наверх
19.02.201914:09
Курсы валют НБУ
  • USD27.19- 0.06
  • EUR30.80+ 0.12

"Росатом" в Украине: мы не занимаемся политикой

(обновлено: )76331
В "Росатоме" надеются, что политическая конъюнктура не будет иметь влияния на развитие отношений Украины и России в атомной отрасли, а также на то, что намеченные ранее совместные проекты скоро будут реализованы.

Анна Лаба, РИА Новости Украина

Президент "Русатом – Международная сеть", директор "Росатом Восточная Европа" Александр Мертен ответил на вопросы украинских журналистов в ходе VII Международной выставки и конференции "АтомЭкспо-Беларусь-2015" в Минске о конкуренции на украинском рынке с американской компанией Westinghouse, о реализации проектов по достройке двух блоков на Хмельницкой АЭС, и выполнении "Росатомом" своих контрактных обязательств.

Отношения между нашими странами крайне накалены. Это как-то влияет на сотрудничестве в атомной отрасли?

— Собственно, каких-то серьезных изменений на сегодняшний день нет. В отношении Украины у нас не происходит никаких форс-мажоров, мы продолжаем поставки ядерного топлива на АЭС, продолжаем вывозить ОЯТ (отработавшее ядерное топливо) с территории Украины, и мы дальше намерены выполнять все свои обязательства. 

Ситуация, если можно так сказать, заморожена в отношении двух крупных проектов, которые нами планировалось осуществить совместно с украинскими партнерами. 

Первый проект – это строительство завода по производству ядерного топлива в Кировоградской области. В ходе реализации этого проекта было создано совместное предприятие, проведена первая эмиссия акций, подготовлен проект, который согласован и в Кабинете министров, и в ГИЯРУ (Государственная инспекция ядерного регулирования Украины – Ред), проведены предварительные работы на площадке. В начале 2014 года предстояло приступить к основным строительным работам на площадке для запуска первой очереди завода строго по графику – в 2015 году.

Нами практически за собственный счет был изготовлен комплект оборудования для первой очереди завода, который в настоящее время находится в Новосибирске, покрыт пленкой и готов к отправке. Только пока отправлять его, к сожалению, некуда, поскольку украинская сторона не нашла денег на финансирование данного проекта. Работа СП сегодня полностью парализована, средства для инвестирования в первоочередные мероприятия отсутствуют, СП не может эффективно обеспечивать свою текущую операционную деятельность.

Украинская сторона уведомила вас о выходе из этого проекта?

— "Росатом" не получал никаких официальных документов от украинской стороны. По факту данный проект находится в стадии заморозки. Мы надеемся, что украинская сторона как-то проявит себя в этом проекте и даст однозначный ответ, заинтересована ли она в его реализации.

Сколько вы готовы ждать такой инициативы?

— Думаю, в течение этого года необходимо определится, потому что в дальнейшем нам предстоит принимать решение: либо продолжать осуществлять проект с украинскими партнерами, либо в случае нежелания дальнейшей реализации проекта, принимать какие-то дополнительные решения. 

При этом мы считаем, что строительство завода необходимо не столько "Росатому", сколько украинской стороне. Завод в Украине должен обеспечивать все потребности украинских АЭС в ядерном топливе. Только так может обеспечиваться его оптимальная загрузка для положительных экономических результатов проекта. На наш взгляд, это лучшая диверсификация, которую можно только придумать, — независимость от внешних поставок.

Актуальность проекта в последнее время повысилась в связи с новыми требованиями ЕС по энергетической безопасности. Завод в Украине в новых условиях может стать реальным альтернативным поставщиком ядерного топлива для реакторов ВВЭР в странах Европейского Союза. 

Какова ситуация с достройкой двух блоков Хмельницкой АЭС? "Энергоатом" рассчитывает до июня получить разрешение правительства на достройку третьего и четвертого энергоблоков Хмельницкой АЭС совместно с чешской компанией Skoda.

— Мы только из прессы узнаем о заявлениях, которые делаются отдельными лицами… Знаем о заявлениях руководителя НАЭК "Энергоатом" господина Недашковского, слышим о заявлениях премьер-министра Арсения Яценюка о том, что уже есть вроде бы желание достраивать эти блоки с чешской компанией Skoda. 

На сегодняшний день правовая база в Украине, выигранный нами тендер на достройку этих блоков (кстати, этот тендер состоялся еще до прихода к власти Януковича) говорит о том, что проект пока продолжается с участием "Росатома".  Мы со своей стороны все сделали для того, чтобы этот проект двигался. Мы предоставили проектные решения, заключили контракт на проектирование этих двух блоков. После этого НАЭК "Энергоатом" передал нам требования Госатомрегулирования Украины о том, что новые блоки должны соответствовать постфукусимским требованиям безопасности. И мы подготовили концептуальные решения на базе АЭС-92 для НАЭК "Энергоатом" и предоставили информацию, что мы также готовы учесть и постфукусимские вопросы при достройке этих блоков. Все документы были направлены в ГИЯРУ. Насколько я знаю, там очень позитивно отозвалось о наших концептуальных предложениях. Но дальше вопрос не двигался. 

"Росатом" на данный момент не получал никаких официальных заявлений и уведомлений от Министерства энергетики Украины о том, что проект прекращается, или денонсируются какие-то ранее достигнутые соглашения. 

Напомню, что вся законодательная база в Украине — законы,  постановления Кабмина — все говорит о том, что проект по достройке этих блоков должен продолжаться с участием "Росатома".  

Каковы правовые последствия отказа от продолжения реализации проекта по достройке блоков ХАЭС? 

— Если будет какая-то официальная позиция украинской стороны по этим документам, то тогда мы и будем рассматривать, какие последствия наступят. 

Мы надеемся, что политическая конъюнктура не будет иметь влияния на развитие отношений Украины и России в атомной отрасли. "Росатом" не занимается политикой. Для нас основными являются только две вещи. Во-первых, это безопасность наших технологий, во-вторых, взаимовыгодная экономическая целесообразность. И отношения с Украиной не являются исключением из этих правил. 

Возникают ли сейчас какие-либо проблемы с поставкой топлива российского производства на украинские АЭС?

— В рамках сотрудничества компании ТВЭЛ с украинскими партнерами мы не допустили и не допустим и в дальнейшем по нашей вине каких-либо срывов. Контракт был подписан до 2020 года с ежегодным подтверждением объемов поставок. В начале апреля этого года состоялась встреча представителей ТВЭЛа с коллегами из "Энергоатома". На этих переговорах были также обсуждены вопросы объемов поставок. На сегодняшний день стороны договора выполняют все обязательства ответственно и в полном объеме. На сегодняшний день никаких проблем с поставками топлива нет. 

 "Росатом" против использования на украинских АЭС топлива производства  Westinghouse. При этом использование в активных зонах АЭС нескольких видов топлива – это нормальная мировая практика…

— При условии цивилизованного подхода, соблюдении всех требований и правил по ядерной безопасности, использование в активных зонах нескольких видов топлива — это нормально. 

Поставщиков ядерного топлива определяет эксплуатирующая организация – это ее исключительное право. И если украинский оператор принял такое решение, мы относимся к нему с уважением. Но американское топливо планируется к эксплуатации вместе с нашими кассетами. При этом мы не обладаем никакой информацией по техническим аспектам американского топлива, нам неизвестны параметры его безопасности, мы до сих пор не знаем, какое влияние оказывают американские кассеты на наше топливо. Эти и многие другие вопросы совместного использования топлива непрозрачны.

Хочу подчеркнуть, что мы за честную, здоровую конкуренцию. Но атомная отрасль не требует скоропалительных решений и непроверенных вариантов использования тех или других деталей, узлов или топлива. Поэтому, естественно, должна произойти стадия изучения, квалификация, выявления причин, которые влияют на нормальную работу топлива того или иного производителя. В мировой практике о результатах эксплуатации ядерного топлива говорят только после четырех лет работы кассет в активных зонах блоков. 

Отработавшее ядерное топливо российского производства возвращается в Российскую Федерацию, как в этом случае будет поступать Westinghouse?

— Это тоже один из нюансов. Мы обеспечиваем не только топливом, также действует контракт на вывоз ОЯТ. Мы его неукоснительно выполняем, и в этом плане никаких проблем украинская сторона не испытывает. Что касается топлива Westinghouse, то, насколько нам известно, оно не вывозится, а остается на территории Украины после отработки или в случае каких-то технических сбоев, после того, как это топливо выгружается из реакторов. Вывезти его никуда невозможно, поэтому, на наш взгляд, возникает проблема, для решения которой также нужен взвешенный подход.

Если говорить об экономической целесообразности, топливо какого производителя обходится дешевле? 

— Мы доподлинно не знаем точных цен наших конкурентов. Но точно можем сказать, что в нашей цене не заложен уран, из которого производится топливо для Украины, и составляющие (хвостовики и головки) из нержавеющей стали, технологию производства которых мы передали нашим украинским партнерам. НАЭК "Энергоатом" сегодня самостоятельно производит эти комплектующие. То есть, в топливных сборках, которые мы сегодня продаем Украине, значительную часть представляют детали и уран производства Украины. Следовательно, это снижает себестоимость для украинского потребителя. 

Самое читаемое
    Темы дня