наверх
25.05.201813:55
Курсы валют НБУ
  • USD26.11+ 0.03
  • EUR30.62+ 0.08

Годовщина Чернобыля: риски украинской атомной энергетики

32-я годовщина аварии на ЧАЭС (41)

(обновлено: )72744
Спустя тридцать с лишним лет после аварии на ЧАЭС, для Украины по-прежнему остается открытым вопрос: усвоены ли уроки Чернобыля, все ли сделано для недопущения подобных катастроф?

Глеб Суровягин, РИА Новости Украина

С момента катастрофы на Чернобыльской АЭС прошло 32 года. Авария стала одной из самых тяжелых техногенных катастроф, последствия которой будут сказываться еще не одно десятилетие. В результате взрыва в атмосферу было выброшено 190 тонн радиоактивных веществ. 

Читайте также: Авария на Чернобыльской АЭС: 32 года спустя

26 апреля 1986 года в 01:23:47 на 4-м энергоблоке Чернобыльской  АЭС произошёл взрыв, который  полностью разрушил реактор. Здание  энергоблока частично обрушилось, при этом погибли два человека: один скончался сразу, второго успели доставить в госпиталь. В различных помещениях и на крыше начался пожар. В результате аварии произошел выброс в окружающую среду радиоактивных веществ. По данным экспертов, суммарный выход радиоактивных материалов составил 50 млн. кюри, что равнозначно последствиям взрывов 500 атомных бомб, сброшенных в 1945 году на Хиросиму.

Причины аварии

На сегодня единой версии причин аварии, с которой было бы согласно всё экспертное сообщество специалистов в области реакторной физики и техники, не существует. Обстоятельства расследования аварии были таковы, что (и тогда, и теперь) судить о её причинах и следствиях приходится специалистам, чьи организации прямо или косвенно несут часть ответственности за неё. В ночь на 26 апреля 1986 года на 4-м энергоблоке ЧАЭС проводились испытания турбогенератора. Планировалось остановить реактор (при этом планово была отключена система аварийного охлаждения) и замерить генераторные показатели. Безопасно заглушить реактор не удалось — на энергоблоке произошел взрыв и пожар. 

Последствия самой крупной за всю историю мирного атома техногенной катастрофы специалисты всего мира устраняют до сих пор. Человечество должно извлекать уроки из случившегося, иначе это может привести к новым, еще более серьезным техногенным и экологическим катастрофам. И ошибки такого рода исправить нельзя. В мире после аварий на атомных станциях были существенно пересмотрены требования к безопасности, в частности подходы к проектированию, строительству и эксплуатации. 

Политическая целесообразность превалирует над безопасностью

Эксперт Международного союза ветеранов атомной энергетики и промышленности Сергей Барбашов считает, что уровень безопасности на украинских атомных станциях достаточно высокий, и это, в том числе, подтверждают специалисты МАГАТЭ.

"Однако, есть ряд проблем. В частности, на украинских станциях сейчас используется американское ядерное топливо. И нужно понимать, что оно в стадии опытно-промышленных испытаний. Как оно проходит, что там получается, какие характеристики, как оно уживается с российским топливом – это тема, практически закрыта для общественности. И не только – для научной общественности тоже. Те, люди, которые имеют информацию по этому поводу, ее просто не скажут. В частных разговорах со специалистами разных стран – да, могу подтвердить, что есть проблемы. Испытания нужно продолжать и честно о проблемах говорить, а все сводится, к сожалению, к политической целесообразности. И эта политическая целесообразность ставится выше вопросов безопасности. Та, информация, которая есть – не позволяет ни ругать, ни хватить американское топливо", — сказал Барбашов.

По его мнению, очень актуален вопрос и о том, как эти испытания топливом выдержит наше оборудование, которое было построено более 30 лет назад.

"Наши реакторы действительно в большинстве своем заканчивают сроки эксплуатации. Но называть наши реакторы устаревшими неправильно. Проект реакторов ВВЭР признан лучшим в мире и никакие американские или канадские реакторы не идут в сравнение. Все, что нам необходимо – продлевать сроки эксплуатации оборудования и еще лет 20 наши реакторы смогут проработать", — подчеркнул Барбашов.

По его словам, отказаться от атомной энергетики невозможно — сейчас более 50% всей электроэнергии в Украине вырабатывается атомными станциями, зимой — еще больше.

Зона отчуждения Чернобыльской АЭС. Архивное фото

"А внимание государства к этому вопросу — нулевое. В 2017 году приняли только стратегию развития энергетической отрасли и "атомка" там не в приоритете. То есть энергоснабжение зависит от "атомки", а внимание этой сфере никакого. Уже годами не могут принять единую госпрограмму развития отрасли. Хотя нам уже сейчас нужно решить, какого типа реакторы необходимы будут Украине, что необходимо строить – потому что это многолетний и долгосрочный процесс. А у нас до сих пор не могут выбрать проект, по которому достроить 3 и 4 блоки Хмельницкой АЭС", — отметил Барбашов.

При этом за прошедшие годы, утверждает эксперт, в Украине происходит колоссальный отток кадров из атомной отрасли.

"Утечка мозгов" происходит, потому что у нас нет условий, и лучшие специалисты уезжают – в Беларусь, Россию и Китай. Еще немного и не сможем даже сами готовить квалифицированные кадры",- констатировал Барбашов.

Смотрите также: Строительство нового хранилища отработанного ядерного топлива на ЧАЭС

Опасные эксперименты

Доцент кафедры АЭС Одесского национального политехнического университета Олег Зотеев также отмечает, что тот эксперимент, который проводится с ядерным топливом на атомных реакторах украинских АЭС, где применяется смешанное топливо, до конца не изучен.

"Говорить о последствиях использования в одном реакторе двух разных видов топлива можно будет только через какое-то время. Опыт применения смешанного топлива неоднозначен. Кроме того, общеизвестно, что американское ядерное топливо на мировом рынке проигрывает конкурентам. Что касается, социальной составляющей в отрасли – люди очень низко мотивированы, уровень оплаты труда говорит о том, что через несколько лет наши лучшие специалисты могут разъехаться в соседние страны, где уже действуют АЭС или еще строятся", — сказал Зотеев.

Недофинансирование отрасли

По мнению начальника учебно-тренировочного центра Хмельницкой АЭС Владимира Юсупова главные риски сейчас в атомной энергетике – это потерять квалифицированные кадры.

"Нет конкурса на специальности, недобор, низкая мотивация в оплате труда и множество перспектив заграницей. Поэтому, квалифицированные специалисты и студенты после обучения заинтересованы работать за рубежом по своей специальности. Например, в Польше. Еще одна глобальная проблема – это недофинансирование отрасли, что не позволяет развиваться и в том, числе вкладывать в модернизацию энергоблоков", — сказал Юсупов. 

Кроме того, подчеркнул эксперт, на украинских атомных станциях сейчас проходят эксперименты со смешанным ядерным топливом.

"Пока, все проходит без осложнений. Но это пока. Мы сейчас не понимаем последствий этих процессов. При этом давайте не забывать о том, что у нас истекает срок эксплуатации энергоблоков, которые были построены 30 и более лет назад. Продление сроков эксплуатации – это не просто набор слов, а целый процесс, который требует финансирования. Общая тенденция, которая сейчас существует, конечно, направлена на продление сроков эксплуатации, потому что мы зависимы от атомной энергетики. На Ровенской АЭС 2 блока продлены на 20 лет, на Южно-Украинской продлен блок на 10 лет, на Запорожской два блока продлевают. В следующем году, наша Хмельницкая станция также будет получать разрешение на продление сроков и останавливать один энергоблок на модернизацию. Наши главные опасения в том, чтобы у государства были достаточные средства для финансирования этого процесса", — отметил Юсупов.

Хранилище облученного ядерного топлива на ЧАЭС

Доктор физико-математических наук, профессор, завлаборатории радиоэкологической безопасности и радиационного мониторинга Научно-исследовательского предприятия "Украинский научно-исследовательский институт экологических проблем" Григорий Коваленко считает, что главные риски в украинской атомной энергетике упираются в недостаток финансирования и кадровые проблемы.

"Это сейчас основное. Советское ядерное прошлое дает нам достаточно оснований, чтобы говорить о прочности оборудования и возможности провести полноценную модернизацию имеющихся ресурсов", — заключил Коваленко. 

Самое читаемое
    Темы дня