наверх
20.10.201920:34
Курсы валют НБУ
  • USD25.04+ 0.30
  • EUR27.90+ 0.41

Главные за вчера: конфликт вокруг Крыма и провальная "Стена"

Найдется все: обыски в офисах IT-компаний (737)

(обновлено: )272731
Ситуация вокруг конфликта в Крыму остается напряженной, глава НАБУ признал наличие конфликта с ГПУ, а основателей проекта "Стена" заподозрили в коррупции.

Президент России Владимир Путин, комментируя инцидент в Крыму, заявил, что Киев не ищет путей переговоров, а переходит к террору. В ответ Президент Украины Петр Порошенко назвал обвинения Кремля "бессмысленными и циничными". В Генштабе Вооруженных сил Украины и вовсе назвали заявление ФСБ о подготовке теракта провокацией.

Тем временем глава НАБУ Артем Сытник признал наличие конфликта между его ведомством и Генпрокуратурой. Сытник предложил генпрокурору Юрию Луценко найти выход из сложившейся ситуации и объединить усилия, поскольку осенью антикоррупционные ведомства ждет некая массированная кампания по дискредитации их работы.

Также антикоррупционные органы расследуют возможную коррупционную составляющую при реализации проекта "Стена". Данный проект был утвержден Кабинетом министров и Арсением Яценюком в 2014 году. Сооружение должно было состоять из бетонных заграждений, сигнализаций и рвов, чтобы препятствовать проникновению на территории Украины вражеской военной техники.

Эти и другие ключевые события в эфире радиостанции Голос Столицы прокомментировал политический эксперт Андрей Золотарев.

Кому выгоден конфликт, который обострился в Крыму?

– Он не выгоден ни Москве, ни Киеву. Для Кремля задача №1 – ослабить режим санкций, а эскалация не в его интересах.
Для Киева ситуация замораживания конфликта – ни войны, ни мира – выгодна. У меня нет ни малейшего сомнения, что никаких разведывательно-диверсионных групп украинских в Крыму не было. Во всяком случае политическое руководство Украины, руководство Генштаба никаких санкций на этот счет не давало.
Это способ воспользоваться сложившимся контекстом. А контекст может быть разный.

Кто именно воспользуется контекстом?

– Российская сторона. Нельзя исключать и слухи о том, что, дескать, это дезертиры. Случился конфликт между военнослужащими и пограничниками. Зная почерк Путина, очевидно, здесь присутствует момент игры на повышение ставок, чтобы попытаться разорвать неприятный и запутанный для Кремля узел "Минска".

Вы имеете в виду переговорный процесс?

– Да. Россия пытается теперь переиграть "Минск" уже на своих условиях. Эрдоган, Трамп – Владимир Владимирович ведет ситуацию к новой "Ялте".

Россию сейчас будут уговаривать вернуться в переговорный процесс?

– Когда российский лидер начинает угрожать, до сих пор Запад пасовал, давал заднюю, и начинал уговаривать, давить на Киев.
Тревожно другое. Остается все-таки ощущение того, что за этими событиями стоит какой-то субъект, находящийся в тени, который запустил всю эту цепочку событий.
То, что Москва воспользовалась – это факт. Но, помимо гипотезы конфликта между военнослужащими, нельзя исключать чьей-то частной инициативы. Коль скоро у нас есть частные "армии в законе", нельзя исключать того, что кто-то решил частно поиграть в войну.
Отбрасывать то, что есть горячие головы и у нас, тоже нельзя.

Уже есть информация, что второго подозреваемого россияне задержали. Как вы это прокомментируете?
– Они не тянут на профессиональных диверсантов совсем, даже "физиономически" не похожи. Да, Панов – депутат горсовета от партии "УКРОП", представитель энергодарской "Самообороны", был добровольцем, волонтерил.
Но ни к третьему, ни к восьмому полку спецназа вооруженных сил Украины он никакого отношения не имел и не имеет.

Стабилизируется ли этот конфликт в ближайшее время?

– Я думаю, что нас ждут достаточно тревожные и горячие две недели. Потом, думаю, пойдет на спад. До чего-то более серьезного, как мне представляется, дело не дойдет.
Даже были заявления Михаила Саакашвили о том, что все-таки Путин не пойдет на более глобальную авантюру. Здесь я солидарен.

В РФ 18 сентября – выборы в Госдуму, и как раз использование агрессивно-мобилизационной риторики, бряцанье оружием – очень хороший антураж для обеспечения победы главной партии России.
Есть и так называемая "партия войны" в украинском политикуме. Весь июль она упражнялась в травле Савченко, Медведчука. Эта партия научилась хорошо зарабатывать не только материальные, но и политические дивиденды на разжигании истерии.

Тут как раз ситуация, когда оценивать надо на трезвую голову. Причем основная проблема – то, что Минский процесс заходит в глухой тупик. В мае мы видели прогресс по Минским соглашениям в части работы гуманитарной подгруппы, которую курировал Медведчук, удалось освободить Савченко, Афанасьева, Солошенко – и это был единственный успех в части реализации Минских соглашений.

Практически уже в июне процесс забуксовал. Ясно, что ни о какой имплементации в сложившейся ситуации быть не может.

Вопрос возникает: если Порошенко получил индульгенцию на саммите НАТО, что спроса с Украины не будет, то теперь контрход сделал Путин, чем мы ответим? Ведь даже в части децентрализации, принятия законов о выборах мы не продвинулись.

Директор НАБУ Сытник заявил, что в сентябре-октябре будет массированная кампания по дискредитации работы антикоррупционных органов. Откуда такая уверенность и точные данные?

– Все ищут сложные мотивы, глубоко копают. На самом деле все на поверхности. Это тот случай, когда не надо усложнять очевидное. А очевидное – это конкуренция в среде правоохранительных органов.

Знаете, сколько у нас правоохранительных органов занимается борьбой с коррупцией? Восемь. Сколько вернуло в бюджет НАБУ, в штате которого 500 сотрудников? 45 миллионов. А потратили на содержание, по-моему, под полмиллиарда.

Может подняться вопрос об организационных выводах, в том числе и в отношении руководства. Впереди принятие бюджета, а это борьба за ресурсы. Поэтому более искушенный в аппаратных играх Луценко сыграл первым, воспользовавшись ошибками НАБУ.

Банальная конкуренция правоохранительных органов и борьба за ресурсы, борьба за влияние, которая была всегда. Но в условиях, когда это корыто ресурсов прохудилось и в нем практически ничего нет, эта борьба приобретает все более ожесточенный и иезуитский характер.

Это борьба между правоохранительными органами или конкретными личностями?

– Все-таки это борьба между структурами. А уже если личности – это визуализация.
Есть кастовые корпоративные интересы, причем прокуратура всегда была очень специфической. НАБУ, куда набрали молодых, амбициозных ребят, уже не первый раз кокетничает с законом. Достаточно вспомнить изъятие адвокатских досье. В данном случае были допущены процессуальные ошибки.

Последовал ответный ход со стороны Генпрокуратуры. Активисты начинают придавать делу политический характер, как это у нас водится. И оно тут же все переходит в плоскость информационной войны. Пока не вышли за грань, но тенденции тревожные.

Конфликт существует постоянно?

– Перманентно. Время от времени возникают какие-то конфликтные моменты. Самое разумное – не выносить сор из избы, потому что пострадают обе стороны.
Про НАБУ вспомнят все – и "тактические" носки за 300 гривен и желание обзавестись своим спецназом. А зачем? Выяснится, что результаты не впечатляющие.
Общество не удовлетворится посадками представителей предыдущей власти. Общество хочет, чтобы дошло до воплощения в жизнь слов о том, что чтобы победить коррупцию, нужно посадить друзей президента. Очевидно, Луценко к такому повороту не готов.

Осенью поднимется вопрос об эффективности работы НАБУ. Результат будет крайне неудовлетворительный. Показательно, что где-то, возможно, НАБУ перешел негласную черту – кого можно, кого нельзя трогать. Возможно, это подстегнуло конфликтность ситуации.

К чему может привести конфликт?

– Конфликт станет одной из составляющей той политической турбулентности, в которую входит Украина. Это лишь штрих, лишь эпизод. Он не является судьбоносным, но это может привести в сумме к разрушительному эффекту.

Антикоррупционные органы расследуют возможную коррупционную составляющую при реализации проекта "Стена". Действительно ли его реализация подкачала?

– "Народный фронт" шел как партия войны – до победного. Им нужно было соответствующее пиар-сопровождение. И тут этот проект "Восточный вал".
Классический пример, когда безумие становится государственной политикой. Тысячи километров государственной границы с РФ, пусть военные поправят, которые заканчивали академию Генштаба, но нет такого примера, который можно было бы привести. Разве что Великая китайская стена. Но она же не защитила Китай, по большому счету.
Ни одна страна, которая сооружала такие грандиозные фортификационные сооружения, не решила своих проблем, проблем обороны. Допустим, линия Маннергейма смогла задержать противника, но Финляндия не избежала поражения в Зимней войне.

Изначально трезвомыслящие люди говорили о том, что это бессмысленная трата средств. В то время, когда у солдат не было самого необходимого, не было даже, простите, "собачьих жетонов", что до сих пор приходится по ДНК погибших устанавливать, пустили деньги на столь бессмысленную и глупую затею.
Даже если говорить о том, что мы пресекаем контрабанду наркотиков, оружия – посмотрите на Закарпатье. Когда контрабандистам надо, они туннели роют в Европу, и в эти туннели успешно гонят "левые" сигареты, наркотики. Но зато сколько было пиар-шума. И это помогло тогда НФ. Помним результат.

И давайте посмотрим стену имения Яценюка в Новых Петровцах. Явно там стена убедительнее. Вот поэтому такими вещами правоохранительные органы должны интересоваться по факту – как только кто-то начинает запускать свои липкие пальцы в государственный бюджет.
А там липкие пальцы, я убежден, были. Это деньги, которые ушли впустую.

Назар Холодницкий заявляет о том, что на место готовятся выезжать следственные группы. Группа народных депутатов обратилась в НАБУ с тем, чтобы расследовать, что происходит на границе. Не станет ли сейчас этот проект очередным элементом пиара?

– Вполне возможно. Но это в украинских политических традициях – достаточно кому-то выпасть из гнезда, тут же заклюют, вспомнят все. Об этом должны помнить представители нынешней власти.
"Регионалы" считали, что они будут до 2030 года царствовать. Ничего не вышло. Точно так же и этим рано или поздно зададут массу неприятных вопросов.

Что будут делать для того, чтобы найти виновных?

– У нас борьба с коррупцией как рыбалка на телеканале Discovery: поймали, показали, отпустили. Будут сажать "папередников", будут сажать "шестерок", но не будут сажать действительно крупную рыбу, которая ворует сотнями миллионов и миллиардами.
Почему? Потому что у нас не ведется борьба с коррупцией. У нас ведется упорядочивание коррупции в интересах тех, кто сменил таблички на дверях кабинетов и имитирует жизнь по-новому за счет нового мифотворчества, за счет войны с памятниками, переименование улиц – но хочет получать коррупционную ренту, воровать по-старому.

Судебная система начнет обновляться в сентябре, начиная с Верховного суда, о чем заявил Порошенко. Не навредит ли реформа украинскому правосудию?

– Я боюсь, что это на поверку окажется не реформой. Действительно, правосудие нуждается в реформе. Страна с таким правосудием обречена, поскольку правосудие – это краеугольный камень всего цивилизованного государства.

В Таджикистане, когда была жесточайшая война и вырезали всех, судей не трогали, поскольку это то последнее, что удерживает общество от распада. В наших условиях выйдет немножко наоборот.
Всегда копай глубже. А копание глубже приведет к тому, что президент будет удерживать еще и судебную ветвь власти.

Как сказал Порошенко, будет формирование нового Верховного суда. Сколько понадобится времени на это?

– Годы. Тем более, что там требуется определенный уровень квалификации.

У нас есть специалисты такого уровня?

– Есть. В Украине есть судьи не "замазанные", пусть и немного их. Один из них в отставке. Может, следует позвать тех людей, которые не смогли работать в сложившейся системе.

Что общество может сделать, чтобы судебная система работала системно и был результат?

– У нас против чего протестуют? Не против коррупции, а против неучастия в коррупции. Поэтому нужно начинать снизу, с общественного контроля, чтобы непрофессиональные активисты этим занимались.

Может, методами прямого общественного давления, но выдавливать, принуждать к примерному поведению чиновников, судей, которые хотят жить по-своему, а не по закону.
Янукович ведь не свалился с Луны. Когда мы начинаем рассказывать, что плохая власть, нужно не забывать смотреть и в зеркало. Каким местом выбираем, там и оказываемся.

Как же тогда делать правильный выбор при голосовании?

– Надо хотя бы читать программы и смотреть послужной список. Бабушки аплодировали Яценюку. В 2014 году мы собирали фокус-группы: он молодой, перспективный. Вот сейчас мне интересно увидеть этих бабушек в очереди в сберкассы на оплату коммунальных. Как они теперь его оценят?

Мне тогда было понятно, что Арсений Петрович будет двигаться по маячкам, которые ему задал МВФ. Это маячки людоедские. Ни к чему хорошему они Украину не приведут, это будет социальный геноцид.

От чего отказываемся? Уже стоит вопрос, что стипендии не платить. Медицину финансируем на уровне 3%, а имейте в виду, что если медицина финансируется менее 5% бюджета, то никакая – ни страховая, ни бесплатная медицина существовать не будет. Она просто умрет.
По этим маячкам Арсений Петрович и повел страну.

Читайте также: То взлет, то посадка. Эрдоган, Путин и альтернативность Евросоюзу

К слову, ранее политолог Руслан Бортник высказал мнение, что политическое обострение выгодно "партии войны" внутри страны в преддверии социально-экономического кризиса, ожидаемого осенью.

А по мнению директора Киевского центра политических исследований и конфликтологии Михаила Погребинского, маловероятно, чтобы после попыток договориться о встрече "нормандской четверки" в рамках G20 Петр Порошенко дал команду отправить в Крым диверсантов.

Самое читаемое
    Темы дня