наверх
17.09.202122:07
Курсы валют НБУ
  • USD26.89+ 0.03
  • EUR31.83+ 0.14

Болезненное внимание. Скорее бы Бернар-Анри Леви разлюбил Украину

(обновлено: )2611233
Ровно год назад, в начале февраля 2014 года, на сцене Евромайдана с пламенной речью выступил известный французский деятель Бернар-Анри Леви, именуемый некоторыми "философом и мыслителем".

Владимир Корнилов

В окружении красно-черных бандеровских стягов и "волчьих крюков" "Правого сектора" француз, не моргнув глазом, заявил, что обошел майдан и нигде не увидел признаков нацизма. Нацистские свастики, которыми в то время была разрисована Киевская мэрия, захваченная "правосеками", видимо, зарубежному гостю не показались таковыми признаками.

Сразу после своего визита в Киев Леви выступил с восторженной статьей "Мы все – украинцы". В ней он заявил, что майдан борется за известные только ему "европейские ценности", за которые, по его же словам, сама Европа давно уже не борется. И торжественно пообещал сделать все от него зависящее для "победы демократии" в Украине. 

Весь минувший год для французского оратора прошел под знаком Украины. Пожалуй, никто из западных деятелей не написал столько статей на эту тематику. Символично, что Леви и окончил свой год статьей в "The Wall Street Journal", которую он посвятил… триумфу Украины – да-да, французский "украинец" чуть ли не единственный, кто обнаружил этот триумф по итогам года! 

В этой статьей он ни разу не упомянул о состоянии самих украинцев, о разрушенной в пух и прах экономике, о том, что, борясь за "европейские ценности", сторонники майдана отбросили свою страну очень далеко от европейских стандартов жизни.

"Мыслителю" не до столь низменных и мелочных вещей. Правда, отмечу, что не заметивший никаких признаков нацизма год назад, на этот раз Леви заметил-таки признаки досадного антисемитизма на Украине. Судя по этой статье, это чуть ли не единственная проблема, связанная с обнаруженным им "триумфом".

И 2015 год начался для француза с украинской темы. Одну из первых своих статей этого года он написал в соавторстве с еще одним любителем украинской тематики Джорджем Соросом. Под заголовком "Спасем Новую Украину" они поместили ее в "The New York Times".

Соавторы где-то обнаружили признаки этой новой, великой, демократической, некоррумпированной страны, родившейся год назад на майдане. Они противопоставили эту страну "старой Украине", где процветала бюрократия и коррупция.

В качестве примера "новизны" привели Наталью Яресько, которая "за несколько сотен долларов в месяц теперь работает финансовым министром".

Интересно, авторы не догадываются, что тот факт, что успешный бизнесмен (или в данном случае бизнесвумен) переходит на работу за "несколько сотен долларов" как и в "старой", так и в "новой" Украине свидетельствует как раз о том, что коррупция в этой стране процветала и процветает? Или они думают, зарплаты предшественников Яресько на этом посту были больше?

Авторы вновь не упомянули жалкое состояние украинского населения, оказавшегося заложником их псевдодемократических экспериментов. Правда, в отличие от "триумфальной" декабрьской статьи Леви, здесь было упомянуто печальное финансовое состояние Украины, вину за которое авторы, само собой, возложили лично на Путина! Ну, а на кого ж еще? Не на министра ж финансов, работающую "за несколько сотен долларов", ее возлагать!

А мне интересно в этой связи другое: свою-то ответственность эти господа и лично мсье Леви чувствуют? За сказанное ими, за сделанное, за ложные надежды, которыми они одаривали участников майдана, за несбывшиеся прогнозы!

Скажем, многие аналитики и эксперты предупреждали в разгар майдана, что победа того наверняка обернется жестким расколом Украины. Что говорил на эту тему Бернар-Анри Леви год назад? Когда его спросили, произойдет ли такой раскол, он ответил: "Надеюсь, что нет. Я сегодня встречался с одним из руководителей украинской оппозиции, только что вернувшимся из серии митингов в Восточной Украине. Он говорил, что пропасть между Восто¬ком и Западом страны в последнее время уменьшилась". Существует ли в этой связи моральная ответственность "мыслителя" за его слова?

Многие критики Леви указывают на один неоспоримый факт: где-то с прошлого года (аккурат с переключения его на украинскую тематику) француз начисто забыл свою доселе излюбленную тему — Ливию.

А ведь начиная с марта 2011 года, когда Леви посетил повстанцев в Бенгази, он был, чуть ли не главным спикером по этой тематике во всех западных СМИ. Пожалуй, никто так активно не призывал Францию и иные западные государства начать военную операцию против Муамара Каддафи. Ради чего?

Леви торжественно пообещал то же, что затем пообещает и украинцам: "Мы принесем ливийцам гражданское общество и демократию".  И как с обещанием? Во что превратилась Ливия после свержения Каддафи? Страны фактически не осталось, она распадается на глазах, а кровь льется рекой так, как никогда не было при свергнутом диктаторе.

И почему Леви вдруг резко охладел к теме Ливии? Почему мы больше не видим его проникновенных статей о необходимости построить "демократическое гражданское общество" в этой еще совсем недавно не бедной стране Северной Африки, куда, кстати, с 2013 года французу въезд запрещен? Все, миссия выполнена, очередное государство развалено и можно приступать к Украине?

А вспомнить некоторые слова Леви по ливийской тематике было бы очень актуально в связи с его новой любовью – Украине. В ноябре 2011 года французский деятель оправдывал бомбежки Ливии тем, что кровавый Каддафи бросил танки на города своей страны. 

Вот что он заявил тогда: "Когда государство расписывается в неспособности обеспечить хотя бы минимум суверенитета, то есть безопасность собственных граждан, когда оно ставит в опасность и намеренно уничтожает свой народ, перед международным сообществом стоит долг занять его место. Именно в этом заключается обязанность вмешаться… Перед международным сообществом в таких условиях стоит долг по дополнению или смене режима. Потому что у прав человека нет никаких границ: любой человек — мой ближний, пусть даже он живет на Тиморе, в Дарфуре или Ливии".

Или Донецка, или Луганска, или Горловки – было бы логично продолжить сейчас, учитывая новую страсть француза. Почему-то теперь он не пишет и подобных слов!

Потому что теперь украинский режим его устраивает, как и устраивает полный распад некогда любимой Ливии, истекающей нынче не замечаемой им кровью. Или в том, что испытывает Ливия, тоже Путин виноват?

Остается только догадываться, на какую страну Бернар-Анри Леви и ему подобные "мыслители" переключатся после Украины. Но очень хотелось бы, чтобы это произошло как можно скорее. Больно дорого для народов и стран обходится подобное внимание. 

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции. Ответственность за цитаты, факты и цифры, приведенные в тексте, несет автор.

Самое читаемое
    Темы дня