наверх
21.05.201808:18
Курсы валют НБУ
  • USD26.15- 0.04
  • EUR30.80- 0.11

Инвалидная коляска Caterwil - уникальный вездеход

(обновлено: )20620
Изначально мы не ставили задачу сделать быструю коляску - для нашего продукта была важнее ее безопасность и проходимость, возможность использовать в обычных подъездах домов, говорит конструктор уникальной коляски.
Инвалидная коляска Caterwil

РИА Новости Украина

Генеральный директор Caterwil Иван Невзоров рассказал Sputnik об уникальном проекте.

Как возникла и развивалась компания? С чего все начиналось, как Вы достигли первых успехов, помогал ли Вам кто-то (инвесторы, государственные фонды, партнеры)? На каком этапе вы сейчас?

— История проекта CaterWil началась в 2012 году, когда мой друг инвалид-колясочник Михаил Трунов пожаловался на то, что технически невозможно самостоятельно безопасно подниматься по лестницам на инвалидной коляске. Тогда я был юным амбициозным выпускником технического университета, и меня жутко зацепила фраза "технически невозможно". Захотелось сделать для Мишки такую "невозможную" коляску. В свободное от работы время я начал искать все существующие и несуществующие принципиальные решения от шагающего кресла-таракана до воздушной подушки. В итоге пришел к выводу, что гусеницы — это самый надежный, безопасный и относительно простой способ взбирания по лестницам.

В 2013 году мы с моей верной подругой, а теперь уже женой, Галиной арендовали гараж, сделали из него мастерскую и принялись собирать наш первый прототип. Все свободное время мы проводили в гараже с болгаркой, дрелью и сварочным аппаратом. На практике опробовали большое количество вариантов, постоянно изменяли конструкцию, перед тем как пришли к той схеме, которая используется сейчас.

В 2014 году мы открыли компанию ООО "Катэрвиль". В 2015 мы стали резидентами Центра "Технологии возможностей" и получили грант Фонда содействия развитию инноваций по программе "Старт" в размере 1 млн. руб. Это дало серьезный импульс нашему проекту, вывело его на федеральный уровень. Нас стали узнавать по всей России.

В 2016 у нас появились первые продажи, и мы сменили статус разработчиков на статус производителей.

В 2017 мы уже вышли на международный рынок и стали резидентами Фонда Сколково.

Как и где производятся Ваши коляски? Кто держатель патентов на ключевые технологии, где написан софт, где и из чьих компонентов они собираются? Справедливо ли называть продукт российским, большая ли доля иностранных компонентов? Есть ли смысл или планы полностью локализовать производство в России или в какой-либо стране присутствия?

— Сейчас у нас производство 250 кв.м. в Новосибирске. У нас полный цикл производства. На входе у нас прутки и трубы металла, а на выходе уникальный инновационный робототехнический продукт. Все электронику мы собираем у себя, печатные платы для электроники заказываем у партнеров в Новосибирске. Программное обеспечение на 100% разработано нашими инженерами, именно они после сборки конструкции программируют железо и впускают жизнь в металл. Наш продукт смело можно назвать российским, но, тем не менее, около 15% комплектующих (электродвигатели и некоторые аксессуары) мы закупаем в Китае и Тайване. Лично я не вижу смысла стремиться сделать все самим и локализовывать все в России. Пусть каждый занимается тем, что у него хорошо получается. 

А вот локализовать отверточную сборку из наших комплектующих в какой-либо стране присутствия может быть вполне экономически оправдано. Ведем переговоры с партнером в Германии.

Вы превзошли всех соперников в Кибатлоне-2016: насколько "отстали" конкуренты и насколько это состязание престижно, в том смысле, помогло ли оно Вам заявить о себе на международной арене, или Вы и раньше на ней присутствовали? Догнал ли кто-то за два года? Какие страны/производители, в целом, составляют конкуренцию, и как вы можете "сравнить" Ваши разработки с их продуктами?

— На Кибатлоне в 2016 году в Цюрихе мы заняли только 6-е место. А вот через год в Дюссельдорфе взяли первое. Главным конкурентом для нас была Швейцарская разработка от команды HSR Enhanced. В 2016-м они заняли первое место. Мы тогда тоже смогли преодолеть все препятствия, но проиграли по скорости. 

Дело в том, что изначально мы не ставили задачу сделать быструю коляску. Для нашего продукта была важнее ее безопасность и проходимость, возможность использовать в обычных подъездах домов. К 2017-му году мы придумали, как сделать нашу Катю (Caterwil) значительно быстрее. Когда в 2017-м мы на первом показном заезде, не напрягаясь, обошли Швейцарцев, они явно этого не ожидали от нас и были, мягко говоря, очень удивлены. После этого заезда швейцарцы пошли ва-банк и демонтировали установку, которая позволяла их коляске безопасно спускаться с лестницы. В последующих заездах, чтобы догнать нас, вместо аккуратного спуска они просто "прыгали" со ступеней. Но даже это им не помогло. Мы все равно их обошли.

Смотрите также: В последние секунды. В США мужчину в инвалидном кресле вытащили из-под поезда

На вашем сайте указаны представительства в зарубежных странах, включая США, Германию, Венгрию, Израиль, Индию. Как организован Ваш бизнес за рубежом (поставляете готовые коляски или сборочные комплекты, производите там, оперируете логистическими центрами)? Есть ли планы по расширению географии и что является приоритетом – дальше в Азию или, может, в Латинскую Америку?

— Наши партнеры за рубежом ищут клиентов, а мы поставляем туда уже готовые коляски. Партнеры в свою очередь занимаются сервисным обслуживанием этих колясок на своей территории. Сейчас мы работаем в направлении Азии.

Насколько доступны Ваши коляски? Сколько они могут стоить для заказчика из страны, где у Вас пока нет филиала? Занимаетесь ли Вы такими поставками? Например, если после нашего материала Вам придёт заказ из Мексики – сможете его принять, обработать и выполнить?

— Да, занимаемся. Цена сильно зависит от комплектации. Минимальная цена для конечного покупателя составляет 9 000 долларов. Доставка около 1 000 долларов в зависимости от региона. Максимальная комплектация у нас ушла на Канарские острова (Испания) и стоила 23 000 долларов с доставкой.

Какое отношение к Вашим коляскам? Знают ли клиенты, что они из России? Меняется ли отношение, когда они об этом узнают?

— Коляска всегда создает wow-эффект. Клиенты изначально знают, что она из России. Какие в связи с этим они испытывают эмоции я не знаю. 

Думали ли о выходе на новые, более амбициозные рынки? Есть ли в мечтах проект экзо-скелета или шагающего кресла-треножника? 

— Да, мы работаем и над другими направлениями. В том числе над нейроуправлением. 

Какие планы по дальнейшему совершенствованию разработок или адаптации технологий для других целей (специализированное медицинское оборудование, подъемники для больничных коек или нечто подобное др.)?

— Также с партнером работаем над многофункциональной кроватью с 14-ю степенями свободы. Кровать умеет переворачивать пациента, вертикализировать, имитировать ходьбу и многое другое. 

Самое читаемое
    Темы дня