наверх
09.08.202223:40
Курсы валют НБУ
  • USD26.89+ 0.03
  • EUR31.83+ 0.14

Мир или война, Яценюк на волоске, Азаров и санкции. Итоги недели

Перезагрузка правительства по-украински (264)

(обновлено: )396781
В Минске завершился очередной раунд переговоров об урегулировании конфликта на Донбассе, при этом в парламентской коалиции идут бурные обсуждения необходимости переформатирования Кабмина. Главные события недели прокомментировали эксперты.

Полномочный представитель России на переговорах по урегулированию кризиса на Донбассе Борис Грызлов заявил, что Донбасс должен законодательно получить особый статус на постоянной основе по формуле, предложенной ранее министром иностранных дел Германии Франком-Вальтером Штайнмайером. Штайнмайер в свое время высказал убеждение, что только выборы на неподконтрольных Киеву территориях дадут перспективу долгосрочной деэскалации ситуации на востоке Украины.

В то же время, суд Евросоюза в Люксембурге признал неправомерными санкции против экс-премьера Николая Азарова, его сына Алексея Азарова, бывшего главы НБУ Сергея Арбузова, экс-министра энергетики и угольной промышленности Эдуарда Ставицкого и Сергея Клюева. По мнению суда, экс-чиновники не могут подпадать под действие санкций ЕС исключительно на основании начатого в Украине предварительного расследования ГПУ в их отношении.

При этом в парламенте обостряется конфликт внутри коалиции. Во фракции БПП потребовали от Кабмина до 5 февраля представить на рассмотрение коалиции бумажную версию отчета о деятельности правительства. Ранее премьер-министр Арсений Яценюк обратился к депутатам с просьбой начать обсуждение кандидатов на правительственные должности. В свою очередь, в президентской фракции заявили, что от отчета правительства будет зависеть вопрос дальнейшего пребывания на посту премьера самого Яценюка.

Главные события недели в эфире радиостанции Голос Столицы прокомментировали политический эксперт Дмитрий Разумков, экс-директор департамента информационной политики МИД Украины Олег Волошин и юрист-международник Александр Мережко.

Как вы оцените ход переговоров в Минске? Нужно ли закреплять в Конституции особый статус для Донбасса?

Разумков: В контексте Минска я всегда призываю не тонуть в деталях, не смотреть на казуистику, к чему нас постоянно подталкивает власть или ура-патриотическое сообщество. Они начинают: этот пункт подходит, этот не подходит. 

Но вопрос стоит очень просто – или мир, или война. Любые дискуссии на тему "Минск – плохо", должны заканчиваться продолжением "тогда нужна война". Альтернативы Минску нет. Я считаю, что особый статус для той мизерной территории, при том хаосе, который происходит, – это минимальная цена.

Мережко: Минские соглашения носят неконкретный характер. Мы можем говорить о праве, только когда есть возможность вывести из какой-либо нормы конкретные правовые обязанности. 

К сожалению, эти положения носят очень абстрактный характер, поэтому возникает конфликт интерпретаций. Россия предлагает свою интерпретацию, Украина – свою. 

Также необходимо иметь в виду, кто является субъектами этого сложного дипломатического процесса. Речь идет о противостоянии между РФ и Украиной вместе с Западом. Это основные игроки. Что касается особого статуса, то также возникают определенные проблемы с интерпретацией данного понятия.

Волошин: Нужно смотреть на это с точки зрения урегулирования конфликта, а не с точки зрения внутреннего права. Какая разница, как это все будет сочетаться с теми или иными статьями закона. 

Есть конфликт, и из него можно выходить тем или иным путем. Обсуждать статусы – вторично. Мы просто должны признать, что предпочитаем мир войне, а если мы предпочитаем мир, значит, любые уступки возможны.

Мережко: По своей природе, минские договоренности – это не международный договор, а политические соглашения. Речь идет о политической борьбе. Когда все завершится международным консенсусом и настоящим соглашением, тогда свою роль сыграют юристы, все будет юридически зафиксировано. 

На сегодняшний день идет очень жесткая борьба, при этом все стороны согласны с тем, что минские соглашения нужно реализовать. И если существенным пунктом соглашений является проведение выборов, то выборы тоже будут проведены. Если речь идет об особом статусе Донбасса, то это тоже придется делать. У нас нет другого выхода. 

Читайте также: Революция в Кабмине. Политические торги за кресла министров и судьба Яценюка

При этом идет борьба, но мне кажется, что основная задача минских соглашений – выиграть время. Не просто выиграть, но и разумно его потратить, провести реальные реформы внутри страны.

Суд Евросоюза вынес решение, согласно которому санкции против чиновников времен Януковича признаны безосновательными. Чего ожидать в дальнейшем – счета Азарова, Арбузова и Клюева будут разморожены?

Мережко: Едва я услышал об этой новости, я попытался прочесть на сайте Европейского суда в Люксембурге текст решения. К сожалению, мне не удалось. 

И на сегодняшний день есть разные версии. В ГПУ утверждают, что речь идет о каких-то старых санкциях. При этом я понимаю решения европейского сообщества. Они основываются на юридических аргументах, на презумпции невиновности. Пока Украина не смогла предоставить какие-то доводы о том, что против Азарова и других лиц необходимо использовать санкции. Действует презумпция невиновности, и иначе они поступить не могли. 

Мне кажется, это недоработка прокуратуры. Ни одного дела не было доведено до логического конца. Судебные процессы не состоялись.

Разумков: Правоохранительные органы убеждают нас в течение двух лет, что экс-чиновники виновны. Но когда доходит дело до фактажа, до судов, они ничего предоставить не могут. 

Я ни в коем случае не защищаю Азарова и Януковича, я отношусь к той части общества, которые верят, что там что-то было. Но это мое субъективное мнение. А факты должны предоставлять правоохранительные органы – ГПУ, СБУ, МВД.

Волошин: При желании, кстати, правоохранительные органы все находят.

Разумков: В правоохранительных органах кто-то не хочет найти доказательства, кто-то не может. Профессионализм многих наших органов оставляет желать лучшего. 

Кроме того, часть политической элиты также бы не хотела, чтобы какие-то вещи выплыли наружу. Во власти все взаимосвязано, в том числе и в коррупционной составляющей. И многие, кто сегодня в Украине занимает большие кабинеты, когда-то могли быть причастны к тем же теневым схемам представителей прошлой власти.

Волошин: Давайте вспомним о том, что в реальности украинцев, предпринимателей, рабочих людей, интересует коррупция низовая и среднего уровня. И если завтра Азарова посадят в тюрьму, но на таможне останется то, что остается, то украинское общество не будет этим удовлетворено. 

Нам нужно ставить вопрос честно: бороться с коррупцией – это не значит сажать. Проблемы с воровством при госзаказах есть и в США. Но простой американец, 80% американцев, не сталкиваются с коррупцией вообще. А 80 % украинцев с коррупцией сталкиваются. 

Гораздо правильнее было бы под борьбой с коррупцией понимать наличие каких-то реформ – на таможне, в прокуратуре, в судебной системе. Это самая коррумпированная структура. И это для очищения страны от коррупционной скверны имеет гораздо большее значение, чем арест министра или бывшего министра.

Состоится ли отчет Кабмина о проделанной работе, которого требуют в БПП?

Разумков: Отчет должен состояться до 14 или 15 февраля, на это есть 45 дней с начала года. Но если быть совсем объективным, то свой отчет Кабмин должен был предоставить тогда, когда у него заканчивался иммунитет. Этого благополучно никто не сделал. 

Состоялось длительное пиар-выступление премьер-министра в парламенте, и на этом все закончилось. Сегодня депутаты от "Народного фронта"рассказывают, что был некий отчет правительства, мол, каждый желающий мог прийти и послушать каждого министра. Но это либо незнание закона, либо определенный цирк. 

Читайте также: Саакашвили шантажирует власть и выступает тараном против Яценюка – Бортник

Есть определенная форма, она должна быть подана за 15 дней до отчета в парламент, депутаты должны ознакомиться с документом. Но этого сделано не было.

Мережко: Существует определенная экономическая реальность. Она ухудшается. Люди все видят по инфляции, по растущим ценам, какие бы отчеты не предоставлялись, какие бы изменения в составе Кабмина не происходили. 

Меня беспокоит другое: я не вижу какой-то конкретной, логичной, последовательной, связной программы проведения реформ. Была такая программа, "500 дней Явлинского", в свое время она публиковалась широким тиражом. И было ясно, что власти собирались делать. Но сейчас такой вот целостной программы я не вижу. Я не вижу приоритетов. 

Правительство или президент о чем-то говорят, но нет конкретики. Нам нужно с этим определиться. Нужна четкая программа, причем не имитация реформ, что происходит на сегодняшний день, а целенаправленные шаги.

Что может сделать общество, чтобы подтолкнуть чиновников к реформам?

Мережко: В условиях демократии народные массы не способны реально управлять государством. Был известный дореволюционный политолог, и он говорил, что масса не способна управлять государством, но способна запугивать тех, кто находится у власти, и таким образом контролировать. 

И если говорить о том, что мы реально можем сделать на своем микроуровне, в рамках сложившегося гражданского общества, то это отстаивать свои права и достоинство. Если вы, будучи предпринимателем, чувствуете, что кто-то требует взятку или откат, то вы должны смело отстаивать свои права. Тогда, возможно, это все перерастет микроуровень, и произойдут изменения на макроуровне.

При обновлении кадрового состава МВД и прокуратуры выяснилось, что 80% из тех, кто подает документы для работы в обновленных структурах, уже занимали посты в старых органах. В стране нехватка кадров?

Мережко: Это позорное явление – вместо реальной реформы и качественного изменения состава прокуратуры, произошла имитация реформы. Необходимо было действовать совершенно иным путем, нужно было предложить серьезную, концептуальную модель новой прокуратуры. Нужно было уволить всех, кто участвовал в системе. Эти люди не могут мыслить другими категориями. 

Нам нужно всего 9 тысяч судей. Я верю в украинский народ, 9 тысяч честных, профессиональных людей можно найти в Украине. Очень важно разработать такой механизм отбора, который бы не вызывал сомнений, причем с привлечением западных экспертов. 

Нечто подобное было в Грузии, там американские судьи участвовали в отборочных комиссиях. Но нельзя идти путем имитации реформ. Это очень опасно, тем более в наших условиях. 

Есть примеры реальной реформы и имитации. Создание полиции – это реальная реформа, набрали новых людей. И этот социальный эксперимент, все-таки, удался. Полиция даже жену одного высокопоставленного чиновника оштрафовала. И это уже говорит о чем-то.

Из-за переаттестации сотрудников МВД возникли проблемы с людьми в управлениях, с теми, кто занимаются расследованиями. Как разрешить кадровую недостачу в этой сфере?

Разумков: Я непосредственно сталкивался с этой проблемой, как минимум на уровне Киевской области и Киева. Ряд управлений фактически не функционирует. 

Большинство сотрудников милиции на сегодняшний момент не в полном объеме выполняют свои функции, так как они находятся в подвешенном состоянии. С одной стороны, они вроде как прошли аттестацию, с другой, приказа по ним до сих пор нет. И их можно понять: в какие рамки поставили, так и будут работать. 

Читайте также: Карасев: речи Гройсмана и Яценюка показывают, какая слабая у нас элита

Но если мы говорим про полицию, то в Киеве эта реформа удалась. Но нельзя обманывать, осуществляя реформу. Сперва людям пообещали хорошую заработную плату, они пришли. А завтра им дадут зарплату в три раза меньше. И тогда они либо уйдут, либо все вернется на круги своя. 

Пройдет время, и полицейский, понимая, что не может прокормить свою семью, снова возьмется за то, что делали прошлые представители правоохранительных органов. 

Ранее директор Центра политических исследований и конфликтологии Михаил Погребинский в эфире радиостанции Голос Столицы заявил, что выполнение условий минских соглашений – единственный способ сохранить территорию Донбасса в составе Украины.

Также в эфире радиостанции Голос Столицы директор консалтинговой компании "Партия власти" Елена Дяченко высказала мнение о том, что антикоррупционные ведомства в стране создаются только для отчетности.

Самое читаемое
    Темы дня