наверх
19.02.202019:07
Курсы валют НБУ
  • USD24.44- 0.00
  • EUR26.43- 0.07

С легким паром, или Культурная контрреволюция по-украински

(обновлено: )3012321
Вот пройдет еще пару вечеров, и, занимаясь нарезкой картошки и докторской колбасы для незаменимого новогоднего блюда, мы не увидим на голубом экране обаятельного врача Женю Лукашина и учительницу Надю в уютной питерской или московской квартире.

Роман Степняк

Впрочем, за сорок лет, а впервые старшее поколение встречало Новый 1976 год под гениальный фильм Эльдара Рязанова, эта обстановка, несмотря на все политические и бытовые передряги за все эти годы, стала родной, и мы мысленно представляли себе теплую струйку воды из крана, эту "гадость, заливную рыбу", и даже подзабытые трескучие морозы за окном не где-то там, в далеком российском мегаполисе, а в доме на соседней улице. Кажется, вот-вот постучится в дверь Талызина и Ахеджакова, в кино странные, старомодные Надины подружки по учительской профессии, которых жизнь развела за сорок лет в разные углы политического противостояния.

Да, именно Валентина Талызина, сорок лет спустя после той маленькой, ну совсем эпизодичной роли, стала поводом для запрета удивительно доброго кино. (Правда стоит напомнить, что голосов актрисы говорит главная героиня фильма.) Восьмидесятилетняя Валентина Илларионовна, народная артистка и просто душевная женщина, взяла да подписала какую-то бумагу, присоединившись таким образом к акции в поддержку "аннексии Крыма". Вот если бы она вела себя так, как исполнительница роли ее киношной подружки Лия Ахеджакова, каялась на каждом шагу за грехи соотечественников и ненавидела российского президента, комедия "Ирония судьбы или С легким паром" не попал бы под запретный вердикт украинского околокультурного чиновничества.

Неудобный Рязанов

Мой знакомый коллега-журналист, считающий себя значительно более национально сознательным, чем автор этих строк, на этом месте не выдержал и посетовал: что же это чиновники выдумали, разве не могли просто вырезать крошечный эпизод из ленты, ведь фильм принадлежит великому другу Украины Эльдару Рязанову. Тому самому, безвременно ушедшему совсем недавно, которому принадлежат хотя бы такие слова: "Мы, как и вы, категорически против лжи в освещении судьбоносных для Украины событий и, тем более, против российской военной интервенции в Украину…". Это из открытого письма, подписанного режиссером в 2014 году сразу же после крымских событий. Вполне однозначная проукраинская позиция, которая заслуживает всяческого одобрения со стороны Министерства культуры. А ведь цена этих слов, как и роль Эльдара Рязанова в кино, куда весомее мнения пусть и достаточно известной актрисы.

Мой собеседник, акцентирую внимание на конкретных ляпах современной национальной пропаганды в культурной сфере, достаточно жестко высказывается о санкциях в отношении культурных деятелей соседней страны. Такая точка зрения достаточно распространена в обществе. Вот, мол, министр культуры и великий знаток всяческих искусств Вячеслав Кириленко упрекает восьмидесятилетнюю пенсионерку в том, что она "представляет угрозу национальной безопасности страны", подписывает списки из более чем восьми десятков лиц, одним махом зачисленных во "враги украинского народа", а они на самом деле являются кумирами нескольких поколений украинцев. Да и сами списки составляются по весьма странным критериям.

Из друзей во враги

Возьмем хотя бы замечательного актера Валентина Гафта, который в искусстве шел рука об руку с Эльдаром Рязановым. Еще в августе прошлого года министр украинской культуры записал его имя в "белый список" российских культурных деятелей, посещение Украины которыми всячески приветствовалось. Актер держался в стороне от политики, никаких писем не подписывал, в любви к Украине признавался не раз, хотя бы вот такими словами: "Культура украинская — какая она родная! Песни какие красивые, душевные. У меня в доме вообще говорили по-украински, хоть семья была и не чисто украинская. Моё детство, юношество связаны с хутором Варва под Прилуками в Черниговской области". Но Гафта покоробила сама идея "белых" и "черных" списков, он выразил солидарность с теми коллегами, которые оказалась в Украине под запретом: "Я — в "белом списке", какое счастье! Пускай даже у меня свободный въезд в Украину, я не собираюсь туда ехать. Уж лучше отправьте меня в "черный список".

Этого оказалось достаточным, чтобы стать врагом министра культуры Украины. Подчеркиваю, врагом министра культуры и ограниченного круга его ограниченных единомышленников, а не украинского народа. По мановению волшебного пера министра Кириленко, Валентин Иосифович оказался в "черном списке".

Вчитываясь в министерский перечень российских деятелей культуры, ловишь себя на мысли, что почти с каждым из них тебя связывает какая-то неуловимая нить, которая тянется с тех добрых времен, когда мы мечтали о "маленьких глупостях" и сожалели, что "перестали лазить в окно к любимым женщинам".

По велению министра

Однако не стоит так уж нивелировать и недооценивать замысел идеологов новейшей "культурной революции". Тот же Вячеслав Кириленко в своем комментарии министерской инициативы высказался более чем прозрачно: "Вместе с тем, существуют действительно великие фильмы великих режиссеров, святые в советскую эпоху, которые при этом являются настоящей антисоветской агитацией. Из-за сегодняшней позиции одного-двух актеров, Госкино па закону должно лишить прокатных удостоверений даже такие фильмы".

Следуя логике министра, запретить следует практически все, что создано с участием "списочного актива". Исходя из прецедента Талызиной и фильмом "С легким паром", вредоносные корни российской пропаганды можно отыскать в любом произведении советской эпохи. Речь ведь не о конкретных фильмах и перечне деятелей культуры, задача поставлена куда масштабнее: отрезать общую пуповину, которая связывала и продолжает связывать народы. Задача поставлена уничтожить любые воспоминания, которые, за классиком украинской политической культуры, "мешают нам жить".

Шариков, реинкарнация

Помните, с чего начиналась "революция достоинства"? С безобидной речевки "Кто не скачет, тот москаль". Весело было, но скакали, прежде всего, двадцатилетние, которые уже на подсознательном уровне противопоставляли себя тем, кто "москаль". Неважно было, на каком языке ты разговариваешь, важно, что ты скачешь. Значит, ты другой. Не "москаль", не "титушка", не "ватник". Ты — человек первого сорта!

Двадцатилетних легко убедили, что все зло находится за Хутором Михайловским, часть из них записалась в добровольцы, часть стала волонтерами, им придумали врага и они научились его ненавидеть. Они разговаривают на русском, требуют "резать русню" и особо не заботятся о будущем. За двадцатилетними стоят родители, которые создали для них какой-то приемлемый уровень быта, поделятся последним, приютят, накормят, обогреют, даже если категорически не разделяют их убеждений.

На пенсионеров и тем, кому "за пятьдесят", махнули рукой: отживающее поколение! С ними поиграли в "Голодомор", выдавили слезу, — и ладно. Вы заметили, как в последние годы сошла на нет эта идея, как пустынно выглядит "Мемориал памяти жертв голодоморов в Украине"?

Остается проблема поколения 30-40-летних. Тех, кто еще помнит другие времена, знает другую историю, сомневается в ценностях сегодняшнего дня. Они содержат семьи, воспитывают детей и составляют стеновой хребет общества. Они представляют самую большую опасность для идеологов нынешней культурной революции. Из их домов в надо убрать Надю и Женю Лукашина, героев рязановского "Гаража" и "Небес обетованных" в главной роли с Валентином Гафтом, вычеркнуть "Собачье сердце" с его знаменитым персонажем Шариковым, очень напоминающим современный чиновничий стереотип, экранизированное украинцем Владимиром Бортко, он ведь тоже в запретных списках, убрать им же экранизированные произведения Гоголя, которого еще один партийный функционер Юрий Луценко как-то вычеркнул из списка знаменитых украинцев, и сказать, что всего этого никогда не было, а если и было, то не при нашей памяти.

А эпизод о роли Валентины Талызиной — всего лишь эпизод.

Самое читаемое
    Темы дня