наверх
28.10.202115:39
Курсы валют НБУ
  • USD26.89+ 0.03
  • EUR31.83+ 0.14

Крестный ход, отношения Украина-РФ и новый статус Крыма. Итоги недели

Годовщина убийства Павла Шеремета (324)

(обновлено: )208554
В Киеве завершились два крестных хода, ГПУ проверяет добропорядочность прокуроров, Украина осталась без посла РФ. Итоги недели в эфире радиостанции Голос Столицы подвели эксперты.

В четверг, 28 июля, православные отметили 1028-ую годовщину крещения Киевской Руси. Днем ранее в Киев прибыл Крестный ход Украинской православной церкви Московского патриархата. А в четверг прошел Крестный ход УПЦ Киевского патриархата.

Генеральный прокурор Юрий Луценко заявил, что в Украине люстрация в ГПУ завершена на 95%. Ранее он сообщил, что в ГПУ разработали метод тайной проверки добропорядочности прокуроров.

В ходе обысков в рабочем кабинете и по месту жительства уличенного во взяточничестве судьи Высшего хозяйственного суда Виктора Швеца изъяли почти 300 тысяч долларов, долговые расписки почти на 500 тысяч, а также венгерский паспорт.

Президент РФ Владимир Путин освободил Михаила Зурабова от должности посла РФ в Украине.

Совет безопасности ООН отклонил украинский проект заявления по поводу включения Крыма в состав Южного федерального округа.

Эти и другие ключевые события недели в эфире радиостанции Голос Столицы проанализировали политолог Алексей Якубин, эксперт Украинской федерации профессионалов безопасности Сергей Пархоменко, председатель правления Украинского института международной политики Ростислав Томенчук.

Назовите три самых важных события этой недели.

Пархоменко: Я бы назвал положительное проведение Крестного хода в нашей стране. Работа правоохранителей в этом плане была неплохой, удовлетворительной, они выполнили свою задачу, инцидентов не было.

То, что Крестный ход прошел спокойно, учитывая все страсти, которые нагнетались вокруг этого мероприятия, это означает, что на пятерку отработали украинские правоохранители или страсти нагнетались искусственно?

Пархоменко: Говорить о том, чего возможно не было, может кто угодно. А если посмотреть на то, как работали правоохранители, их было 5000 человек. Они в такую жару ходили в форме постоянно, смотрели за людьми вокруг, изучали окружающую обстановку, искали мино-взрывные устройства. Это очень и очень непросто. 

Всегда были инциденты, всегда были драки, всегда были разбитые головы, носы, задержанные люди, все время был какой-то шум. А это в первый раз, когда такого не было. 

Поэтому мы можем сказать, что правоохранители отработали на отлично, они свою задачу выполнили.

Информационный шум, который сопровождал то мероприятие, он ухудшал ситуацию с безопасностью?

Пархоменко: Информационный шум и паника всегда негативно сказываются на работе правоохранителей. Потому что необходимо подключать руководителей самого высшего звена. 

Это было не настолько важное мероприятие, чтобы глава Нацполиции выходила к протестующим, чтобы сам министр включался в этот вопрос. Это функция его заместителя по общественной безопасности, не больше. 

То есть, информационный шум со стороны только вредил и поднимал панику среди населения. Плюсов в нем не было.

Возможно ли было найти людей, которые ставили гранаты и муляжи мин по маршруту движения Крестного хода?

Пархоменко: То, что оставили в поле, если нет свидетелей, то это практически невозможно. Конечно, можно говорить, что собаки могли взять след и пойти дальше искать по полю. Но я не буду сейчас учить преступников, как спрятать свой след от собаки. 

Теоретически, да, можно было бы позаниматься и поискать. Но практически это достаточно сложно, когда нет следов, когда специалисты следы замели.

Алексей, какие три самых важных события недели вы назовете?

Якубин: Я думаю, первое – это Крестный ход, второе событие – это избрание Хиллари Клинтон кандидатом от демократической партии, и скандалы, связанные с этим, и третье – кадровая революция в России.

Читайте также — Долг Украины РФ и помощь Запада: денег нет и не будет, совести тоже

А что вы думаете о Крестном ходе и действиях правоохранителей?

Якубин: На самом-то деле мне кажется, что просто службы тут не могли сработать по-другому, потому что если бы они сработали по-другому, после Шеремета это был бы не то, что удар, это был бы уже последний айсберг для "Титаника" под названием МВД.

Айсберг смогли обойти?

Якубин: Да, они смогли обойти все-таки, хотя с другой стороны, остается много вопросов, в первую очередь, откуда вообще появлялись эти муляжи и информация о них. 

Почему до этого представители МВД не говорили активно об этих вещах и не боролись с людьми, которые могли бы потенциально заложить вот эти бомбы или муляжи бомб, то есть, почему только во время Крестного хода это все всплыло?

А вы уверен, что такие вещи обязательно должны быть публичными?

Якубин: Понимаете, я думаю, что учитывая масштабы Крестного хода, который мы с вами наблюдали и градус настроения, атмосферы вокруг него, я думаю, что МВД должны были такие вещи говорить…

Пархоменко: Почему информация о том, что могли быть закладки, не озвучивалась раньше: такое просто не озвучивается. Они просто работают, а градус напряженности повышался, чем ближе к столице и чем ближе финал. Потому что было бы что-то там далеко от столицы, не было бы такого резонанса. А все было на месте. 

Информация, работа с людьми, которые могли бы сделать закладки, такого просто нет.

Якубин: Вам не казалось странным, прямо вот за день, когда они дошли уже в Киев, когда МВД говорит: все, Крестный ход останавливается, потому что там разные всякие угрозы безопасности. То есть, Крестный ход мы останавливаем, но почему-то не останавливаем те организации, потенциально, которые могли бы заложить вот эти муляжи, бомбы и так далее.

А кто мог заложить, по-вашему?

Якубин: Вполне возможно, что это были праворадикалы. Вполне возможно, что это была просто провокация для создания какой-то атмосферы страха и так далее, чтобы как можно меньше людей вышли на улицы Киева.

Сам факт того, что об этом начали говорить, когда они уже дошли до Киева, говорит о том, что, наверное, МВД тоже рассчитывали на то, что это снизит количество людей, которые выйдут на улицы Киева.

Смс-сообщение: "МВД работали хорошо: закладки закладывали сами для тренировки". Сергей, такое возможно?

Пархоменко: Я скажу так, что найденные закладки – что они изменили? Только то, что люди пересели в автобусы и в автобусах доехали до Киева. Больше ничего.

Якубин: И атмосфера была создана.

Пархоменко: Атмосфера была создана изначально, потому что это УПЦ МП, то есть страны-агрессора, вот и вся атмосфера. Чем ближе к Киеву, тем накал страстей больше.

Заговорили о возможном религиозном противостоянии в Украине. Насколько это возможно?

Якубин: Очевидно, Крестный ход, который мы увидели, стал своеобразной точкой мобилизации. Если говорить о количестве политиков, которые об этом говорили, то это были парламентские политики, они интерпретировали этот Крестный ход во многом не как религиозный. 

Мне кажется, что во многом была попытка показать, что это ход за мир. Поэтому Крестный ход можно рассматривать как антивоенную демонстрацию. 

Читайте также: Сдающие. Украина олигархическая: кому кто и что принадлежит?

По поводу религиозного противостояния. Мне дико слышать из уст президента вещь по поводу того, что в Украине нужно создавать единую церковь. В Украине есть статья 35 Конституции Украины по поводу государства и церкви. Это странно звучит для страны, когда президент призывает к созданию единой организации, и он оценивает, что нужна такая. 

То, что так говорят политики, показатель, что вместо того, чтобы говорить о реальных проблемах, у нас затрагивают тему религии. Политики не должны такими вопросами заниматься и поднимать. Но они поднимают и в будущем тоже будут поднимать, потому что политики цинично рассматривают церковь как машины обеспечения голосов на выборах. 

Политики считают, что церкви – очень удобный механизм, который будет обеспечивать избирателями под каждую избирательную кампанию. Поднимая этот вопрос, они как бы говорят: эта существующая иерархия она же не просто земная, она от Бога.

Наши политики так не говорят. Это немного другая риторика.

Якубин: Почему? Это риторика о том, что мы должны создать единую поместную церковь. Это разве не похоже на риторику религиозных проповедников. Кто говорил о создании единой поместной церкви?

Это говорили все политики на протяжении существования Украины независимой.

Якубин: Вы понимаете абсурдность? И Ющенко говорил, он себя видел мессией в этом контексте. Это абсурдно звучит в 21 веке. Представьте, если бы Барак Обама стал бы агитировать за какую-то церковь макаронного монстра и говорил, что США нуждается в такой церкви для всех.

Возможно, игры с церковью – это ответ на запрос электората?

Якубин: У нас избиратель готов проглатывать внешнюю форму, готов политику прощать политические просчеты, потому что он пришел в церковь и сфотографировался с паской. Это своеобразный упрек нашим избирателям, почему он готов наших политиков оценивать.

Пархоменко: Я не со всем соглашусь. Политики должны заниматься политикой, а не церквями. И да, они на теме церкви часто пиаряться, и это видно, когда они ходят на религиозные праздники, они что-то рассказывают, их там снимают. Это чистый пиар. Пусть священники говорят о вопросах церквей.

Вы видите угрозу религиозного противостояния в Украине?

Пархоменко: Я такой угрозы не вижу. Об этом поговорить могут. Проблем у нас много, достаточно и не будет у нас тут градуса напряженности. У нас боевые действия идут. Не до того сейчас.

Генпрокурор озвучил идею, что нужно писать письма на Генпрокуратуру, сообщать о подозрительно богатых прокурорах. Каждый прокурор должен теперь заполнить определенную анкету. Насколько это действенные меры? Это пиар или может помочь?

Пархоменко: Я думаю, это чистый пиар. Борьбой с коррупцией должны заниматься органы, которые занимаются борьбой с коррупцией. 

Эти письма: тот, кто зол, тот подпишется, но большинство не подпишется. Мы знаем, как работают службы. Человеку могут угрожать после этого. Есть службы, пусть занимаются этим. А они опять людям пишут: люди, поработайте за нас. Парадокс.

Якубин: Сталин пытался писать обращения. 5% населения занимались только этим. В какой-то мере идея обречена на провал. Они будут опасаться делать такие вещи, и это действительно перекладывание ответственности на граждан.

Онищенко вышел на связь с несколькими СМИ, заявил, что он уехал жить в Лондон, обвиняет правоохранительные органы, что дело было сфабриковано. В правоохранительных органах считают, что он скрывается таким образом. Случайно ли тянули так долго с подготовкой документов или специально все к тому шло?

Якубин: Тут был своеобразный пинг-понг между Генпрокуратурой и НАБУ, который был связан с тем, что каждая из этих служб понимала, что Онищенко ускользнул. 

Главный вопрос – на кого повесить ответственность, что они плохо готовили дело или они не совсем так подготовили документы, время оттянулось и не были подготовлены в нужные строки нужные документы. 

Смотрите также: Онищенко о продаже лошадей и убежище в Британии: комментарий нардепа

Возникает вопрос: почему эти тянулось две недели? Потому что была попытка размыть ответственность, чтобы мы не могли предъявить или Генпрокуратуре, или НАБУ. Кто несет ответственность, тоже не понятно. И ни Генпрокуратура, и ни НАБУ.

То есть это намерено генпрокурор не подписывал необходимые документы?

Якубин: Если мы говорим, что это бюрократические нюансы, это не очень большой профессионализм НАБУ. Для НАБУ это тревожный звонок. Я думаю, это был политический умысел, связанный с тем, чтобы размыть ответственность между двумя органами.

Пархоменко: В данной ситуации наши правоохранители сработали как всегда. У нас много шума, много заявлений, а результата никакого. Я не помню, чтобы кто-то, таким образом, не улизнул, чтобы кого-то таким образом не задержали. 

У нас говорят, что он вор, негодяй, долго не задерживают, и вот он за рубежом.

Может, это действительно бюрократическая машина?

Якубин: Презумпцию невиновности никто не отменял. Если есть желание оперативно работать, вспомните, как назначили Луценко – за один день. Доказательства – это определенные факты, собранные под определенные условия. Не любую вещь можно считать доказательством.

Пархоменко: Не было политической воли. Отличный пример с Луценко.

Вручил Луценко подозрение Швецу. Но Швец продолжает занимать должность судьи, пока ВР не даст согласие на его арест или Высшая квалификационная комиссия не примет решения об отстранении. Что с этим делать?

Якубин: Это суд. Это отдельная ветвь власти. Суд должен быть более независимым, более защищенным, потому что может быть, что есть нарушение. Но мы понимаем, что ради давления власть может создать таких "нарушений" очень много по поводу разных неугодных судей.

Это может быть давление на суд?

Якубин: Сложно пока говорить. Я не исключаю такого фактора. Окончательную точку должен ставить суд. Мы должны исходить из презумпции невиновности.

Пархоменко: Я с этим отчасти соглашусь. Не дело это Луценко этим заниматься и громкие заявления делать. Это пиар.

Сейчас будем говорить о теме последних двух дней: те перестановки, которые были затеяны в РФ и напрямую коснулась и Украины. Ну, во-первых, украинская территория, Крым, была лишена статуса отдельного федерального округа в рамках РФ, и была включена в состав Южного федерального округа. Алексей, ваше мнение, для чего это делалось?

Якубин: Мне вообще было интересно, что это все это произошло в день князя Владимира, это такое совпадение – или не совпадение – когда 15 чиновников разного уровня были изменены, это коснулось не только Крыма, а еще другой части РФ, Калининградской области…

Там много регионов.

Якубин: Да, там много регионов, но приближает ли это или отдаляет? Смотря какой стратегии придерживается Украина. Боремся ли мы за население или мы боремся за территорию? 

Мне кажется, что, к сожалению, во многом мы продолжаем, о стратегии возвращения Крыма я вообще молчу, мне кажется, ее нет, а тут та дискуссия, которую мы слышим в нашем политикуме, она так или иначе касается территории. 

То есть, не людей, потому что у нас почему-то как работать, взаимодействие с людьми, чтобы сделать их более лояльными Украине, наших сограждан там, мне кажется, сильно не ведется в Украине. У нас даже ключевой акцент делается на крымских татарах, которые – при всем уважении к ним – не составляют большинство населения Крыма. 

Читайте также: Украина: у критической черты. Эксперты подвели итоги политического сезона

Поэтому эта перестановка в реальности, мне кажется, с точки зрения изменений, она мало что меняет. Да, Крым перестал быть федеральным округом. Просто закончился временной промежуток, который был связан с адаптацией этого региона к общему законодательству РФ. 

Грубо говоря, мне кажется, изначально и не планировалось, что Крым будет сохранять какой-то отдельный федеральный статус. Зачем? Он уже адаптирован, законодательство адаптировано, два года прошло, переходной период прошел. При этом он сохранил же статус автономии, это одна из 22 автономий в РФ, которая не имеет статуса федерального округа. 

Другое дело, если в будущем когда-то поднимется вопрос об аннексии и вообще вопрос о каком-то международном арбитраже, вопрос, осложнит ли это международный арбитраж по поводу Крыма?

Ярослав, что значат эти танцы с бубном вокруг статуса Крыма в РФ?

Томенчук: Здесь вопрос и санкций в том числе. Здесь и вопрос как усложнить, или как упростить РФ процесс интеграции Крыма как своей части и как признание ее перед другими игроками, другими странами. 

То есть если раньше можно было говорить, что территория Крыма, которую РФ считает своей, то есть она имела какой-то особый статус, теперь они будут пытаться юридически менять различные форматы, для того, чтобы все-таки не акцентировать внимание на том, что Крым – какая-то спорная территория.

В четверг на уровне ООН возник скандал, когда Украина попыталась отреагировать, Россия решение заблокировала и так далее. Но если Украина вообще не признает Крым российской территорией, следовательно, стоило ли реагировать на какое-то эфемерное изменение эфемерного статуса Крыма в рамках российского законодательства?

Томенчук: Это дипломатия. Для того, чтобы вернуть русло по обсуждению вопроса Крыма. То есть любые события, которые могут возникнуть с Крымом в одну сторону или другую сторону, все равно дипломаты пытаются его поднять, чтобы акцентировать внимание, напоминать. 

Мы должны поднимать все время те вопросы, которые нас беспокоят.

Якубин: Так же, как Китай поднимает вопрос Тайваня, Япония поднимает вопрос Курил и так далее. Много таких стран, которые время от времени поднимают какие-то вопросы, которые у них связаны с территориальными претензиями или спорными территориями.

Еще одна новость пришла вчера из России: отзыв и увольнение посла РФ в Украине, Михаила Зурабова. В пятницу Дмитрий Песков, пресс-секретарь российского президента, заявил о том, что передали уже российские дипломаты заявку на агриман к украинскому МИДу, чтобы Украина позволила господину Бабичу стать послом России в Украине. В МИД Украины говорят, что пока не получали соответствующих обращений. Что это все значит?

Томенчук: Пока нет ответа, мне сложно комментировать. Россия может себе определять, они могут по-прежнему отозвать посла, это их позиция, они могут и продлить четырехлетний срок пребывания посла. 

Если Украина не будет считать, за то, что это не лучший посол, который может повлиять на улучшение украино-российских отношений, то они обычно могут об этом намекнуть.

То есть не дать агриман?

Томенчук: Да. Как РФ поведет себя в этом случае – будем видеть. То есть вопрос в том, Россия просто хочет поменять посла, или она специально выбрала такого посла, которому, очевидно, Украина может отказать, и на этом она будет разыгрывать целую информационную кампанию.

Читайте также: Конфликт Украина-Польша. Кто виноват? Снова Кремль

А может РФ просто собирается легализовать таким образом статус-кво? Украина не имеет посла в РФ. Михаил Зурабов и так-то особо в Киеве не мелькал, да и вряд ли он на что-то влиял, учитывая общую политическую ситуацию в Украине, вообще отношение к российскому посольству и так далее. Так может просто происходит такая легализация того, что имеется на самом деле?

Томенчук: Если вспоминать ситуацию с украинским послом в РФ, то мы сами его отозвали, то есть это не была позиция РФ.

Но в данном случае мы говорим о движении послов. Или наоборот, РФ тоже может не предложить, исходя из вашего сценария, и будет говорить на международной арене, что Украина не выполняет минских договоренностей, вот видите, она даже не хочет нашего посла принимать. 

Никто же не будет говорить, какие были персональные заслуги у этого человека, будут говорить, что Украина как государство не хочет налаживать отношения с РФ, таким образом, Украина не выполняет минских договоренностей и далее по тексту. 

Якубин: В целом, почему принято такое решение? Я связываю с кадровой революцией в посольствах. У нас целый ряд послов будет заменено – американский посол, ряда европейских стран. Происходит некая перезагрузка дипломатического корпуса. 

Это свидетельствует о том, что есть некие договоренности между ключевыми странами по линии Вашингтон, Брюссель, Москва, в том числе я не исключаю, что и в контексте Минска. 

Не секрет, что многие вещи, связанные с Минском, у нас в теневом режиме. Я думаю, что перезагрузка послов может способствовать тому, что мы увидим усиление вопросов, связанных с Минском. 

Мы видим в целом изменение подхода. Ключевой аспект Минска будет делаться через дипломатические каналы, то есть через международное давление будет влияние на украинских политиков, чтобы они проголосовали хотя бы за часть законов, связанных с Минском. Они действительно активно готовятся.

А может ли быть так, что РФ действительно решила поменять своего посла именно в тот момент, когда меняются другие представители?

Якубин: Если будет Михаил Бабич, если посмотреть на его профиль, это вопросы экономики будут, это вопросы сельского хозяйства. Он занимался вопросами сельского хозяйства в том числе. Плюс он занимался Чечней, где тоже был конфликт. 

Вполне может быть, что он в своих подходах действительно будет более понимать вопросы конфликтности и возможности, как решать эти вопросы. Зурабов мало что делал, чтобы наладить отношения.

Томенчук: Я бы более анализировал не сам факт, что кто-то что-то поменял, а тех людей, которых поменяли. Надо проанализировать предыдущие действия этих послов, какая у них была позиция, кого они представляли.

Вы знаете что-то о кандидатуре нового посла?

Якубин: Я вам рассказал ту информацию, что публично есть: он занимался сельским хозяйством, он параллельно был в той же Чечне. Недолго. Интересно, что человека, который занимался сельским хозяйством, отправляют послом в Украину.

Если Украина одобрит посла, стоит ли Украине назначать нового посла в РФ?

Томенчук: Не связаны эти вещи никак. Это нужно анализировать, как мы хотим формировать свою позицию.

Паритета не будет?

Томенчук: Его нет. Можно придумать, но здесь нет обязательства Украины.

Якубин: Почему у нас нет посла в РФ? Это такой политический шаг, что мы не разрываем дипломатические отношения, но мы действуем через поверенного. Это все равно понижение уровня взаимодействия. 

Это сознательный шаг. Если мы увидим потепление отношений между странами, тогда, скорее, мы увидим назначение посла Украины в России. Других предпосылок пока нет.

С Украиной связывают деятельность организации Гюлена, которого называют виновным в организации переворота в Турции. Это может сказаться на отношениях Анкары и Киева, и стоит ли украинским спецслужбам реагировать на подобные демаршы турецкого посла?

Томенчук: Это зависит от позиции Турции. Если они считают, что есть необходимость ухудшать отношения методами разоблачения каких-то организаций, то, конечно, что оно повлияет на отношения. То есть если они считают, то они будут об этом говорить чаще.

Якубин: Я думаю, что ключевой аспект тут – доказательная база. Мы видим, насколько скептически настроены западные страны по отношению к этим всем нюансам по отношению к Гюлену. 

Читайте также: Сдающие. Украина олигархическая: кому кто и что принадлежит?

Много громких заявлений со стороны (президента Турции – Ред.) Эрдогана, но очень мало доказательств. Слишком много заготовленных списков наперед. Понятно, что посол делает заявление то, которое ему сказали в МИДе Турции сделать, что эти организации террористические, и они были связаны с организацией Гюлена. 

Но если мы посмотрим в целом на организацию Гюлена, по моей информации, ничем террористическим она не занималась. У них есть хороший университет в Азербайджане, в Украине они проводили семинары просветительского характера. Говорить, что они занимались противозаконным, террористическим, мне сложно так говорить. 

Многие турецкие организации в Киеве и Украине в какой-то мере связаны с крымско-татарскими организациями. Как бы не получилось, что мы в дальнейшем увидим осложнения и по этому фронту с крымско-татарскими организациями, потому что Турция в Украине до этого активно спонсировала многие организации, в том числе и крымских татар.

У Анкары и Москвы теплеют отношения, поэтому надо немножко поссориться с Украиной, чтобы показать Москве, на чьей Турция стороне?..

Томенчук: Я не вижу здесь связи и необходимости Турции формировать политику таким образом. Я не вижу, что они из этого могут извлечь для себя.

Якубин: Я думаю, корни лежат в попытке Эрдогана улучшить собственную власть. Во многом такие нападки связаны с тем, что эти организации действительно создавали некую альтернативу режиму Эрдогана.

Вы бы посоветовали ехать в Турцию или лучше воздержаться?

Томенчук: Я бы не поехал, но у меня друзья там сейчас, вроде бы все в порядке.

Якубин: Мне как политологу это интересно. С точки зрения профессионального интереса, я думаю, что стоит ехать. Если с точки зрения безопасности – это вопрос. Многие международные мероприятия отменяются в Турции, что показывает определенный уровень безопасности.

Если Турция не получит безвизовый режим, получит ли его Украина?

Томенчук: Мы не находимся с Турцией в одном пакете. В Турции давно действует договор об ассоциации, там отдельный порядок относительно безвизового режима. Мы даже в секретариате Европейской комиссии разделены. 

Ранее политический эксперт Петр Охотин отметил, что во время проведения Крестного хода и религиозных мероприятий в Киеве 27 июля правоохранительные органы показали, что они могут обеспечивать право граждан на мирные собрания.

Политолог Николай Спиридонов в эфире Голоса Столицы пояснил, что истерия вокруг Крестного хода была вызвана желанием отвлечь внимание населения от социально-экономических проблем, и некоторые политики могут получить политические дивиденды.

Самое читаемое
    Темы дня