наверх
27.11.202013:34
Курсы валют НБУ
  • USD28.44+ 0.06
  • EUR33.85+ 0.06

Главные за вчера: дело о трагедии 2 мая в Одессе, летальное оружие от США

Резонансные дела. Аваков, Кернес, Скорик (151)

(обновлено: )45412
ВР отказалась вносить проект закона о спецконфискации в повестку дня, генпрокурор заявил, что в трагедии в Одессе 2 мая установлены все виновные, а Конгресс США одобрил закон о поддержке Украины.

Верховная Рада отказалась на этой неделе рассматривать законопроект о спецконфискации. Соответствующее предложение набрало лишь 207 голосов народных депутатов при 226 минимально необходимых.

Генпрокурор Юрий Луценко анонсировал участие европейских экспертов в установлении причины гибели людей в Доме профсоюзов 2 мая 2014 года в Одессе.

Палата представителей Конгресса США одобрила закон о сохранении санкций против России. Закон также предусматривает предоставление Украине летальных оборонных систем вооружений, сообщает Посольство Украины в США.

Главные события в эфире радиостанции Голос Столицы прокомментировал вице-президент Ассоциации политических психологов Виктор Рыбаченко.

СПЕЦКОНФИСКАЦИЯ И ПРИНЦИП МЯСОКОМБИНАТА

В Верховной Раде в четверг, 22 сентября, трижды безуспешно пыталась включить закон о спецконфискациях в повестку дня сессии.

Кабинет министров 14 сентября утвердил и направил в ВР законопроект, который позволяет в досудебном порядке арестовывать средства и другие активы, полученные преступным путем.

Что же с этим законопроектом не так, или же есть действительно некие объективные причины, по которым некоторые депутаты даже не хотят включать его в повестку?

- Как политическому психологу, мне очень легко ответить на этот вопрос, потому что вся политика идет через личности.

Закон этот нормальный, более того - он нужен. Европа очень давит, чтобы мы приняли этот закон, но в зале сидят люди, против которых он направлен. Вот представьте себе: вам надо нажать кнопку за закон, который возьмет вас за шкирку. Неужели вы нажмете эту кнопку?

А он возьмет за шкирку?

- А никто не знает. Но просто все понимают, что если они не успели еще попереписывать все свое состояние, все свое имущество на родственников, друзей, знакомых, водителей, любовниц, просто у них могут отобрать эти такие жирные, вкусные куски.

Но при этом же говорят о необходимости принятия этого закона, потому что эти деньги даже в бюджете уже учли.

- В проекте госбюджета уже 10,5 млрд заложили, которые якобы должны взять. Но здесь немного пахнет "совком": еще ничего нет, закона нет, он еще не включен в повестку дня, еще до обсуждения и принятия далеко, а уже какая-то цифра.

И что тогда будет с этой цифрой? Мы представим, что, например, если этот закон примут, то значит будут давить, чтобы не менее 10,5 забрать.

Говорят, что этот закон может повлиять на простых украинцев, и у простого украинца смогут что-то отобрать…

- Так у простого и отберут. Знаете, когда моя сестра работала на мясокомбинате, она рассказывала, что палку колбасы невозможно вынести - отберут, опозорят, повесят тебя на доску позора, а тут же вывозят грузовиками, и никто их не останавливает. Это такой принцип мясокомбината во всей нашей жизни.

Тот, кто гребет миллионы и миллиарды, - он не наказан. Тот, кто немножко грешен, его берут и показательно наказывают.

Вы говорили, что этот закон требуют от нас наши европейские партнеры. Зачем?

- Дело в том, что они нас хотят все-таки как-то цивилизовать прежде, чем впустить в первую комнату или даже прихожую европейского дома. Потому что мы идем туда такие, как мы сформировались до этого.

А как? У нас есть правовой нигилизм, у нас есть непривычка законы в повседневной жизни и повседневной работе соблюдать, поэтому хотят нас заставить, потому что добровольно мы к этому не созрели.

И в этом, кстати, минус нашей евроинтеграции. Она, как зеленая груша. Мы едим, нас перекашивает, нам кисло, а нам говорят: надо есть кислые груши. Мы не созрели для этого, нас принуждают к хорошим законам, нас принуждают к правильным решениям.

А раз так, то обязательно, а украинцы же умные и хитрые, мы обязательно эти правильные законы искривим, и будет какой-то закон-калека.

ТРАГЕДИЯ В ОДЕССЕ: НИ ВАШИМ, НИ НАШИМ

Генеральный прокурор Юрий Луценко намерен внести в ВР представление на снятие депутатской неприкосновенности с нардепа от "Оппозиционного блока" Николая Скорика.

Также  он ожидает подписания подозрения в организации беспорядков под зданием Одесской облгосадминистрации 19 февраля 2014 г бывшему первому замглавы ОГА Александру Орлову.

Когда мы слышим о намерении с кого-то снять неприкосновенность или объявить о подозрении, об этом принято говорить во всеуслышание?

- Мы понимаем, что ищут козла отпущения и Скорик неплохая фигура, потому что был главой Одесской области, регионал, сегодня в Оппоблоке.

Второе - как приехать в Одессу и не говорить о той трагедии? У одесситов далеко не такие черно-белые варианты, как у нас здесь. Интуиция мне подсказывает, что для того, чтобы наказать, надо наказывать и пророссийски настроенных, и проукраинские настроенных, так как обе стороны имеют свою часть вины.

Но прежде почему не говорили об объективном расследовании? Потому что нельзя было наказать проукраински настроенных участников этой трагедии - это ситуация после Майдана была такая. А сейчас их трогают и очень активно, сидят добробатовцы, все время идет давление на этих людей, и поэтому я не удивлюсь, если на роль одних из виновников трагедии поставят людей из патриотического фланга, которых не жалко.

Прозрачности не получим?

- Очень хотелось бы. Луценко как эмоциональный человек способен как на правильные шаги, так и на неправильные. Каким будет этот шаг - увидим.

Луценко появляется там, где ситуация требует особого внимания?

- Я не думаю, что в Одессе ситуация требует особого внимания. Одесса сейчас не волнует центральную власть, а Луценко - это верный страж центральной власти Украины, верный страж президента Порошенко.

Он может приехать, собрать, например, своих, как он собрал, и наметить тренды. И ребята эти четко понимают намеки: уже можно формировать группу виновных и вывод для общественности.

И этот вывод будет такой — ни вашим, ни нашим, так же, как с делом Гонгадзе, — вроде все известно, якобы осудили, а в душе ощущение, что что-то не так.

Есть смысл рассчитывать, что в будущем мы узнаем больше?

— Очень бы хотелось, чтобы это было. Я думаю, что расследование будет завершено тогда, когда одесситы скажут: мы знаем, что так и было. Если смогут построить такую картину событий, то это будет хорошо. Пиар-картинка должна соответствовать представлениям людей, а не истине.

ЛЕТАЛЬНОЕ ОРУЖИЕ И НЕГОТОВНОСТЬ УКРАИНЫ

Американские конгрессмены одобрили закон о поддержке стабильности и демократии в Украине. Документ фиксирует сохранение американских санкций в отношении РФ до полного выполнения минских договоренностей. В средства поддержки Украины включены летальные оборонительные системы вооружений.

Насколько данный документ сигнализирует о некой стабильной позиции США? 

- Очень стабильная. Именно потому, что для США важна ситуация, когда они через голову Украины говорят с РФ. Ведь любой документ в поддержку Украины, нас радует, он одновременно направлен против РФ, и эта геополитическая борьба, к сожалению, поглотила нас.

Хорошо, что США нас поддерживает, во-первых. Во-вторых, мы понимаем, что Америка будет находить любой повод ослаблять Россию, и если нужна Украина, она будет задействовать Украину. Но американская позиция гораздо сложнее, чем та, что есть в этом документе.

И почему летальное оружие не дают, а потому что не доверяют нам. Не доверяют нам, как специалистам, в частности нашему Минобороны. Не доверяют, потому что нельзя папуасам такое сложное оружие давать.

"Техника в руках дикаря"…

- Почему я говорю "папуасы"? Мне так неприятно и горько говорить, потому что мне бы очень хотелось, чтобы Украина имела такое вооружение, которым отобьется от кого бы то ни было. Но почему нельзя давать? Низкий квалификационный уровень вообще в армии. Армия сегодня, это примерно то же самое, что Нацполиция. Форма есть, селфи есть, а результата нет.

Моя точка зрения заключается в том, что огромная ошибка брать внешние заимствования. Почему? Внешние заимствования — это шаг к внешнему управлению. Сегодня мы видим, что мы незаметно перешли под внешнее управление.

Пример: Кабмин отсылает в МВФ проект госбюджета Украины на согласование. Это нормально? Какое согласование? Мы суверенная страна!

Поговорим о выступлении Порошенко на 71-ой сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Какие ключевые моменты выступления вы бы для себя выделили?

- Я бы не выделял один какой-то тезис, я бы выделил тон президента. Тон меняется. Мы услышали гораздо более уверенный, смелый тон и мы видим так: возможно, если кого-то Украина утомляет и раздражает, то и Украину уже раздражает многое.

Например, то, что нас когда-то "кинули" с Будапештским меморандумом, никто за это не ответил, результатов нет никаких. Об этом мы молчали, а сегодня президент об этом говорит с высокой трибуны Ассамблеи.

Он уже говорит не снизу вверх, как это было вначале, наш президент сначала был очень вежливый, улыбался, кланялся и благодарил, сегодня он встал, расправил плечи и начал забивать гвозди мировому сообществу.

С точки зрения политической психологии, что это значит?

- Это значит, что пять стран, в число которых входит не только Венгрия и Греция, а, например, Франция, и почти Германия, когда приехали министры иностранных дел, их свозили в зону АТО, они не на один острый вопрос украинских журналистов не ответили, и раньше это сходило с рук.

Мы понимаем, что и в Минске нас сдали, и потом они нас понемногу сдают, и, в конце концов, Украина должна сказать: мы воюем. Порошенко озвучивает, что мы держим щит, мы держим фильтр мигрантов, даже называется цифра — 1,8 млн могло бы быть в Европе.

Тон стал сильнее, сильнее позиции. Надо чтобы с Украиной считались, а то все время играют: дадим оружие, не дадим оружие, дадим кредит, не дадим кредит.

Наша власть грешна, но и Европа в глазах многих украинцев потеряла. Если два года назад стремление в Европу было такое сильное, что привело к Майдану, то сегодня из-за темы евроинтеграции Майдан не состоялся бы.

А относительно поддержки мирового сообщества?

- Для этого надо дать по зубам украинским жадным олигархам и коррупционерам. Когда это увидят за рубежом, там к коррупции очень остро относятся, хотя она и там есть.

Они видят, что помогать Украине, когда там такой беспорядок, когда никто не хочет делать радикальных мер, когда каждый, кого ловят, показательно убегает. Если не могут с этим справиться, то чего лезть в Европу.

Читайте также: Дружба, мир и согласие: о встречах Порошенко с руководством МВФ и НАТО

При всей относительности Лукашенко, он выбрал стратегически гораздо более разумный путь: он наводит порядок в Беларуси. Да, он одиозный для Европы, не является демократом. Вот только убрать фактор автократии со стороны Лукашенко, посадить нормального президента, который просто возьмет настроенный механизм нормальной белорусской жизни.

Нет в Украине нормальной украинской жизни. Это для нас, патриотов, горе.

То есть определенный момент наведения порядка нам предстоит пережить?

— Не момент, а огромный исторический период. Я думаю, что не менее 10 лет придется наводить порядок. Пока ребята с 1990-ых не состарятся и не пойдут на пенсию и не придут молодые, но не "яценюки", и наведут порядок, которые имеют западное образование, опыт работы на Западе.

Какая новость для вас стала новостью дня в четверг?

— Я скажу сентиментальную новость: с паралимпийцами рассчитались, как только они приехали.

Ранее старший партнер адвокатской компании "Кравец и партнеры" Ростислав Кравец в эфире ГС заявил, что целью закона о спецконфискации не является возврат денег в страну, главное — передел собственности.

Также адвокат Егор Штокалов в эфире Голоса Столицы заявил, что закон о спецконфискации был написан под одного человека с целью не наполнить бюджет Укарины за счет активов Виктора Януковича, а лишь "раздерибанить" их.

Самое читаемое
    Темы дня