наверх
24.05.202404:47
Курсы валют НБУ
  • USD26.89+ 0.03
  • EUR31.83+ 0.14

Донбасс три года подождет

Восток: как соблюдается режим прекращения огня (169)

(обновлено: )425245
Порошенко идет в фарватере решений Запада, контролирует парламент и внешне стремится к перемирию на востоке. Особый статус - имиджевое мероприятие президента, имеющее мало общего с реальными делами страны, пишет Янина Соколовская.

Янина Соколовская, политэксперт

Ожидаемое произошло. Верховная Рада Украины одобрила закон "Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей". Депутаты, голосовавшие за него, и сами не успели разобраться, о каких именно территориях и каком статусе идет речь. Многие из опрошенных ошибочно полагали, что закон даст особый статус территориям, оказавшимися под контролем "ДНР" и "ЛНР". Другие же, разобравшись, пришли к выводу, что документ коснется этих территорий только после того, как Киев вернет их под свой контроль.

Учитывая, что действие документа рассчитано на три года, депутаты могут уверенно напомнить Донбассу, что обещанного три года ждут. По словам некоторых парламентариев, закон предполагает оптимистичный сценарий, при котором территории, ныне находящиеся в зоне АТО, мирно вернутся в состав Украины, не потребуют для себя государственности и пойдут под киевскую юрисдикцию.

Но этот документ не удовлетворит верхи и низы, Нацгвардию и ополченцев. Для тех, кто воюет за самостоятельность "ДНР" и "ЛНР" или тихо их поддерживает, данный закон слишком мал и расплывчат. Тот, кто нацелился на самостоятельность и государственность, не пойдет на компромисс в виде особого статуса и возможности подписания соглашений с правительством Украины.

Для Киева данный закон тоже не панацея. Он не применим до тех пор, пока особые территории находятся под контролем ополченцев. То есть оптимистичные заявления приверженцев Петра Порошенко, что данный документ — это дорога к миру, выглядят подтасовкой фактов.

По сути, этот документ — свод требований, которые Донбасс 20 лет предъявлял Киеву, получая в ответ ценные указания учить мову и двигаться в фарватере, указанном центральной властью. Теперь, когда уже слишком поздно, "особым регионам" предлагают пользоваться русским и прочими языками и выбирать себе местные советы во время внеочередного голосования 7 декабря.

Но как быть регионам, которые не подпадают под звание особых? Например, что делать Мариуполю, районы которого находятся под обстрелом, но не входят в контролируемую боевиками зону? Неужто ему стоит сдаться на милость ополченцев, чтобы впоследствии ему разрешили говорить на удобном ему языке?

Кроме этого вопроса, возникает и проблема поствоенной амнистии. Она, согласно закону, распространится на особые районы. Но как быть тем, кто прописан не в них, но воюет на стороне ополчения и может сложить оружие, если Киев предложит ему гарантии?

Такой гарантией данный закон не является. В своих десяти статьях он выдает желаемое за действительное. Он говорит, что на три года в некоторых районах Донецкой и Луганской областей вводится особый порядок местного самоуправления. Но список районов будет дополнительно определен решением Верховной Рады Украины и тут возможны сюрпризы, которые не устроят бывших приверженцев дела "ДНР".

Также документ говорит, что "законодательство Украины будет действовать в особых районах с учетом особенностей, определенных настоящим законом". Но особенности в законе не прописаны. Как с ними должно коммутироваться законодательство, не объяснено.

Так же неясно, как государство обеспечит "экономическое, социальное и культурное развитие данных районов" после войны, если оно этим не занималось в мирное время, когда в бюджете денег было больше, а военных рисков — меньше.

В пояснительной записке к закону представитель президента в парламенте Руслан Князевич говорит, что документ сделан на основании договоренностей трехсторонней контактной группы Украина — РФ — ОБСЕ. Видимо, в этом кроется причина непрактичности данного документа. Он сделан про европейское око, которое должно оценить украинские старания и не потребовать конкретных результатов.

Привыкшая к революционной конкретике Юлия Тимошенко закон раскритиковала, а ее фракция "Батькивщина" отказалась за него голосовать и демонстративно вынула карточки из системы "Рада". Представители местного самоуправления выразили недовольство этим документом. Мэр Львова и глава партии "Самопомич" Андрей Садовой заявил, что права, за которые его город так долго и безуспешно борется, "первыми получат те, кто повинен в смерти тысяч украинцев".

"Как этот сигнал должны воспринять города и села, пребывающие под украинскими флагами и находящиеся под бетонной плитой госаппарата? Все политики накануне выборов говорили о правах общин. А потом только забирали эти права. И синие, и оранжевые! Все! В результате стянули все полномочия страны на Печерск", — гневается Садовой. Он заявляет, что не верит в намерение центральных властей разделить свои полномочия с местными.

Мнение Андрея Садового близко многим мэрам, профессионализм которых отличается от возможностей Виталия Кличко. Хотя не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять: документ написан и проголосован для проформы. Этот голосование важно не для Донбасса, а для Петра Порошенко. Оно подчеркивает, что президент идет в фарватере решений Запада, контролирует парламент и внешне стремится к перемирию на востоке. Особый статус — имиджевое мероприятие президента, имеющее мало общего с реальными делами страны.

Читайте также:

Кто заплатит за честные выборы

Комбаты в партийных списках: кто они?

    Самое читаемое
      Темы дня