наверх
19.10.201800:19
Курсы валют НБУ
  • USD28.04+ 0.12
  • EUR32.26+ 0.07

Изменения в УПК: Луценко вешает на Раду ответственность – Якубин

(обновлено: )396
Изменения в УПК лишают ГПУ "лазеек" для проведения необоснованных обысков и возможности "шить" дела белыми нитками, подчеркнул политолог Алексей Якубин.

РИА Новости Украина – Радиостанция Голос Столицы

Глава Генеральной прокуратуры Юрий Луценко заявил, что изменения в Уголовный процессуальный кодекс парализовали правоохранительную систему.

Отметим, поправки нардепа-радикала Юрия Лозового неоднократно и генпрокурор, и часть нардепов призывали отменить, но парламент эти вопросы или откладывал, или проваливал во время голосования. 13 марта Верховная Рада на пленарном заседании планировала отменить эти изменения в УПК, но отложила рассмотрение на неопределенный срок. Парламент отменил только одну поправку, которая запрещала обращаться в суды с ходатайствами следователям полиции. 

Действительно ли изменения в УПК парализуют работу правоохранителей и подробнее о политических амбициях главы ГПУ, в эфире радиостанции Голос Столицы рассказал политолог Алексей Якубин.

Почему генпрокурор делает такие достаточно громкие заявления? Он таким образом пытается объяснить пока скромные результаты работы своего ведомства? 

— Есть на самом деле, мне кажется, несколько причин. Первая причина, действительно, состоит в том, что мы по большому счету понимаем, что в обществе есть запрос на реформирование правоохранительной системы и судебной системы, очень высокий запрос. Это показывают различные соцопросы, многие наши граждане недовольны тем, как работают эти системы. 

А второй нюанс состоит в том, что, я так понимаю, Юрий Витальевич просто решил найти новый способ, как объяснить, почему не идут дела, грубо говоря. То есть, теперь виноваты стали эти поправки, которые приняла действующая Верховная Рада Украины, и на них теперь можно сбросить ответственность, почему возникли определенные дезорганизационные аспекты, связанные с работой, регистрацией документов в контексте досудебных расследований. То есть, грубо говоря, нашли крайнего.

То есть, это попытка сбросить вину на Раду, что вот именно ВР приняла эти поправки, и вот мы имеем результат. Хотя парадокс состоит в том, что опять-таки, когда они принимались, и в целом когда принималась судебная реформа, все-таки депутаты также вычитывали многие вещи, и президент подписал в итоге эти все правки. 

Потому сама по себе эта ситуация выглядит странно. Мне кажется, что это, скорее, такая игра на публику со стороны генпрокурора.

Не только генпрокурор возмущается по этому поводу. Матиос тоже раскритиковал эти изменения и требовал от Рады отменить эти нормы. И даже в ВР планировали отменить принятые поправки, но политической воли не хватило — голосов эти предложения не набрали. 

— В чем, насколько я понимаю, происходит борьба. Первое — теперь есть возможность оспаривать досудебные расследования. То есть, так называемые подозрения. То есть, грубо говоря, теперь появилась возможность даже оспаривать не сам по себе процесс по сути, как это происходит, или решение по сути, судебного процесса, а оспаривать даже подозрение. 

Очевидно, что для правоохранительных органов, в первую очередь для ГПУ, это создает определенные проблемы. Потому что многим следователям, как я понимаю, теперь будет намного сложнее формировать такие подозрения. Нужно будет продумывать их намного детальнее, чтобы эти подозрения выглядели намного более обоснованными. 

Плюс, с точки зрения граждан, уменьшаются возможности для различных необоснованных обысков. Потому что по статистике, которую мы видели за последние несколько лет, количество обысков и получение разрешений через суд на обыски возросло в разы. Теперь такие возможности для обысков уменьшаются, поскольку нужно будет каждый раз заново обосновывать, зачем проводить этот обыск, и что собираются найти следователи в итоге такого обыска.

То есть, грубо говоря, им теперь нужно будет обосновывать эти обыски, а не просто формировать какие-то общие вещи. Получается, что на процессуальном уровне усложняется, в принципе, работа правоохранительных органов с точки зрения норм. 

Им теперь нужно намного четче относится к нормам, которые есть. А я так понимаю, что далеко не все в правоохранительной системе к этому привыкли. То есть опять-таки сам факт возросшего в разы количества обысков после 2013 года, который мы видим, свидетельствует о том, что многие из этих функций были использованы, скорее, в каких-то таких, может быть, личных интересах. Они активно эксплуатировались, и ими злоупотребляли со стороны ГПУ и следователей. 

Вчера была информация, что Луценко якобы США отказали в визе, хотя впоследствии Лариса Сарган сказала, что эта информация не соответствует действительности. В СМИ тогда начали обсуждать, что Луценко якобы пытался поехать в США, чтобы обсудить свое назначение на пост премьера. Насколько это может иметь под собой политические основания? 

— По поводу политических амбиций действующего генпрокурора Юрия Витальевича Луценко: они действительно имеют место быть, потому что мы, в принципе, несколько последних месяцев слышим как раз информацию о том, что Юрий Витальевич не прочь бы возглавить Кабмин вместо Владимира Гройсмана

Более того, в контексте подготовки к будущей избирательной кампании 2019 года он якобы даже предлагал президенту стать его вип-агитатором, ведь, по его мнению, с этой функцией Гройсман не очень справляется. 

С другой стороны, если посмотреть в принципе на деятельность генпрокурора, то она во многом направлена на создание пиар-эффектов. То есть, она направлена на то, чтобы нарастить определенный такой политический жирок, с которым можно будет потом дальше вновь вернуться в активную политическую карьеру.

Потому я думаю, что информация по поводу возможных переговоров Юрия Витальевича в США с лоббистами или через лоббистов с американскими государственными структурами, имеет место быть. Плюс, не стоит забывать, что в принципе, есть еще негативный шлейф у Юрия Витальевича, связанный с борьбой с нашими младоантикоррупционными органами. 

Я так понимаю, что для Юрия Витальевича очень важно было закрыть этот вопрос, в том числе с американцами, по поводу того, что войны не будет, что он договорился и готов работать, и потому он бы хотел, возможно, просить о некой политической поддержке со стороны американцев. 

Читайте также: Луценко и Турчинова рассматривают как замену Гройсмана — нардеп

Удалось ли ему закрыть этот вопрос и получить поддержку? 

– Я так думаю, что нет. Потому что на самом деле, в принципе, за последний месяц складывается впечатление, что в какой-то мере украинская власть утратила своеобразное монопольное право или первоочередное право на приоритетные контакты с Вашингтоном. Потому что мы видим, что Вашингтон занят своими внутренними вопросами, и вопросы Украины, скорее, воспринимаются на заднем фоне. 

То есть, это было видно в контексте того, что тот же Дональд Трамп не встретился с Петром Алексеевичем Порошенко в Давосе.  Мы помним эту ситуацию. Многие представители действующей власти это воспринимают как сигнал, что США в принципе уже думают о 2019 годе, и думают ставить не только на действующих представителей власти.

Даже ситуация, когда Курт Волкер встречается с различными оппозиционными для власти политиками, нам об этом говорит. Твиттер Курта Волкера в этом плане очень говорящий, когда он выставляет фотографии с Юлией Тимошенко, до этого выставлял фотографию с Юрием Бойко и Сергеем Левочкиным. То есть, США готовы сейчас рассматривать не только политиков, которые находятся у власти, в контексте будущего 2019 года. И это сказывается в итоге и на тех решениях, которые они принимают, и на отношении к нашим политикам. 

В контексте Юрия Витальевича, я думаю, что свою роль играет ситуация, связанная с тем, что Госдепартамент США сейчас находится в состоянии такой определенной переорганизации, потому что с апреля будет работать новый госсекретарь. 

Очевидно, не совсем ко времени Юрий Витальевич собирался туда поехать. Хотя я думаю, что Луценко это проинтерпретирует, возможно, как такую провокацию, возможно даже, по линии Банковой, как попытку остудить его политические амбиции, которые у него были. 

Потому что, насколько мы знаем, все-таки президент не очень поддерживал эту идею со сменой премьера, можно сказать, почти в разгар уже начала избирательной кампании.

Может ли президент в данном случае предложить некую сделку — отставка Юрия Луценко в обмен на что-то, как было с Шокиным? 

— Мне кажется, что, в принципе, семья Луценко относится к такому достаточно близкому кругу президента. Все-таки мне кажется, что как с Шокиным, здесь не получится, потому что нужно будет в любом случае договариваться с Юрием Витальевичем о том, что если он готов будет уйти в обмен на что-то, то он должен что-то получить.

Например, пост, или под него будет создаваться новая политическая партия. Эту идею он также вроде бы часто вынашивал, мол, давайте создадим третью политическую партию, это не ББП и не НФ, а некая третья политическая сила. Мне кажется, что такой обмен президенту обойдется намного дороже, опять-таки учитывая, что Юрий Витальевич все-таки из близкого круга президента. 

То есть, просто так его убрать и получить какую-то поддержку или  ресурс не удастся. Нужно будет с ним договариваться, а Юрий Витальевич, мы видим, нацелен на дальнейшую политическую карьеру. Он не готов просто взять и уйти в тень. 

Тем более, что у него даже есть попытка создать в том же парламенте собственную депутатскую группу, которая бы так или иначе на него ориентировалась. А мы понимаем, что каждый депутат сейчас в остатках правящей коалиции играет свою роль. 

Напомним, эксперт Харьковской правозащитной группы Андрей Диденко заявил, что Украине нужен новый УПК, поскольку постоянные изменения в документ сделали его очень размытым и неэффективным.

Политический эксперт Янина Соколовская полагает, что изменения в УПК дают Генпрокуратуре новый шанс проявить себя.

Самое читаемое
    Темы дня