наверх
18.11.201904:12
Курсы валют НБУ
  • USD24.22- 0.02
  • EUR26.72+ 0.06

Зона особого риска. Ветераны АТО склонны к суицидам, насилию и криминалу

Днепр, Львов: взрывные события (380)

(обновлено: )140747
Лучше позже, чем никогда. На четвертый год войны на востоке Украины чиновники решили вплотную заняться психологической реабилитацией военнослужащих - случаи суицидов среди ветеранов войны участились. И это далеко не единственная проблема.

Дарья Егорова, РИА Новости Украина

В понедельник в информационном агентстве "Интерфакс-Украина" прошла пресс-конференция на тему "Психологическая реабилитация и психиатрическая помощь участникам АТО. Пути уменьшения уровня суицидов среди военнослужащих и демобилизованных из зоны АТО". Как оказалось, в стране только сейчас началась серьезная подготовка по решению последствий постравматического синдрома и пока это распространяется только на ветеранов АТО, хотя должно охватывать в том числе бойцов добровольческих батальонов и мирное население.

Проблема нации

Психологическая реабилитация для ветеранов АТО — это отдельное стратегическое направление, которому государство должно уделять большое внимание, считает народный депутат, председатель Комитета по вопросам здравоохранения Ольга Богомолец.

«Психологическая реабилитация бойца должна начинаться с момента подписания контракта, когда человек принимает решение стать военным. Потому что, если психологическая реабилитация будет проводиться после его возвращения, это поздно», — сообщает нардеп Ольга Богомолец.

Самые страшные последствия постравматического синдрома (ПТСР) — суицид. В США во время вьетнамской войны погибло 58 тысяч военных, а в течении 10 лет после ее окончания — 62 тысячи ветеранов покончили жизнь самоубийством. Суицидальные потери были больше, чем боевые, и происходили они не сразу же, а через годы. Чтобы Украина не вошла в такой клинч, мы должны быть готовы, подчеркивает нардеп.

К тому же, мы до сих пор не знаем, как страна пережила Афганскую войну, сколько ветеранов покончили жизнь самоубийством, сколько стали наркоманами, сколько спились, сколько попали за решетку, сколько совершали насилие в семье. А эти последствия наступают из-за отсутствия коррекции психического расстройства.

"ПТСМ не надо воспринимать как неизлечимую болезнь — это реакция на стресс. Нам надо создать условия, чтобы мы не фиксировали суициды, не собирали случаи домашнего насилия, наша задача сделать так, чтобы участники войны были приняты обществом. А общество и семья должны быть готовы принять их другими. Пройдет время, и они станут лучше тех, кто не был на войне. И именно ветераны — это новая политическая элита Украины. Сегодня надо работать со всеми, чтобы ветеранам было комфортно вернуться домой", — считает Ольга Богомолец.

Каждый третий — самоубийца

С помощью МВД впервые удалось разработать систему регистрации завершенных и незавершенных суицидов. Сегодня все случаи должны регистрироваться в отдельных реестрах, и эти данные будут направляться в Институт судебной психиатрии. Там — специфические вопросы: сколько времени человек был на войне, где, с кем общался, как вел себя и так далее. Это важно, чтобы понять, кому в первую очередь надо уделить внимание.

"Но сегодня в базе находится более 100 анкет ветеранов, совершивших суицид. В большинстве своем это люди, которым не исполнилось 30-ти лет. Большинство совершили самоубийство в состоянии алкогольного опьянения, использовав огнестрельное оружие. Большинство были безработными», — подчеркивает Ольга Богомолец.

По данным МВД, ветераны АТО совершили 500 суицидов на гражданке. Сколько во время службы — неизвестно. Но проблема в том, что психологической реабилитацией у нас занимаются разные люди и организации. А за эту работу должны взяться не только психологи, но и члены семей, работодатели, священники, сослуживцы. Только системно можно помочь и добиться результата — снижения уровня суицидов и прочих проблем, считает нардеп.

С 2014 года в Институт судебной психиатрии стали обращаться военнослужащие. Специалисты ставили диагноз — психическое расстройство — и лечили соответственно. А после обвинения в том, что ставили этот диагноз даже тем, у кого не было симптомов, поняли, что нужен другой подход, необходимо изучить каждый отдельный случай.

В течении двух лет медики собирали клинический протокол реакции на стресс и последствия стрессового расстройства. И, как отмечает директор Украинского научно-исследовательского института социальной и судебной психиатрии и наркологии Министерства здравоохранения Украины Ирина Пинчук, пришли к выводу, что кроме медикаментозного лечения нужна психологическая реабилитация.

«Мы проанализировали анкеты с 15-го по 17-й годы и увидели, что в 2015 году психологическую помощь получили только 11% военнослужащих, которые совершил суицид, а в 2016 году каждый третий получал психологическую помощь, но все равно совершил суицид», — подчеркивает Ирина Пинчук.

В начале 2016 года был утвержден клинический протокол для диагностики и лечения ПТСР у военнослужащих. Сегодня ветераны, которые имеют ПТСР, могут обращаться в госпитали ветеранов, их количество в психиатрических больницах уменьшилось. Именно в госпиталях уже отрабатывается комплектный подход, с ними работают психологи, неврологи, хирург, травматолог. В этих учреждениях ветераны могут получить и психологическую и физическую реабилитации. Государство выделяет много денег на психологическую реабилитацию.

Читайте также: Неделя Верховной Рады. Вместо работы – драки

Но рассчитывать на помощь специалистов могут только ветераны, получившие удостоверения участника АТО. Бойцы добробатов, те, которые не вошли в состав МО или МВД, в эту категорию не попадают. И, более того, так как они не считаются ветеранами АТО официально, данные о самоубийствах, насилии, преступлениях и так далее, среди тех же бойцов "Правого сектора", чеченского батальона и им подобных, не известны.

С ними будут работать, но позже, как и с населением, пережившим ужасы войны.  

Самое читаемое
    Темы дня