наверх
19.10.202111:02
Курсы валют НБУ
  • USD26.89+ 0.03
  • EUR31.83+ 0.14

Дорогое АТО. Куда, кому и как идут военные расходы?

Восточный фронт. Донецк, Луганск, Мариуполь (529)

(обновлено: )4624201
Боевые действия на востоке Украины стоят 5 миллионов евро ежедневно, утверждает министр финансов Украины. На самом деле война стоит гораздо дороже, и на сегодня – это самая большая статья расходов украинского госбюджета.

Марат Пригожин, РИА Новости Украина

Расходы на ведение боевых действий на Донбассе преподносятся как защита Европы то ли от "большевистских орд", то ли от "агрессора", который обязательно дойдет до Германии, как в 1945 году. В настоящее время это самая крупная статья расходов госбюджета Украины, и никакие другие траты не идут с ней в сравнение.

Так сколько же стоит война?

По оценкам министра финансов Украины, на боевые действия в зоне антитеррористической операции ежедневно госбюджет ежедневно расходует сумму, эквивалентную 5 миллионам евро. Сопоставимую с этой сумму называл в сентябре прошлого года премьер-министр Арсений Яценюк. По его словам, ежедневные военные расходы равны 80 миллионам гривен, а курс евро тогда был меньше. Уже в середине декабря Яценюк озвучил другую сумму — около 95 миллионов.

Министр финансов Наталия Яресько написала в Twitter 23 января, "день войны стоит Украине 5-7 миллионов долларов. Но цена, которую Украина платит человеческими жизнями, гораздо страшнее". Но в интервью австрийскому изданию Der Standard, которое было опубликовано 22 января, госпожа министр говорила, что Украина тратит на войну 5 миллионов евро в день. Конечно, курсовая разница между долларом и евро не столь велика, как, например, между гривной и российским рублем, но у финансиста такой разброс в цифрах настораживает.

Тем не менее, Украина, по словам главы украинского Минфина, "платит эту цену ради безопасности Европы". "Отвечает это и нашим интересам, что мы также признаем, — продолжила Яресько. — Мы желаем платить эту цену, поскольку она дает положительный эффект в пересчете на территории и человеческие жизни".

Значительно больший эффект дало бы полное прекращение боевых действий – в плане сохранения человеческих жизней результат был бы бесспорный, да и территорию можно было бы сохранить. Но Киев желает говорить с Донбассом только на языке силы, поэтому идет мобилизация и растут затраты на боевые действия.

Читайте также: Люди и вооружение. Мобилизация военной техники и качество действий в АТО

Так куда же идут деньги?

Отталкиваясь от заявленных 5 миллионов евро в день можно подсчитать, что в год на войну будет потрачено 1,8 миллиарда евро. По словам Яресько, значительная часть этих средств идет на оказание помощи внутренне перемещенным лицам, которых уже более 650 тысяч человек, а также большие расходы связаны с бесплатной поставкой газа, электроэнергии и тепла на оккупированные боевиками территории Донецкой и Луганской областей. В частности за нынешний отопительный сезон Украина потеряла миллиард долларов.

Банальный арифметический расчет по названым цифрам заводит в тупик. Если попытаться перевести в практическую плоскость расходы государства на беженцев, то нужно принять в расчет, что не все переселенцы регистрируются по месту нового жительства. Чаще всего регистрируются те, кто получает соцвыплаты, например, пенсии, а также у кого есть необходимость определить детей в дошкольные или учебные заведения.

Государство гарантирует право на бесплатное проживание в течение полугода с момента постановки на учет. Активные военные действия, которые поднимают людей с насиженных мест, ведутся на Донбассе с мая 2014 года. За это время первые волны беженцев уже израсходовали помощь государства в виде бесплатного проживания. Переселенцы вынуждены или снимать жилье самостоятельно, или же обращаться за помощью волонтерам, которые добровольно селят их у себя. Государство, фактически самоустранилось от решения таких проблем, но, по утверждению официальных лиц не перестает тратить на беженцев огромные деньги. Если распределить, допустим, не 5 миллионов, но 2,5 миллиона евро на 650 тысяч человек, то на каждого приходится 3,8 евро в день или почти 120 евро в месяц. Эти выплаты должны идти помимо других обязательных платежей, например, выплат пенсий или других социальных пособий.

Однако Кабмин определил размер государственной помощи только в начале октября прошлого года, и по данным СМИ, ее успели получить только 150 семей из Донбасса. А о затратах в 80–90 миллионов гривен ежедневно премьер Арсений Яценюк говорил еще в сентябре 2014 года. То есть деньги куда-то шли, но очевидно, что не на переселенцев. С октября нетрудоспособные могут получить 884 гривны в месяц пособия, трудоспособные беженцы – 442 гривны. При этом общий размер пособия не может превышать 2,4 тысячи гривен на семью. Здесь можно отметить совпадение расходов. Мы насчитали самостоятельно – 120 евро, а это эквивалентно 2,4 тыс. грн. Однако мы считали этот расход на одного человека, а в официальном порядке это расчет на семью. Количество семей определенно меньше, чем 650 тысяч переселенцев. Государство также оставляет за собой право отказать в помощи, если у беженцев есть жилье на территории вне Донецкой или Луганской областей, или у членов семьи есть два транспортных средства или же собственные средства на счету превышают 10 прожиточных минимумов (сумма около 12 тыс. грн). В общем, наблюдается небольшое несовпадение официальных заявлений и реальной ситуации.

Смотрите также видео: В зону АТО стягивается бронетехника ВСУ

Помимо этого, Киев прекратил финансирование бюджетников в Донецкой и Луганской областях, также как и выплату пенсий и прочих социальных пособий. То есть эти средства оказались фактически присвоены государством. В качестве "сэкономленных" исполнительной властью средств также можно засчитать часть выплат, которые планировались в качестве дотаций угольной отрасли. В 2014 году на эти цели планировалось порядка 14 миллиардов гривен, из которых отрасль получила не больше 10. Помимо этого Киев прекратил выплачивать зарплаты работникам государственных шахт, что тоже можно назвать "сэкономленными" государством за счет отказа от выполнения своих обязательств перед шахтерами. Традиционно государство покупает уголь, и на эти деньги администрация выплачивает зарплаты работников. Однако в прошлом году сложился искусственный дефицит угля: добытый в Донбассе уголь с госшахт остался неотгруженным, а значит неоплаченным. Киев решил закупать его где угодно, только не в Донбассе.

В настоящее время часть бюджетных расходов, вероятно, идет на обеспечение военных в зоне боевых действий, начиная от денежного обеспечения, обмундирования, питания и заканчивая затратами на ремонт и восстановление военной техники. Однако, эти затраты надежно прикрыты бюджетными статьями, за общими цифрами которых сложно оценить качество финансирования АТО.

Так расчет снова непрозрачный?

Опрошенные РИА Новости Украина эксперты не были единодушны в оценках расходов Минфина на войну. Директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник предположил, что в основном эти расходы связаны с материально-техническим снабжением, закупкой топлива для техники, которая используется в боевых действиях.

"Сколько стоит час полета самолета или вертолета? 40–50 тысяч гривен расходов на один борт для перевозок. Топливо необходимо для танков, БТРов, авиатранспорта", — пояснил Бортник. Кроме того, эксперт напомнил о ежедневных расходах на питание украинских силовиков, вещевое обеспечение и т.д. "Это очевидные ежедневные издержки", — добавил он.

Кроме того, по словам Бортника, значительные средства тратятся на строительство укреплений, оборудование блокпостов, все это требует стройматериалов, привлечение строительной техники.

Однако, по мнению эксперта, цифра расходов явно завышена.

"Я для себя обоснование нахожу в 40%, максимум 50% этих сумм, это то, что можно реально потратить. Мне кажется, завышенные цифры используются для обоснования помощи Запада, чтобы можно было больше потратить на усиление Вооруженных сил, но этих денег нет. Говорить, что их (средства – Авт.) воруют – неправильно. Может быть, немного, но не так, как раньше", — считает Бортник.

Проектный менеджер "Лиги финансового развития" Андрей Блинов отметил, что оценить структуру расходов, исходя из озвученной суммы, невозможно.

"Сам задаюсь этим вопросом. Сейчас в парламенте на рассмотрении находится законопроект о прозрачности бюджетных затрат, и в нем есть идея создать портал, чтобы мы видели эти расходы", — отметил Блинов.

Эксперт напомнил, что в разное время назывались разные цифры расходов на военные действия на Востоке. "На что они идут? Я ни разу не видел данных Минобороны с графиком и детальной раскладкой расходов. Нынешние расходы согласуются с ранее заявленными цифрами, но на что они идут понять нельзя", — добавил экономист.

"Были косвенные оценки волонтеров, что на такие деньги они бы обули и одели украинскую армию, и еще бы, наверное, мирным гражданам раздавали, есть такое ощущение. Сумма (расходов Минфина – Авт.) очень большая для Украины. Как она распределяется непонятно. Есть только общие цифры, которые "спрятаны" в другие статьи и ничего нельзя понять", — подчеркнул Блинов.

В свою очередь экс-министр экономики, заслуженный экономист Украины Виктор Суслов отметил, что Минфин – единственный орган, который знает, сколько он направляет на финансирование войны. "Эта сумма (5 млн евро в день), даже если она и реальна, то она все равно занижена. Это расходы по линии Минфина, но они не покрывают всех расходов на войну. Есть работа волонтеров, общественные взносы и так далее – это еще один канал финансирования", — отметил экономист.

В то же время Суслов напомнил, что помимо Минфина боевые действия обеспечиваются, прежде всего, путем поставок запасов материальных ценностей, которые были накоплены. "Боевая техника, боеприпасы — все это идет из запасов. Это то, что было накоплено, начиная с советского периода, то, что находилось в госрезерве и сейчас разбронируется и направляется в АТО – техника, боеприпасы, форма, медикаменты. Это отдельно Минфин не финансирует", — подчеркнул эксперт.

"Можно говорить о том, что 5 миллионов евро – это текущие расходы бюджета. Реальные расходы на войну многократно больше", — добавил Суслов.

Экономист отметил, что сегодня никто после очередного артобстрела не считает, сколько было выпущено снарядов, и сколько они стоят. "Но наступит момент очень скоро, когда эти запасы боеприпасов могут исчерпаться. Тогда возникнет большая проблема для госбюджета в военных закупках, закупках боеприпасов. Это отдельная тема, потому что далеко не все виды боеприпасов в Украине производятся, кое-что придется закупать и в других странах", — подчеркнул эксперт.

Так что, благотворительность закончилась?

В конце прошлого года волонтерские организации были обеспокоены значительным спадом активности украинцев по обеспечению воинов в зоне АТО. В ноябре Deutsche Welle опубликовало материал, в котором представители волонтерских организаций констатировали снижение благотворительных поступлений на поддержку украинской армии.

"Если в летние месяцы в супермаркетах наши волонтеры собирали 10-15 тележек продуктовой провизии для воинов на Восток, то сейчас едва собирается одна маленькая тележка", — говорит координатор общественной инициативы "Помощь армии Украины" Юрий Дмитришин.

По словам активиста, это — наглядное доказательство очень значительного спада общественной активности. Причем, говорит Дмитришин, речь идет не только о продуктах питания, но и о медицинской, технической и финансовой помощи и обеспечении амуницией.

Волонтер сетует, что работать стало значительно труднее. "Люди меньше интересуются, меньше приносят, меньше перечисляют денег, спад где-то на 70%. Соответственно, нет возможности закупать самое необходимое. Но потребности на фронте не уменьшились, а, наоборот, с наступлением зимнего периода даже выросли", — говорит Дмитришин.

Кризис благотворительности неминуемо случился бы раньше или позже. Осенняя девальвация гривны облегчила и без того не очень тяжелые кошельки украинских граждан, и тут уже надо думать – либо выживать самим, либо помогать армии. Как это делать, если бюджетные траты превышают любые смелые фантазии, но больше всего, почему-то, напоминают черную дыру космоса.

Самое читаемое
    Темы дня