наверх
28.01.202214:37
Курсы валют НБУ
  • USD26.89+ 0.03
  • EUR31.83+ 0.14

Органы финрасследований будут зависимы от власти - Невмержицкий

Атака на Холодницкого: Луценко против САП (59)

(обновлено: )599
Создание нового органа финрасследований не изменит коррупционную модель страны, поскольку уже идет борьба между представителями власти за подчинение данной структуры, подчеркнул эксперт.

РИА Новости Украина — Радиостанция Голос Столицы

Министр финансов Украины Александр Данилюк допускает создание в 2018 году нового органа в сфере финансовых расследований. Главное, по словам министра, чтобы это была независимая структура. Он добавил, что в случае принятия соответствующего законодательства в текущем году, сам орган можно будет запустить с 2019 года.

При этом президент Украины Петр Порошенко уже внёс в Верховную Раду законопроект о Национальном бюро финансовой безопасности (НБФБ), сообщила пресс-служба президента.

Ранее этот закон зарегистрировала в Верховной Раде глава парламентского комитета по вопросам налоговой и таможенной политики Нина Южанина. Законопроект является альтернативой правительственным предложениям о создании Службы финансовых расследований (СФР). Разница в том, что новая струкутра будет подотчетна президенту и парламенту, тогда как Кабмин предлагает Службу финансовых расследований подчинить Министерству финансов, Кабинету Министров или Министерству внутренних дел.

Подробнее о законодательных тонкостях создания службы финансовых расследований в эфире радиостанции Голос Столицы рассказал кандидат экономических наук, управляющий партнёр консалтинговой компании "Финансовая студия" Евгений Невмержицкий.

Почему такая борьба разворачивается вокруг создания нового финансового органа?

— Это совершенно естественная ситуация для нашей страны, в которой присутствует коррупционная модель управления государства, и никакой орган не выполняет в полной мере своих функций. Мы в данном случае наблюдаем борьбу между различными госструктурами, представителями власти, о подчинении данной структуры. Это говорит о влиянии на эту структуру и это говорит соответственно о том, кто будет руководить этой структурой, и это свидетельствует о том, что о независимости данного органа речи быть не может в современных условиях, как в принципе и любого другого государственного органа. И это не финансовый орган, это орган расследований, то есть это орган охраны права со своей спецификой расследований в финансовой сфере.

Сейчас идет борьба за то, кто будет контролировать такой мощный ресурс для давления на любой бизнес, политических, экономических оппонентов и так далее?

— Абсолютно так, к сожалению, так работают у нас антикоррупционные органы. Их несколько, и что касается финансовых расследований в принципе, то даже журналистские расследования, и не только журналистские расследования, и расследования соответствующих правоохранительных органов уже предоставили обществу доказательства о нарушениях или, скорее, преступлениях на огромнейшие суммы, и не видим каких-то расследований, идут вверху договоренности по поводу решения вопроса и фактического решения согласно законодательства и Конституции не происходит. Здесь идет создание очередного органа и с очередным подчинением, и вот идет обычная борьба, которая закончится победой того или другого, и у нас продолжится коррупционная модель и этим органом не решается изменение системы и приближение её к правовой.

Нам поясняют, что создание этого органа кардинально изменит инвестиционный климат в стране и поможет привлечению инвесторов в государство.

— Кардинально изменить инвестиционный климат может фактическая защита инвесторов, которая зависит не от одного органа, а от всего комплекса государственных институтов, которые этим занимаются, и общество должно их контролировать. К сожалению, у нас сейчас не созданы механизмы, когда общество может эффективно контролировать. К примеру, СМИ являются одним из таких элементов, это действительно хороший элемент контроля и надежды на создание правового государства. Но те госструктуры, которые имеют госфинансирование, пока что не выполняют функции свои в полном объеме.

Насколько на сегодня есть вообще аналог такого НБФБ?

— В любой стране присутствует такой орган. У нас до этого были разные КРУ… в общем, их много было разных органов, которые занимаются финансовыми расследованиями. Налоговая полиция, она тоже в принципе может быть — и это карательный орган с властными полномочиями, полномочиями принуждения. И безусловно, такой орган должен быть, его нужно создавать, но если мы говорим об эффективности этого органа, как бы это другой вопрос.

Сергей Лещенко пишет: "Вместо современной сервисной службы Банковая хочет родить нового монстра, который к тому же будет управляться президентом, фактически вторую СБУ, со своим спецназом, правом "кошмарить" бизнес…". Действительно, настолько широкие полномочия предлагается дать этому НБФБ?

— Для того чтобы превратиться в монстра, другие институты должны быть очень слабыми. И если у нас путь к диктатуре, то это вполне возможно. Исходя из итого что мы не имеем, как мы уже заметили, должных расследований, доказанных правонарушений, вполне возможно. И действительно, независимость может быть только тогда, когда налажены инструменты контроля со стороны общества. Когда присутствует оппозиция, когда присутствует обсуждение. И сами буквы в законе ничего не гарантируют. У нас буквы не выполняются, как бы их не прописать, даже если они идеально будут прописаны, эти буквы в законе. Это ничего кардинально не устанавливает в государстве на сегодняшний день.

Исполнительный директор Европейской бизнес-ассоциации Анна Деревянко заявляла, что отдельные положения этого документа позволяют госслужащим собирать на свое усмотрение персональные данные, информацию о финансовых операциях любого налогоплательщика.

— В принципе, открытость, прозрачность и доступ к любым операциям у правоохранительных органов — ничего плохого в этом нет, и это естественным и нормальным считается в европейских правовых государствах, в США, например. Это естественно, и это делается именно для защиты. Вопрос в том, будут ли злоупотребления этой информацией? Поэтому вопросы о проблемности данного закона немного в другом аспекте, а аспект этот может быть на самом деле — свободное назначение руководителей этого органа, соответствующее финансирование, профессиональная работа, контроль за его действием, опять же, со стороны общества, а не того, кто им управляет, насколько он выборочно ведет свою работу. Вот о чем идет речь. А то что любая информация любого налогоплательщика, финансовая, должна быть ему доступна, я не вижу в этом никаких проблем при наличии соответствующих документов и оснований собирать такую информацию.

Читайте также: Охрименко: власть добьет Украину огромными военными расходами

Для того чтобы не было злоупотреблений, должны быть необходимые элементы контроля. Если какой-то госорган, служба с полномочиями государственного принуждения, нарушила свои полномочия и превысила полномочия, и поступила несправедливо, должна быть моментальная реакция и необратимая реакция. Тогда и не будет этих нарушений. Если у нас не созданы механизмы для этого влияния, для этого контроля, еще раз я подчеркиваю, не со стороны президента или другого какого-либо института государственной власти, а со стороны общества, если что-то подобное происходит с любым органом, то должностные лица должны нести моментально ответственность, и сами предприятия, сами субъекты налогообложения должны иметь, они являются, мы являемся с вами главными полномочными особами и управленцами в этом государстве, но по факту мы не можем себя защитить. То есть, если против какого-либо налогоплательщика в нашем государстве будут не правовые действия со стороны любого органа, он должен иметь соответствующие механизмы для своей защиты.

Напомним, новый механизм для эффективной проверки бизнеса необходим, поскольку налоговая полиция не справляется со своими прямыми обязанностями, ранее заявила эксперт Юлия Дроговоз.

Самое читаемое
    Темы дня