наверх
19.01.202222:54
Курсы валют НБУ
  • USD26.89+ 0.03
  • EUR31.83+ 0.14

Украина будет одалживать до бесконечности, если...

(обновлено: )77440
По словам Ольги Богдановой, главный провал Минфина заключается в том, что за год у него так и не получилось стать другом для бизнеса.

РИА Новости Украина — Радиостанция Голос Столицы

В Минфине подвели итоги уходящего года и обозначили планы на следующий год. Так, министр финансов Александр Данилюк, в отличие от руководства Нацбанка, считает преждевременным начинать переговоры с МВФ о новой кредитной программе, поскольку действующая — еще не выполнена, и у кредиторов есть к ней замечания, которые делают невозможным выделение следующего транша.

При этом Данилюк надеется, что в 2018-м Украина получит не два займа от фонда на сумму 3-3,5 млрд долларов, а даже больше, а в качестве главного провала 2017-го он назвал несоздание Службы финансовых расследований.

Заявление главы Минфина в эфире радиостанции Голос Столицы проанализировала глава наблюдательного совета Палаты налоговых консультантов Ольга Богданова.

По словам Данилюка, внутренний долг Украина будет выплачивать до 2047 года. Как накопилась эта сумма?

— Я не совсем специалист по финансам и по реструктуризации, но почему возник долг, думаю, понятно. Потому что в долг берут, иначе он возникнуть не может. Что касается вопросов инвестиционного климата, провалов, и что дальше делать, и нужны ли нам дальнейшие транши, здесь я могу вступить в дискуссию. Да, Кабмин в лице министра финансов считает, что главный провал — это отсутствие Службы финансовых расследований. Но мне кажется, что проблема с точки зрения налоговой и финансовой политики у нас — не совсем в этом. У нас, к сожалению, слишком много законопроектов, которые бы действительно поддерживали бизнес и способствовали предпринимательству, не проходят и не принимаются. Но сейчас самый важный вопрос — это принятие закона о выведенном капитале, который к сожалению, не был принят до начала 2018 года, несмотря на то, что присутствует прямая норма в Налоговом кодексе. Данный законопроект, я напоминаю, действительно является одним из инвестиционно-привлекательных, и, с другой стороны, помогает оставлять прибыль в Украине при осуществлении и выведении капитала за рубеж, в частности, в оффшорные зоны и так далее.

Что Вы думаете по поводу Службы финансовых расследований?

— Здесь у меня достаточно двоякое мнение. Потому что Служба финансовых расследований — это некий аналог налоговой милиции, который больше должен заниматься аналитической работой, нежели карательной и бегать смотреть, проверять, находятся ли налогоплательщики по адресу. Но что мы видим за последний год работы, в частности, министра финансов? Мы видим внедрение системы блокировки налоговых накладных. То есть, по сути, это система, которая должна предотвращать осуществление мошенничества в сфере НДС. То есть мы должны убрать налоговые милиции, но нам сразу же вменяют другой инструмент, который отлавливает такие всякие схемы и мошенничество в сфере НДС. Но данный инструмент тоже совершенно не способствует инвестиционной привлекательности и развитию предпринимательства в Украине. Потому что сейчас весь бизнес понимает и знает, что в Украине коллапс из-за этой системы, из-за блокировки налоговых накладных, бизнес не может нормально функционировать. То есть все это — это не те инструменты, которые способствуют развитию бизнеса, и улучшению экономики, а наоборот его тормозят.

Что плохого в том, чтобы соединить все функции в одном органе?

— Если мы говорим в целом, то это все — не плохо. Вопрос только в том, что когда мы начинаем читать законы, которые пишутся, мы находим там совершенно другое. То есть это все тот же карательный орган, и подходы в системе блокировки налоговых накладных показывают сейчас, к сожалению, очень фискальную позицию со стороны Минфина.

Что на самом деле не так в этом законе?

— У нас за последние полгода появилось несколько законопроектов. Один законопроект и концепция — это инициированные Минфином, и второй законопроект инициирован налоговым комитетом Верховной Рады. Оба законопроекта имеют как положительные, так и отрицательные стороны. Я, как представитель бизнеса и эксперт, больше бы хотела сделать акцент на развитии предпринимательства, а не на фискальных позициях и политиках. Мне кажется, что подходы при создании такой службы все равно предполагают презумпцию виновности плательщика. То есть мы не базируемся на том, что все у нас правы, и мы ходим, ищем правонарушителя, а мы всех останавливаем, ко всем вмешиваемся в бизнес-процессы, а потом уже решаем, кто прав, а кто виноват. Это фискальный подход, который сейчас прослеживается, к сожалению.

Им руководствуются соответствующие департаменты Минфина?

— Да. Более того, мне кажется, что в 2017 году, это был первый год, когда орган законодательной власти дал Минфину очень много полномочий в части контроля над Фискальной службой. То есть они полностью контролируют Фискальную службу Украины. Но есть много хороших специалистов, я не буду говорить, что все плохо, есть и хорошие, позитивные вещи, безусловно, но чего не хватает бизнесу, это быстрой реакции, быстрых изменений, быстрого реагирования. Сказать, что в целом инвестиционный климат в стране улучшился, нет. То есть мы видим это по всем прогнозам, что у нас нет даже возврата иностранных инвестиций на том уровне, который был в 2013 году. Если не развивается экономика, мы будем, естественно, только до бесконечности брать и одалживать.

Читайте также: Украина рискует остаться без финподдержки ЕС и МВФ — Толстов

То есть лучше не брать кредитов у МВФ?

— Я считаю, что нужно развивать свою экономику, а не брать долги, которые не понятно за счет чего отдавать. Самая большая статья расходов бюджета Украины — это обеспечение внешних долгов. Но надо когда-то говорить, что все, хватит, и начинать жить правильно и нормально. У нас, к сожалению, пока не принимаются те законы, которые действительно привлекли бы сюда инвесторов. Мы не делаем из Украины если не прямой оффшор, то, во всяком случае, юрисдикцию, которая была бы с либеральным законодательством.

Какие нужно принять меры, чтобы это обеспечить?

— Первое — это все-таки нужно пойти навстречу и принять законопроект о налоге на выведенный капитал. Бизнес этого требует. Бизнес этого хочет и просит уже на протяжении трех лет. К сожалению, в ответ кричат, что дыра в бюджете. Дыра в бюджете у нас не из-за этого. У нас слишком много других статей, которые «пилятся» и «пилятся», извините за прямолинейность и за такой лексикон. Дальше нужно дать бизнесу возможность развиваться и всем предоставить равные условия. Законопроекты, которые принимаются, и мы это видим по последнему принятию бюджета, не для всего бизнеса дают у нас одинаковые условия. У нас есть природная монополия, они в своей какой-то находятся нише, у них — свои условия. У нас есть крупные плательщики, они тоже в некой нише, то есть они не подвержены никаким блокировкам, они не подвержены ничему. Им возмещают, у них — все хорошо. Но малый и средний бизнес у нас не развивается. А это все-таки реальный сектор экономики. Поэтому больше прислушиваться к бизнесу, развивать малый и средний бизнес, принимать правильные законопроекты, и прекращать брать кредиты у МВФ.

Поддерживаете ли Вы главу Минфина в оценке несоздания Службы финансовых расследований?

— Я не думаю, что это самый главный провал. Это один из вопросов, которые нужно безусловно урегулировать и сократить количество органов, которые могут заниматься вопросами экономических расследований. Мы уже сегодня эти все структуры перечисляли. Это — один из провалов. Но самый главный провал, мне кажется, что мы не увидели в лице Минфина за этот год, возможно, будет еще шанс у них в следующем году, все-таки стать другом и поддерживать бизнес, а не поддерживать Фискальную службу в такой фискальной политике.

Между тем, доктор экономических наук Алексей Плотников в эфире «ГС» заявил, что деньги МВФ не сделают Украину финансово стабильной. Он отметил, что политика правительства направлена на внешние заимствования и не стимулирует развитие национальной экономики.

Самое читаемое
    Темы дня