наверх
24.04.201815:18
Курсы валют НБУ
  • USD26.13- 0.05
  • EUR31.97- 0.25

Почему Польша, "адвокат" Украины в ЕС, стала "прокурором"?

Дружба Украины и Польши разбилась об закон о Бандере (547)

(обновлено: )1552250
По мнению польских экспертов, у правительства Польши есть некая программа действий в отношениях с Украиной по установлению исторической правды. И вряд ли она миролюбива.

Валерий Песецкий, заместитель директора Украинского центра социальной аналитики

В следующем году исполняется 75 лет кровавой Волынской резне. Польская власть намерена эту годовщину гибели соотечественников сделать не только годом национального траура, но и определенной политической технологией. Масштабы трагедии безусловно впечатляют и по сей день.

В ходе проведённого в Польше специального исследования "Карта" было установлено, что в результате действий УПА-ОУН(б) и СБ ОУН(б), в которых принимала участие часть местного украинского населения и порой отряды украинских националистов других течений, число погибших на Волыни поляков составило не менее 37 000 человек, у которых были установлены имена и места гибели. Кроме того, тем же исследованием было насчитано от 13 500 до более чем 23 000 поляков, обстоятельства гибели которых не выяснены.

В целом историки солидарны в том, что жертвами резни только на Волыни стало не менее 30-40 тысяч поляков, вероятностные оценки некоторых специалистов увеличивают эти цифры до 50-60 тысяч, а с учётом других территорий число жертв среди польского населения достигло в тот кровавый период 75-100 тысяч человек.

Эпоха, когда Украина считала "вечным" примирение между народами, зафиксированное при президентстве Леонида Кучмы и Александра Квасьневского по формуле "прощаем и просим прощения" канула в Лету. И, похоже, безвозвратно. Последние годы официальная Варшава встала на позицию "исторической справедливости". Причем не только в отношении Киева и его "бандеровцев", но и той же Германии. К которой нынешние польские власти готовы выставить многомиллиардный счет за ущерб, нанесенный Польше во время Второй мировой. Кроме собственно борьбы за мифическую историческую справедливость, восстановление которой, увы, никого не воскресит и даже никого из расстрельников-висельников не накажет, в силу естественных физических причин, такой подход оказался в Польше очень даже политически прагматичным. Потому как позволил нынешней правящей партии "Право и справедливость" стать лидером симпатий польских избирателей не только в нынешнем избирательном цикле, но и в следующем, который начинается в этом году с выборов в местные органы самоуправления. А в 2019-м продолжится выборами в Сейм. Однако на этом поле у ПиС есть уже серьезный ультраправый конкурент, парламентская партия Kukiz'15.

Последняя изо всех сил пытается примерить на себя "майку лидера" в вопросе "исторической справедливости". В особенности с Украиной.

Именно в силу этих причин новый премьер Польши Матеуш Моравецкий в первый же день утверждения в должности заявил, что отношения с Украиной необходимо строить на исторической правде, а такие события как "геноцид на Волыни" забывать нельзя. Фактически подтвердив перед избирателями неизменность позиции ПиС. По мнению польских экспертов, подобное заявление может означать, что у правительства Польши есть некая программа действий в отношениях с Украиной по установлению этой самой исторической правды. И вряд ли она будет миролюбивой.

Официальный Киев, который в прошлом году стал обрастать "врагами" в ЕС, прежде всего благодаря своему упрямству в откровенно дискриминационном законе об образовании, в конце 2017-го сделал все, чтобы не потерять Варшаву. Не дать ей повода примкнуть к наметившемуся антиукраинскому союзу Венгрии и Румынии. Тем паче, что в самом Евросоюзе объявили о возможности потери Украиной безвиза. Что делает критичным утрату Польши в качестве друга и "адвоката". Так на Банковой сделали все, чтобы визит польского президента в Харьков, который был на грани отмены, состоялся. Естественно за счет серьезных уступок Киева Варшаве. Прежде всего в "могильном вопросе", который в силу последних событий, связанных со взаимным надругательством над польскими в Украине и украинскими в Польше могилами воинов освободительных армий, стал особенно актуальным.

Читайте также: Львов наш? Гибридная полувойна между Киевом и Варшавой

Готовность к унижению и уступкам украинский президент продемонстрировал с самого начала визита своего польского коллеги, когда вопреки протоколу и этикету, бросился по трапу в самолет к Анджею Дуде и чуть не коленопреклоненно встретил последнего. Уже в тот момент многим независимым наблюдателям стало понятно, что Петр Алексеевич готов к капитуляции в вопросах "исторической справедливости". И она последовала на совместной пресс-конференции президентов.

Так, в частности, отвечая на вопрос журналиста о том, как будут восстанавливаться украинские надгробия в Польше, Анджей Дуда пояснил, что восстановлению будет предшествовать эксгумация. Последняя должна не только подтвердить факт захоронений, но и установить, кто реально похоронен и дату смерти покойных. Потому как в Варшаве полагают, что разрушению подвергались памятные знаки, под которыми никто на самом деле не похоронен. А потому нет оснований у Киева утверждать о надругательстве над могилами украинцев.

Однако есть исторический нюанс, который говорит о том, что украинский президент в своих неформальных договоренностях с польским коллегой сдал эту тему в пользу Варшавы.

В отличие от регулярных армий, воинов УПА хоронили в гражданском, без каких-либо отличительных знаков, которые бы подтверждали принадлежность к повстанцам. А значит корректно выполнить требование Варшавы невозможно.

Фактически поляки получили лазейку для того чтобы игнорировать требования Киева о восстановлении украинских надгробий. С молчаливого согласия Петра Алексеевича. Как она будет дальше расширяться, чтобы удовлетворить растущие в Польше антиукраинские настроения мы, вероятно, узнаем уже в ближайшее время.

На той же пресс-конференции Порошенко объявил о новой договоренности в "могильном вопросе". Так, по инициативе польской стороны будет повышен уровень двусторонней комиссии по вопросам захоронений. Теперь ее возглавят вице-премьеры: с украинской стороны – Павел Розенко, а с польской – Петр Глинский. Теперь, по прогнозам польских экспертов, у Варшавы появится возможность жестко привязывать любые совместные экономические проекты, военную, финансовую и прочую поддержку Украины к вопросам гуманитарным. Прежде всего в сфере истории. И, естественно, в редакции Варшавы. Что, безусловно, является еще одной сдачей Петром Алексеевичем украинских интересов в сфере совместной с Польшей истории.

Анджей Дуда харьковскими договоренностями создал очень удобные позиции для ПиС на польском внутриполитическом рынке накануне начала избирательной компании в органы местного самоуправления.

Впрочем, по мнению польского экспертного сообщества, Варшаве теперь нужно переходить от "могильной темы" в украинском вопросе к более практичной и актуальной. Начать продавливать Киев в вопросе начала процесса реституции. В Польше, да и не только в ней, уже готовы сотни тысяч исков о возврате полякам их собственности на территории современной Украины, которая была утрачена в результате пакта Молотова-Риббентропа. Последний, как известно, Киев недавно публично и официально признал незаконным. А потому открыл дорогу к наведению на территории прежде всего Западной Украины настоящей "исторической справедливости" в польском исполнении. Тем более, что вопрос можно поставить в плоскости евроинтеграционных устремлений Киева. По принципу необходимого, но не достаточного условия для признания перспективы вступления Украины в ЕС. Тем более что в этом вопросе Польшу точно поддержат прибалтийские государства, Венгрия, Румыния, Словакия, гражданам которых есть что возвращать на территории нашего государства.

Раскачка темы реституции польской собственности в Украине, по оценке польских политтехнологов, могло бы обеспечить ПиС доминирующее положение партии не только в новом политическом цикле, но и на десятилетие вперед. Ведь реализация такой масштабной программы потребует невероятных политических усилий. Если она будет начата, то Польша, увы, в силу внутриполитической логики будет вынуждена окончательно отказаться от роли "адвоката" Украины в ЕС и перейти в статус "прокурора". Тем более, что как показывают последние события в украино-польских отношениях, "прокурорский" подход к общим проблемам более продуктивен, чем "адвокатский".

Темы дня