересовал вопрос борьбы с коррупцией в Украине более 20 лет, стали учителями и вдохновителями украинских элитариев в части коррупции с первых же лет независимости. Потому становится понятно, что обилие созданных в последние годы с подачи Брюсселя и Вашингтона антикоррупционных структур, поглощающих немалые бюджеты, – это о том, чтобы сделать украинские "верхи" куда более покладистыми и продолжить размывание суверенитета Украины. 

Если бы евроатлантические структуры действительно были бы заинтересованы снизить уровень коррупции в Украине, то они, как минимум, предоставили бы информацию о транзакциях "лопнувших" с подачи Гонтаревой и Ко коммерческих банков (инспирированный верхушкой регулятора "банкопад" стал одной из наибольших афер последних лет, что обошлось украинским налогоплательщикам в сотни миллиардов гривен). А также акцентировали бы внимание на перезапуск формально существующей, но реально не функционирующей Счетной палаты.

Читайте также: Антикоррупционный суд. Эксперты: народ хочет справедливости

Тактика президента Украины в вопросе создания антикоррупционного суда достаточно прозрачна – если не удастся заполучить рычаги влияние на суд новой юрисдикции, то процесс необходимо максимально затянуть, по возможности до плановых президентских выборов 2019 года (во избежание доведения до вынесения приговоров гипотетических коррупционных дел среди своего окружения, что может окончательно обрушить и без того крайне невысокие рейтинги). В принципе, с момента голосования в первом чтении до запуска антикоррупционного суда может пройти не один год: на каждом этапе многое можно попытаться "порешать", а под конец попробовать завести в судейский корпус "правильных" людей, обеспечив им гигантские по украинским (и в целом восточноевропейским) меркам заработные платы (примерно такие же, как у судей "реформированных" Конституционного суда и Верховного суда, крайне сервильных к правящей верхушке).

Вероятнее всего, Петр Алексеевич попробует обменять голосование в Раде за антикоррупционный суд в первом чтении на возобновление кредитования со стороны МВФ, Всемирного банка, ЕС, без чего расплатиться по внешним госдолгам, а также обеспечить выполнение имиджевых и социальных программ для электората в предвыборный год будет практически невозможно. В 2016 году, напомним, торги вокруг экс-главы Генпрокуратуры Виктора Шокина, увольнение которого разблокировало транш от МВФ в размере $1 млрд, прошли успешно. Но захотят ли ныне внешние игроки, испытывающие явное недовольство киевскими властями, платить за процесс, а не за результат – большой вопрос.

Читайте также — Украина: ни мира, ни войны, ни закона. Эксперты подвели итоги недели

Не меньший вопрос в том, какой следующий орган с прилагательным "антикоррупционный (-ая, —ое)", потребуют создать "люди с хорошими лицами", когда убедятся в том, что наличие антикоррупционного суда не решит декларируемые задачи. Неужели антикоррупционный парламент и антикоррупционное правительство?

Самое читаемое
    Темы дня