наверх
12.11.201901:30
Курсы валют НБУ
  • USD24.51+ 0.01
  • EUR27.06+ 0.03

Промышленность, умноженная на ноль: полная деиндустриализация Украины

Заявления МВФ и экономический кризис в Украине. (733)

(обновлено: )2451515714
Из списка крупнейших налогоплательщиков Украины исчезли промышленные предприятия. Больше всех налогов платят "Нафтогаз", табачные компании "Филип Морис Украина" и "Джей Ти Интернешнл Украина". Машиностроение и аграрии замыкают рейтинг из ста компаний.

Марат Пригожин, РИА Новости Украина

Издание "Бизнес" недавно опубликовало собственный рейтинг 100 крупнейших налогоплательщиков Украины. А до этого "Экономическая правда" ознакомила своих читателей с официальными данными о сотне крупнейших налогоплательщиков Украины по итогам 2014 года и первого полугодия 2015 г. 

Эти рейтинги объединяет общая черта: из списка крупнейших налогоплательщиков исчезли промышленные предприятия и агрокомпании. В основном в рейтингах фигурируют компании, связанные с инфраструктурой и энергетикой, производством табачных изделий и горнодобывающей промышленности.

Украина без заводов

Официальные данные первого полугодия 2015 года говорят, что наибольшие отчисления в госбюджет поступали от "Нафтогаз" и табачных компаний "Филип Морис Украина" и "Джей Ти Интернешнл Украина". В десятке — еще две табачные компании и энергогенерирующие компании, "Энергорынок" и "Энергоатом", "связисты" "Киевстара". Добывающая отрасль, банки и железные дороги занимают различные позиции, но из рейтинга практически полностью исчезли машиностроители, аграрии тоже появляются во второй части списка.

О чем это говорит? Экономика Украины производит все меньше продукта, который можно, грубо говоря, поменять на деньги. А в этих условиях сопутствующие сервисы по логистке (дороги, порты, нефте- и газопроводы и т.д.) остаются рано или поздно без заказчиков. Так же уменьшают производство и "табачники" — трудно продать сигареты в стране, где мало у кого остались средства на вредные привычки.

Если сравнивать этот список с аналогом двухгодичной давности, то изменения в укладе экономики заметны, что называется, невооруженным глазом. Лидером списка 2013 года был тот же — "Нафтогаз", только в бюджет он перечислял не 10 млрд грн, как в 2014 году, а — 37 млрд, а вторым по величине налогоплательщиком была корпорация "Метинвест" Рината Ахметова с перечислением в госбюджет 9,8 млрд грн налогов. И только третьей была "Филип Морис Украина". Кроме "Метинвеста" в десятку крупнейших плательщиков налогов входил и другой актив Ахметова, компания ДТЭК, заплатившая в тот год 5,5 млрд грн налогов в госбюджет.

Кроме предприятий металлургии и энергогенераций, которые не могли не приносить прибыль, в Украине в 2013 году довольно активно работали машиностроительные заводы, которые, в отличие от производства металлопроката и энергии, давали большую долю прибавочной. 

Соответственно, конечная продукция стоила дороже и в ее производстве задействовалось большее число работников. Предприятия были в основном локализованы в восточной и центральной части Украины и работали по кооперационным схемам с российскими компаниями. Для украинского машиностроения российский рынок был основным, потому что в других высокоразвитых странах, например странах ЕС, собственные производители получают преимущества на рынке, их интересы всячески защищаются и конкуренция с ними естественным образом усложняется.

После победы майдана премьер Арсений Яценюк и президент Петр Порошенко под разными предлогами полностью запретили кооперацию с РФ. Результат не замедлил сказаться: за два года промпроизводство сократилось почти на треть.

Экс-министр экономики Украины, финансовый эксперт Виктор Суслов говорит, что снижение объемов производства в промышленности будет продолжаться. "За два года после майдана объемы промышленного производства упали примерно на 30%, а в ключевых отраслях, например, машиностроении, падение выше 30%. Эти темпы, я думаю, будут не очень большими и падение за год составит около 7-8%. Дальше, очевидно, объемы будут падать. Промышленность связана кооперационными связями, и если производитель конечной продукции останавливает производство, то его смежники могут еще какое-то время поработать на склад, но потом тоже должны будут остановиться", — сказал Суслов.

Жертвы деиндустриализации

Бездумный разрыв кооперационных связей привел к остановке или снижению темпов производства большей части украинского машиностроения. И предложение Яценюка ориентироваться на европейский рынок сбыта выглядит как тонкое издевательство. 

Украинских машиностроителей никто не ждал на европейских рынках. Чтобы убедиться в этом раз и навсегда понадобилось всего два года. За это время некоторые отрасли потеряли почти 100% от объемов производства 2013 года. Например, Крюковский вагоностроительный завод за 2015 год снизил производство на 83% из-за уменьшения количества новых вагонов, и выживает за счет модернизации ранее построенных.

Былой флагман ракетостроения Украины и бывшего СССР, ГП "Южмаш" практически не работает, в сложном положении оказались ГП "Электротяжмаш" и "Турбоатом", а некоторым предприятиям запрещено поставлять продукцию в РФ в связи с разрывом военно-технического сотрудничества. Однако никаких компенсаций потерь от такого решения не получили ни ПАО "Мотор Сич", ни ГП "Антонов", ни другие участники кооперационных отношений.

Читайте также: Агония "Южмаша". Ненужный завод и лишние люди на пути Украины в Европу

Виктор Суслов констатирует потери высокотехнологичных производств.

"Уже потеряны самые высокотехнологичные отрасли промышленности. Тот же "Южмаш" стоит, связанные с ним в кооперации десятки предприятия тоже остановились. То есть, космической отрасли в Украине, считайте, уже нет. То же происходит с авиацией, в оборонно-промышленном комплексе. Отдельные направления, бронетанковая, где Украина может все делать сама — там производство развивается", — отметил Суслов.

"А другие направления машиностроения гибнут. Эта отрасль имела очень высокую степень кооперации с РФ и ввиду свертывания экономических отношений и невозможности найти другие рынки, машиностроение находится в глубоком кризисе. Дальше это чревато потерей кадров — разбегутся, разойдутся на другие работы, вернуть их потом будет чрезвычайно сложно, а система подготовки кадров тоже разрушена. Поэтому перспектива реанимации высокотехнологичных отраслей очень сомнительна", — говорит эксперт.

Кроме потери высокотехнологичных производств, которые очень дороги в создании и развитии, Украина теряет занятость населения. Безработица в Украине будет нарастать с падениями объемов производства в реальных секторах экономики. А следствием безработицы, читай безденежья, будет рост преступности.

"Вместе с остановкой или сокращением работы предприятий пока еще не происходит сокращение персонала. В Украине очень широко используются такие методы, как неполная рабочая неделя. Многие предприятия, которые потеряли заказы или имеют минимальную нагрузку, работают один — два дня в неделю и соответственно пропорционально платят зарплату. Есть предприятия, которые остановились, но они не увольняют рабочих, а отправляют их в отпуска за свой счет, тогда нет никаких обязательств администрации по выплатам зарплат, но люди не считаются безработными и не имеют оснований обращаться в службу занятости за пособием", — говорит Виктор Суслов.

По его словам, два года после майдана характеризуются проведением такой политики на большинстве предприятий и организаций, учреждений. Редко бывает, когда проводят массовые сокращения, чтобы оставшимся сохранить высокие зарплаты. Возможно, политика частичной занятости более гуманна. Люди получают меньше, живут хуже, но у них остается работа.

Однако, по прогнозу аналитика, дальше безработица будет расти быстрее, и этот фактор будет основным в росте преступности. "Люди, которые останутся без средств к существованию, даже без мизерных зарплат, независимо от того, хорошие они или плохие, будут вынуждены добывать материальные блага преступным путем, чтобы их семьи не голодали. Например, в Киеве уже нападают на пожилых людей, которые покупают еду в супермаркетах, у них отбирают эти пакеты. Так не действует организационная преступность, это начинающие, которым нечего есть", — отметил Суслов.

"В более-менее приличных жилых районах стало больше людей, не только пожилых, но и молодых, которые ищут в мусорных баках остатки еды. Их становится все больше, но таким путем мало кто может выжить. Почти на каждом перекрестке вы видите людей, которые ходят с табличками "на еду" от машины к машине. Вот эти тенденции, которые набирают ход, и есть самое яркое отражение реформ правительства Яценюка", — констатирует эксперт.

Кроме безработицы, которая станет следствием прекращения кооперации с РФ и остановки производства в Украине, власть испытывает население на прочность ростом тарифов. 

"В понимании нашего правительства, реформы — это повышение тарифов в интересах олигархов. Одной из стратегических ошибок, допущенных в Украине, —  это приватизация жилищно-коммунальной сферы. Собственники этих предприятий, теплокоммунэнерго, генераций, облэнерго, — все они заинтересованы в том, чтобы у них была прибыль, и по возможности большая. А с учетом их монопольного положения главным инструментом олигархов в этой сфере становится украинское правительство, которое в их интересах идет на повышение тарифов. Естественно, это будет иметь тяжелые последствия", — прогнозирует аналитик.

Одно непродуманное решение иногда ведет к обвалу с катастрофическими последствиями. Украинская власть в революционном запале "геть вид Москвы" решительно разорвала производственные отношения, которые кроме прибыли, налогов и занятости ничего плохого не приносили. В итоге — безработица, обнищание, потери высоких технологий, которые действительно делали Украину уникальной в экономическом отношении страной. Что от этого осталось кроме воспоминаний?

Самое читаемое
    Темы дня