наверх
14.10.201903:04
Курсы валют НБУ
  • USD24.54+ 0.01
  • EUR27.10+ 0.04

Провал Украины в Давосе, раскол "Правого сектора", коррупция в НБУ. Итоги недели

Давос-2016. Итоги переговоров Порошенко (58)

(обновлено: )205882731
В Давосе состоялся международный экономический форум, НАБУ начало расследование деятельности чиновников НБУ, а в Кишиневе тысячи людей вышли на протесты. Эти и другие события недели прокомментировали эксперты.

С сайта Интерпола исчез список чиновников экс-президента Виктора Януковича, которые ранее были объявлены в розыск. Среди них Николай Азаров, Сергей Курченко, Юрий Иванющенко. В украинском отделе бюро уже пояснили, что их действительно убрали с сайта Интерпола, но они все еще числятся в розыске.

Тем временем, Национальное бюро расследований проводит расследование против должностных лиц НБУ по статье №364 Уголовного кодекса, "злоупотребление служебным положением". В бюро отметили, что речь идет не о главе НБУ Валерии Гонтаревой.

Также стало известно, что сразу четыре батальона покинули "Правый сектор". Активисты сообщили, что зоной их действия будет западная Украина, однако в чем именно будет заключаться их деятельность, они не уточнили.

А главной новостью из мира международной экономики стало проведение Давосского форума. Украинская делегация на этой конференции согласовала возможность визита американских промышленников и бизнесменов в Украину.

Эти и другие события уходящей недели в эфире радиостанции Голос Столицы прокомментировали политолог Алексей Якубин, президент Всеукраинской ассоциации операторов рынка безопасности Сергей Шабовта, политолог Андрей Круглашов и президент инвестиционной группы "Универ" Тарас Козак.

По какой причине имена объявленных в розыск чиновников из команды Виктора Януковича исчезли с сайта Интерпола?

Шабовта: Мы многократно говорили об официальных заявлениях Интерпола, когда возникали буйные высказывания наших силовых руководителей о том, что Украина, к сожалению, за огромный период времени просто не предъявила объективных доказательств.

Якубин: Не смогла предоставить доказательства – кроме голословных заявлений.

Шабовта: А в Европе очень четко следуют процедуре. Нет доказательств – значит, нет виновных.

Якубин: Наши чиновники просто переполнены желанием внутри страны создать видимость неких действий, которые якобы осуществляет ГПУ и другие следственные органы. Как следствие, мы видим, что Интерполу надоедает просто слушать голословные заявления.

Шабовта: Это свидетельство того, что Интерпол официально показывает свою позицию всему миру. Они снимают свою репрессивную позицию по отношению к заявленным лицам и перестают их преследовать.

То есть, всему виной неправильное ведение расследования?

Якубин: Да. При этом персональные санкции против экс-чиновников Азарова, Януковича, их семей продолжают действовать в ЕС. Сколько будут действовать – это вопрос.

Максимум – это год, а потом, скорее всего, и эти санкции тоже могут быть сняты, если Украиной не будет накоплено достаточное количество доказательной базы, что именно эти люди причастны к нарушению прав человека.

Снятие санкций с чиновников Януковича нанесет удар по репутации первых лиц действующей власти?

Круглашов: Это действительно вопрос репутации. С точки зрения общественного восприятия, все очень плохо в таком случае. Хуже всего будет, если произойдет то, о чем мой коллега говорит – снятие индивидуальных санкций.

А это может произойти?

Круглашов: Я не знаю. Но я знаю, что это один из самых эффективных инструментов с тех пор, как был принят закон Магницкого. На эти таргетированные индивидуальные санкции как раз очень болезненно реагируют чиновники и ворье различной масти, если говорить грубо о таких людях, как Виктор Янукович.

А из Интерпола я бы не делал трагедии. Это просто показывает зависимость нашей правоохранительной системы, прокуратуры от власти.

Якубин: Скандал со снятием информации по экс-чиновникам с сайта Интерпола происходит на фоне кризиса доверия Авакову.

Я думаю, что есть желание со стороны президента убрать его с должности МВД. Ведь именно Аваков несет ответственность, как руководитель правоохранительных ведомства МВД, за всю эту ситуацию. И ГПУ тоже.

Антикоррупционное бюро начало расследование по поводу злоупотребления служебным положением чиновниками НБУ. Каких результатов можно ожидать по итогам следственных действий?

Шабовта: Статья №364, по которой проводится расследование – это статья-имитатор. Она вроде как покажет гнев Фемиды, а на самом деле, как правило, носит больше фактовый характер. В итоге дело ничем не завершается. Данная статья для того и создана.

Все дело в том, что нужно доказывать умысел. Это как статья с мошенничеством. Вот человек обокрал кучу людей, занял деньги, не отдал, а следователь не может увидеть в этом умысла, он вроде как случайно все делал.

Шабовта: Мы все пополняем свои технологические запасы терминов. Тефлоновый политик – это, наверное, Гонтарева, она как бронепоезд – ничто не сбивает с курса, а любое падение вниз нам преподносят как стремительный скачек вверх.

Якубин: На самом-то деле, по закону о Нацбанке одна из его функций – он несет полную ответственность за стабильность курса. И если он что-то делает неправильно в этом направлении, то это может быть основанием для того, чтобы уволить главу НБУ.

Шабовта: Гонтарева как раз заявила, что делает все, и Нацбанк-то держит гривну, как ретивого коня – за узду, но она не в ответе за "черный" рынок.

Довольно тревожная новость пришла из организации "Правый сектор". От нее откололись сразу несколько радикальных отрядов. Чего можно от них ожидать?

Шабовта: Можете не сомневаться, прихватили они с собой абсолютно все, что посчитали нужным. Для меня это вообще признак кризиса. И это началось, когда Ярош публично заявил, что он выходит из организации, более того, сегодня уже есть заявление, что он формирует новую политическую силу.

Якубин: Если говорить о "Правом секторе", мы должны понимать, что данная организация изначально задумывалась как децентрализованная структура. И вот эти нюансы, которые сейчас связаны с тем, что какие-то батальоны выходят – это, в общем-то, часть децентрализации внутри "Правого сектора".

Те, кого мы называем руководством "Правого сектора", во многом и раньше не контролировали своих представителей на местах. Они не хотят брать ответственность за свои локальные "дочки" на местах. И выход Яроша – это тоже была попытка не нести ответственность за все, что делает "Правый сектор".

С точки зрения имиджа он уже использовал все, что можно было взять от "Правого сектора".

Круглашов: Выход Яроша из состава организации – это уже свидетельство потери цивилизованности определенной частью сообщества "Правый сектор". Я знаю оттуда знакомых, с которыми мне совсем не стыдно поздороваться за руку, но, в то же время, структуры, которые являются незаконными вооруженными формированиями – это угроза внутренней безопасности нашей страны.

На форуме в Давосе Украине не удалось привлечь крупного инвестора в экономику. Почему в нас не горят желанием вкладывать средства?

Якубин: Во-первых, это конфликт на Востоке. Мы должны понимать, что деньги бегут из тех частей мира, где есть нестабильность.

Плюс, если брать политико-экономические причины, емкость внутреннего рынка в Украине падает. Это ни для кого не секрет.

Также Украина утратила зону свободной торговли с Россией, что для многих инвесторов уменьшило привлекательность страны.

Но мы же создали зону свободной торговли с Европой.

Якубин: Но раньше многие американские и европейские компании, которые вкладывали в Украину, рассчитывали не только на рынок Украины, но и России.

Но, пожалуй, главная проблема – это безответственность. Безответственность власти, финансово-экономических структур. Это намного большая проблема для Украины, чем даже коррупция.

Шабовта: Коррупция – это есть часть государственного управления. И в самых развитых государствах она есть. Но там, где эта дискреция минимальна, чиновник имеет очень маленький коррупционный зазор, в рамках которого и маневрирует.

Козак: Это продолжение той же мантры, что вы должны реформировать экономику, а мы вам дадим деньги.

Мы не реформируем ничего, соответственно, последние полгода. Поэтому полгода нам деньги не дают. И МВФ намеками дает понять, что даст нам все же следующий транш где ориентировочно в феврале. Хотя, конечно, никто не может этого гарантировать.

Все может сорваться, потому что мы очень слабо, медленно реформируем то, что обещали. Практически в каждом направлении мы делаем минимум. А поддержка МВФ следующим траншем показывает для всех других инвесторов Украины, что реформы делаются. Потому что все понимают – МВФ отслеживает эти реформы. И если в Украине они проводятся, это сигнал для других инвесторов, наших партнеров-стран. США, например, могут выдать следующий транш в 1 млрд долларов.

Однако главной темой последних дней стал даже не форум в Давосе, а многотысячные протесты в Кишиневе. К чему может привести молдавский "Майдан"?

Якубин: Мне кажется, что Молдова напоминает скорее будущее Украины, а не то, что у нас было.

Молдова подписала договор об ассоциации. Более того, у Молдовы есть безвизовый режим с ЕС. То есть Молдова достигла тех многих вещей, которых Украина пытается сейчас добиться. Но, в итоге, все те же протесты.

Потому я и говорю, что в Молдове мы видим ситуацию, которая, скорее всего, может ожидать Украину, если тенденция олигархизации политики в стране продолжится.

Помните, я говорил по поводу понятия "захваченное государство"? Вот то, что мы видим в Молдове – это митинг не за, например, ЕС, не за Россию. Это митинг против олигархов и за то, чтобы государство служило интересу большинства граждан. То есть это попытка граждан вернуть контроль над государством.

Шабовта: Предтечей этих событий стала абсолютно циничная ситуация, когда у них вдруг «растворился», по-моему, усилиями четырех банков, миллиард евро, и это стало достоянием публичности. И вот сейчас все поняли, что правительство, правоохранительная система управляются одним только человеком, бизнесменом.

Хочу еще сделать ремарку: в Молдавии существует закон об оружии. Население вооружено. Мы наблюдаем уже две публичные акции, очень масштабные, и ни одного выстрела!

Круглашов: Надо понимать, что и мы показали миру великий пример того, что можно вести кампании ненасильственного сопротивления в течении двух месяцев в мороз и делать на волонтерских усилиях много всего хорошего.

К слову, в ЕС все чаще говорят об усугубляющемся кризисе Шенгена.

Якубин: Тучи над ним сгущаются, мы это видим. То есть мы видим попытку многих стран ЕС, в первую очередь Северной Европы, каким-то образом изменить некоторые нормы и правила Шенгена. Словакия тоже уже говорит об этом.

Шабовта: Европейцы не отменяют шенгенскую визу как ценность, но они меняют на каком-то локальном отрезке отношение к ней.

В Кишиневе продолжаются митинги против утверждения правительства под руководством Павла Филипа. Акции протеста проходят мирно. Участники скандируют: "Молдова!", "Выборы!", "Мы народ!".

Ранее в эфире радиостанции Голос Столицы председатель Ассоциации украинцев в Молдове Михаил Багас заявил, что оппозиционные силы готовы вывести на протесты в Кишиневе от 30 до 40 тысяч участников.

Самое читаемое
    Темы дня