наверх
18.11.201906:56
Курсы валют НБУ
  • USD24.22- 0.02
  • EUR26.72+ 0.06

Украина сегодня: несвобода слова в рамках тотальной цензуры

Несвобода слова. Арест Муравицкого и обыски в "Стране" (338)

110770
Сегодня журналистам приходится работать в условиях фактического давления власти, сужения реальной свободы слова, отмечают работники СМИ, и каждый журналист должен сделать свой внутренний выбор.
Журналисты. Архивное фото

РИА Новости Украина

Ситуация со свободой слова в стране — парадоксальная: с одной стороны, Украине в 2016 году удалось улучшить свой показатель в рейтинге свободы прессы, с другой, страна опустилась в рейтинге Freedom House в категории свободы интернета.

При этом в течение года один за другим вспыхивали медиа-скандалы: под удар поочередно попадали "112 канал", "Интер", News One, радио "Вести". 

Кроме того, в 2016 году в Киеве убили известного журналиста Павла Шеремета, до сих пор не расследовано убийство Олеся Бузины, были опубликованы скандальные списки "Миротворца".

Уже в 2017 году в Украине запретили трансляцию российского телеканала "Дождь", закрылся телеканал Савика Шустера 3S.TV и отобрали лицензию на вещание у Радио "Вести".

А уже в начале марта 2017 года на тот момент министр информационной политики Юрий Стець поручил ведомству составить список сайтов, которые, по его словам, необходимо закрыть из-за угрозы информационной безопасности страны. Что характерно, работа над формированием списка сайтов, которые будет рекомендовано закрыть, ведется под грифом "Для служебного пользования", то есть фактически секретно. 

Агентство РИА Новости Украина обратилось к работающим сегодня в украинских медиа журналистам с просьбой прокомментировать состояние свободы слова в стране и рассказать, как общая атмосфера в стране влияет на их работу. 

Владимир Полуев, телеканал "112", радиостанция "Голос Столицы": "Раздробленность — один из бичей сегодняшней журналистики"

Владимир Полуев

Как вы оцениваете состояние свободы слова, свободы СМИ, свободы работы журналиста сейчас?

— Свобода слова в Украине однозначно есть. Конечно, преимущественно это свобода "правильного" слова. Если слишком часто позволяешь себе вольности в высказываниях, которые расходятся с курсом партии, сообщаешь неудобную информацию – жди привета. И неважно, кто именно тебе его передаст. То ли Нацсовет проявит свое внимание. То ли политики обвинят в работе на врага и желании раскачать лодку. То ли особо яро настроенные люди проявят желание самостоятельно высказать "фе" распоясавшимся "журналисту" или СМИ. Но это условия войны. Они могут нравиться или нет, но они есть.

Тем не менее это не повод забывать о стандартах и ударяться в самоцензуру. Профессионализм проявляется именно в таких моментах.

Сейчас, в условиях ограничения и фактического давления с разных сторон, вам стало работать интереснее или сложнее? 

— Когда сложно – это всегда и интересно. Сегодняшняя ситуация в стране вынуждает научиться: как пройти между Сциллой и Харибдой. И соблюсти стандарты, и не встретиться с людьми в штатском. И, как ни крути, это полезное искусство. Журналист должен уметь отвечать за свои слова. 

На ваш взгляд, что должно произойти, чтобы мы перестали говорить о свободе слова (чтобы эта проблема исчезла): а) журналисты должны заявить о себе и своих правах; б) смена власти; в) ваш вариант.

— Эта проблема всегда была и будет в том или ином виде. Например, журналисты жаловались на ущемления свободы слова при прошлой власти, жалуются и при этой. 

Была бы крайне полезной координация и солидарность журналистов. Значительная часть коллег разбилась на определенные "тусовки". Создаются союзы, группы по интересам, мировоззрению и т.д. При чем, меняя место работы, журналист меняет и "тусовку". В погоне за тем, чтобы угодить новому работодателю, конкурентов (а подчас и бывших коллег) начинают обвинять в манипуляциях, вранье, работе на сами понимаете кого. Плюс неумение отвечать за свой продукт – это один из главных бичей украинской журналистики. И раздробленность. 

Читайте также: В центре Киева националисты напали на журналиста Коцабу. Не в первый раз

Есть замечательный пример из западной практики. Там, если на брифинге политик-чиновник уходит от ответа на вопрос журналиста, встает другой репортер и повторяет тот же вопрос. Если опять виляет – встает третий. И так, пока ответ не будет получен. Или пока чиновник не уйдет с брифинга. В Украине в сегодняшних условиях такой солидарности нет. 

Если случится чудо, появится такое единство, а СМИ начнут отвечать за точность и правдивость своей информации – проблемы со свободой слова сойдут к минимуму. Тогда и у политиков не получится манипулировать СМИ. Хотя, может, это слишком идеалистичный взгляд на вещи. 

Андрей Блинов, экономический эксперт, ведущий на Радио "Вести": "Налицо давление власти на редакции ведущих СМИ"

Экономист, публицист, руководитель проекта "Успешная страна" Андрей Блинов

Как вы оцениваете состояние свободы слова, свободы СМИ, свободы работы журналиста сейчас? А в сравнении с 2013 годом?

— На мой взгляд, сегодня свобода СМИ более ограничена, нежели в 2013-м. Во-первых, это связано с войной. Любая критика власти нередко граничит с критикой государства, после чего любой сомневающийся может быть легко обвинен в "непатриотизме", "антиукраинской позиции", "коллаборционизме с агрессором".

Во-вторых, рекламный рынок значительно уже, нежели в 13-м, поэтому медиа еще более зависимы от инъекций своего собственника. 

В-третьих, традиционные медиа (особенно электронные) всё сильнее ограничиваются государством. Помимо традиционного пристального внимания к контенту добавилось языковое квотирование (уже на радио, скоро на ТВ), а также появился список людей, которые государством признаны террористами (т..е. их прямая речь может быть приравнена к пропаганде терроризма). В связи с этим увеличивается градус и резкость тональности интернет-медиа (фактически не регулируемых), а также социальных сетей. 

Сейчас, в условиях ограничения и фактического давления с разных сторон, вам стало работать интереснее или сложнее?

— На Радио Вести всегда было интересно работать, поскольку радиостанция изначально была направлена на информационное вещание, максимум мнений и минимум ярлыков. "Вести" фактически работают в условиях отсутствия запретов на тех или иных спикеров. Как правило, гостей студии выбирают сами ведущие программ, руководствуясь принципами максимальной представленности совершенно различных точек зрения в эфире.

Работать стало сложнее в том плане, что после отключения ФМ-вещания на Киев и Харьков слабее стала обратная связь с аудиторией, хотя чувствуется, что часть нашей ФМ-аудитории продолжает периодически слушать наши программы по интернету. Не исключаю, что больше слушают в записи, нежели сквозной эфир. интернет этому способствует. 

На ваш взгляд, что должно произойти, чтобы мы перестали говорить о свободе слова (чтобы эта проблема исчезла): а) журналисты должны заявить о себе и своих правах; б) смена власти; в) ваш вариант.

— Если общество совсем перестанет говорить о свободе слова – это верный признак того, что этой свободы как раз нет. 

Я полагаю, что самое эффективное средство – это консолидация журналистского сообщества вокруг своего права на профессию и право излагать собственную точку зрения. Последний раз консолидация СМИ была в 2012-м, когда в Раде появилась инициатива закона о клевете. Увы, сегодня некоторые журналисты полагают, что есть "вредные СМИ", которые принадлежат "не тому" бенефициару или в эфире которых звучит точка зрения, которую они не приемлют и потому есть "правильная" и "неправильная" точки зрения. 

Смотрите также: Коцаба к властям: покажите любовь к стране не криком "Слава Украине!"

Сегодня достаточно распространена практика травли непопулярной точки зрения со стороны людей, которые узурпировали право называть себя "прогрессивными" и "демократичными". 

Смена власти, скорее всего, приведет к прекращению давления на ныне оппозиционные СМИ (хотя регулярные слушатели "вестийных" эфиров едва ли посчитают наше вещание оппозиционным, поскольку события в стране и мире достаточно четко отделяются от ярлыков и трактовок), однако вероятно постепенное наращивание давления на те масс-медиа, которые сегодня с удовольствием транслируют повестку дня от власти. 

Сегодня в Украине налицо давление власти, в первую очередь администрации президента, на редакционную политику ведущих СМИ, чтобы они учитывали интересы власти, львиную долю времени уделяли провластной трактовке версий тех или иных событий или тенденций. Например, за последние три года была очень заметна коррекция редакционной политики 112 канала в сторону учета интересов власти, усиление откровенно пропагандистского характера информационного вещания "5 Канала" и "Эспрессо", формирование холдингов с капиталом непонятного происхождения на базе телеканалов "ZIK" и "Тонис". 

Руслан Коцаба, журналист, видеоблогер, сотрудничает с "17 каналом": "Уровень маразма — как в конце 30-ых годов"

Руслан Коцаба

Как вы оцениваете состояние свободы слова, свободы СМИ, свободы работы журналиста сейчас? А в сравнении с 2013 годом?

— Думаю, что пациент скорее мертв, чем жив, если воспринимать свободу слова как понятие. Главное доказательство — что сегодня Минстець фактически победил даже интернет-сми, где еще можно было говорить правду. И главным доказательством отсутствия свободы слова есть то, что я отсидел в тюрьме, в отличие от 2013 года, и то, то сейчас есть преследования журналистов, в том числе криминальные. Как журналиста 17-го канала Дмитрия Васильца.

Теперь что касается сравнения. Я как журналист-расследователь безжалостно критиковал власть, начиная с Кравчука. Ющенко критиковал, Кучму, Януковича. Но только эта власть меня бросила за решетку. Имеется в виду, что они пошли дальше, чем просто имитировать преследование, они по-настоящему начали преследование. 

Более того, сейчас так получается, что только в тюремной камере или в интернете можно еще более-менее услышать альтернативную точку зрения. Потому что, скажем, все другие телеканалы, которые пытались критиковать – я имею в виду и радио, и печатные СМИ, – которые пытались критиковать власть, их как правило называли "агентами Кремля", "пособниками Путина", и закрывали. 

Для примера, последнее – Радио Вести, какие неприятности имеет интернет-издание "Страна.ua”, в конце концов 17-канал тоже парализован. Его работа парализована криминальным делом по показательному убийству Шеремета. На ведущего канала Жана Новосельцева хотят повесить, что он заказчик убийства Павла Шеремета. То есть, понимаете, уровень маразма такой, как в конце 30-ых годов.

Сейчас, в условиях ограничения и фактического давления с разных сторон, вам стало работать интереснее или сложнее?

— В любом случае, каждое действие вызывает противодействие. И если, скажем, преследуют, ты еще более мобилизован, еще дотошнее в выборе тем, и еще более упорен. 

Знаете, это такой Рубикон для каждого порядочного журналиста: или ты остаешься с правдой, то есть говоришь и пишешь и показываешь уровень мировых стандартов журналистики – разные точки зрения, обязательная экспертная точка зрения, никакой джинсы, — или ты, скажем, становишься глашатаем войны, "партии войны" и начинаешь делать такие действия, которые классифицируются в криминальном кодексе как "пропаганда войны". 

Этот Рубикон каждый из нас должен пройти. И как каждый ответил себе внутри, так он и формулирует свою деятельность. … И должен выдерживать репрессии, которые, несомненно, будут. 

На ваш взгляд, что должно произойти, чтобы мы перестали говорить о свободе слова (чтобы эта проблема исчезла): а) журналисты должны заявить о себе и своих правах; б) смена власти; в) ваш вариант.

— Нельзя так говорить, это некорректный вопрос. Потому что свобода слова — это такая вещь, про которую начинают говорить, когда ее не хватает. Это как воздух: вы не чувствуете воздуха, есть, дышите и дышите. А как только воздух начинает быть грязным, дурно пахнущим или ядовитым, тогда начинают говорить: "О, Боже, дайте мне воздуха". 

Любая власть склонна убирать (понижать) свободу слова. Особенно такая посттоталитарная власть, которая в нашей стране. И если мы только расслабимся – тогда нам конец. 

Я думаю, и на Западе, если бы журналисты расслабились, власть была бы склонна к репрессиям. Потому что никакая власть не хочет, чтобы ее критиковали. В конце концов, если мы, кто за свободу слова, если мы немножко расслабились, подумали, что есть кредит власти… Особенно когда власть меняется, есть надежды на социальные лифты и т.п. А потом, когда выясняется, что еще большее быдло пришло к корыту власти и чавкает с аппетитом еще похлеще, чем у свиней, которые были у корыта раньше… 

Читайте также: Вятрович и пропаганда: когда было/будет страшное время для Украины

Естественно, что тогда ты понимаешь, что не нужно было ни на йоту сбавлять обороты. И воспринимать априори власть как психиатр воспринимает клиента – с долей скепсиса. Мы должны понимать, что мы не можем хвалить власть. Для этого есть пресс-службы, Минстець, главное управление информационной политики администрации президента… А мы должны выискивать темы, которые выставляют власть в неприглядном виде, чтобы помогать ей обновляться, становиться лучше или хотя бы не становиться хуже.

Самое читаемое
    Темы дня