наверх
09.12.202109:34
Курсы валют НБУ
  • USD26.89+ 0.03
  • EUR31.83+ 0.14

Чем богаты. Украина – экспортер коррупции

(обновлено: )59340
Кандидат политических наук Владимир Кушниренко заявил, что коррупционные схемы в процессе глобализации стали выходить на рынок через выходцев из Латинской Америки и Африки, которые учились в престижных вузах СССР и имеют нужные связи.
Наручники. Архивное фото

РИА Новости Украина – Радиостанция "Голос Столицы"

В США заявляют про эпидемию коррупции, которая распространяется из постсоветских стран на Запад, в Латинскую Америку и даже Африку и становится мировой грозой. Эта тема была ведущей на встрече экспертов Хельсинской комиссии США в Вашингтоне.

Эксперты говорят, что коррупционные схемы, изначально зафиксированные в постсоветских странах, теперь выявляют даже на других материках. За такими схемами часто стоят выходцы из постсоветского пространства. В качестве примера представитель правовой инициативы "Открытое общество" Кен Гурвиц рассказал о коррупционном скандале в Экваториальной Гвинее.

Там президент страны через фиктивные фирмы отмывал деньги в Испании. Руководили "предприятием" по отмыванию денег выходцы из Украины, России, Литвы и Венгрии.

Чем грозит исходящая "пандемия коррупции", в эфире радиостанции Голос Столицы проанализировал политолог-международник, кандидат политических наук Владимир Кушниренко.

Действительно ли Украина является таким экспортером коррупционных схем в мире?

– Украина – одна из. Вы правильно сформулировали, что это постсоветское пространство. В данном случае тут разделять между Украиной, Россией, Белоруссией и другими странами не стоит, потому что в принципе это порождение скорее всего как раз выражением советской действительности последнего периода существования СССР.

Вызревало что-то такое, что сейчас приобрело характер массового экспорта. И, конечно, постсоветский период, период турбулентности политической и прежде всего, государственной. Разные типы государственности на постсоветском пространстве, в Европе, Северной Америке, но и кстати говоря, есть определенное, очень точное сближение по Латинской Америке и особенно Африке, у стран постсоветского пространства, что в конце концов порождает интереснейший феномен.

Это экспорт и мировая опасность как тренд, опасность, это очень эффективные коррупционные схемы, с таким тройным и четверным дном, позволяющие наносить большой ущерб государствам.

Сохраняется ли связь между этими выходцами из постсоветских стран, и непосредственно сильными мира сего, которые находятся у власти в постсоветских странах?

– Надо учитывать особенности и в данном случае очень важно понимать, что тут есть характер и модель поведенческая, модель экономической активности, модель зарабатывания денег. И если учесть особенности горизонтальных связей здесь же, по Украине, да и по другим странам меньше, но в то же время существуют какие-то очень интересные связи.

Но скорее всего с представителями сильных мира сего из постсоветского пространства в контексте социальных и экономических взаимодействий. Потому что это очень долго вызревало, с 70-ых годов, когда начали возникать разные схемы, очень смешные с одной стороны, примитивные, приписки и так далее.

Но через много лет они вызрели уже в конкретные схемы, которые испробованы годами, которые приносили достаточно большой доход жителям постсоветского пространства. Потом эти схемы в процессе глобализации стали выходить на рынок, причем как возникало, многие выходцы из Латинской Америки, Африки, которые учились в достаточно престижных вузах в СССР, имеют связи по той же Экваториальной Гвинее или по другим странам.

К примеру, которые потом начинают в процессе социальной мобильности и социальной солидаризации между различными агентами в рамках одного какого-то ценностного и экономически-ценностного сегмента, начинают взаимодействовать, что приводит к возникновению таких вещей, про которые вы говорите.

В данном случае тут неважна привязка к каким-то государствам, важно то, что определенные социальные паттерны экономической активности сейчас в процессе глобализации и процессе… уменьшения возможности совершать подобные действия на постсоветском пространстве. Потому что огромные средства выходят из Украины, Белоруссии. Из Белоруссии меньше.

Не хочу давать неправильную информацию. Из РФ они выходят. Соответственно, уменьшается где-то конкуренция, а где-то повышается на этих рынках, появляются новые интересы и выходы на новые рынки. Мы говорим о сфере легальной экономики, что у нас не получается и очень со скрипом все идет, зато в сфере нелегальной активности идут на ура.

Будет ли готовность у западных стран продолжать как-то эту антикоррупционную кампанию на глобальном уровне?

– Это на самом-то деле очень опасная тенденция, которую западное общество очень четко осознает и оно понимает, что маховик подобной активности начинает раскручиваться и угрожает уже реально безопасности тому типу государственной модели, которая существует в европейских странах, странах Северной Америки, Австралии, Новой Зеландии и Японии.

То есть опасность в том, что два мира, два образа жизни, в данном случае выходцы из постсоветского пространства несут четкий паттерн отсутствия любого уважения к государственной системе. Понятие общего отсутствует напрочь. Особенно у тех, кто каким-то образом накопил ресурсы.

Соответственно, такое видение, использование некоего подобия государства в понимании европейцев для личного обогащения подрывает основы вообще nation state как типа политической организации с учетом договоренностей между представителями общества.

Читайте также: The Washington Times: украинская коррупция бросает ядерную тень на Европу

То есть, где существуют неписанные правила, которые выполняются, и писанные в том числе, которые выполняются в процессе осуществления повседневной жизни. То есть, есть определенное доверие к закону. Если такие тенденции с миграцией, с внедрением, скажем так, эффективных схем, которые несут в себе очень большой криминальный отпечаток, начинают проникать на их территорию.

Это уже становится реальным вопросом обеспечения функционирования нормальных экономических отношений, нарушения закона в рамках всего лишь каких-то сегментов. Это представляет уже опасность самому существованию государства такого типа. И международные системы учитывают это и государства именно такого типа nation state, если мы берем ООН и так далее.

Вы понимаете, на самом деле, сейчас зарождается тенденция, которая становится очень опасной. Когда распространялась медийность в процессе глобализации, медийный маховик начал раскручиваться, это привело к усилению террористической деятельности.

Соответственно, очень часто особенности какие-то ценностные западного мира, плюс определенное нетипичное опасное, общественно-опасное поведение в других регионах может приводить к серьезнейшим проблемам в будущем. Соответственно, сейчас я не думаю, что западное общество упустит этот момент, будет очень серьезно, поэтому они спонсируют и влияют.

Даже в странах ЕС, мы знаем, как эффективно происходит эта борьба в Румынии. То есть там и волнения общественные были. Соответственно, не переносят сейчас активность в те страны, где можно на первичном уровне начать бороться с этой опасностью. И мы уже по их действиям видим, насколько они серьезно относятся к этому.

Не получится ли так, что здесь можно будет, условно говоря, своим людям, которые лояльны представителям местной власти, им можно будет участвовать в коррупционных схемах, а не своим — нельзя.

– Все возможно и такие модели тоже. Но в целом в рамках какой-то программы широкой не будет таких вещей ни в коем случае. Потому что по большому счету, конечно, мы будем наблюдать за борьбой с терроризмом, в исторической ретроспективе, если посмотреть на происходящее на Ближнем Востоке, Северной Африке и Северном Востоке.

Бывают такие вещи, что начинают выбирать, кто ближе и кто дальше. И кто-то больше несет ответственность, кто-то меньше за какие-то действия. Но в данном случае мы говорим не про отдельных представителей, а про явление как таковое. Что будут разрабатываться модели в борьбе с явлением как таковым.

Это воспитание, прежде всего, культуры частной собственности. Это очень важно. Потому что мы, например, знаем, что мы дожили уже в Украине, что у нас существуют не просто массовые рейдерские захваты, у нас уже сформировался институт рейдерства, как социально-экономически-правовой. То есть четко имеет свою составляющую, свою структуру, свои особенности развертывания в социальном пространстве.

Но когда мы говорим о том вопросе, который вы задали по поводу отдельных случаев, мы должны понимать, что тут будет четкая работа по борьбе с явлением. То есть будут разрабатываться какие-то достаточно важные структурные моменты, которые позволяют предотвратить и не допустить возникновение таких вещей. И параллельно, конечно, будет разрабатываться система борьбы с этим.

То есть это повлияет на ту ситуацию, которая сложилась сейчас в мире. Это и более жесткий контроль над различным интернет-составляющим сегментом. Потом с банками по-другому будет изменено взаимодействие, и конечно будут совершены действия по созданию эффективных подразделений в спецслужбах. То что мы видели с терроризмом на самом деле, потому что данное явление, это глобальная какая-то тенденция, которая захватывает пространство.

Ранее эксперт по банковским вопросам Игорь Полховский в эфире "ГС" заявил, что для развития малого и среднего бизнеса власти должны понять их важность для рынка.

Напомним, экономический эксперт Тарас Загородний в эфире "ГС" заявил, что план трехлетнего развития экономики Владимира Гройсмана — социалистическая модель, которая себя давно уже изжила.

Самое читаемое
    Темы дня