наверх
06.03.202116:39
Курсы валют НБУ
  • USD27.71- 0.05
  • EUR33.08- 0.33

ЗСТ с Канадой, "уход" Оппоблока и экологический коллапс. Мнение политолога

ЗСТ с ЕС и торговые эмбарго (305)

(обновлено: )111830
Президент просит ВР рассмотреть законопроект об увеличении расходов ЦИК на проведение довыборов, Оппоблок готов сдать мандаты, чтобы распустить Раду, Украина подписала с Канадой соглашение о ЗСТ, а янтарные войны продолжаются.

 

Оппоблок готов сдать свои мандаты, чтобы распустить Раду. В нем также отметили, что перед тем, как самораспуститься, ВР должна принять новый закон о выборах.

Разговоры о перевыборах активизировались после усилий парламента в борьбе с коррупцией, – подчеркнул спикер ВР Парубий.

Президент просит ВР рассмотреть законопроект об увеличении расходов ЦИК на проведение довыборов.

Читайте также: Коррупция в системе ГФС носит системный характер — эксперт

Украина и Канада подписали Соглашение о ЗСТ. Канадские предприниматели смогут принять участие в процессе приватизации в Украине. Соглашение о свободной торговле Украины и Канады вступит в силу немедленно, но будет имплементироваться на протяжении 7 лет.

Эти и другие важные темы в эфире радиостанции Голос Столицы прокомментировал политолог Алексей Якубин.

Депутаты из фракции Оппозиционный блок отличились сегодня своей готовностью сдать депутатские мандаты, чтобы распустить ВР и инициировать перевыборы парламента. По крайней мере, об этой готовности заявил лидер парламентской фракции Оппозиционный блок Юрий Бойко. Как вы видите эту ситуацию?

– На самом деле, мы видим, что кризис парламента у нас продолжается, то есть, грубо говоря, ситуация, которая сложилась в парламенте, она действительно критическая, потому что у нас формально вроде бы есть коалиция, а де-факто её нет.

У нас ситуационно, если очень нужно, она собирается.

– Да, но при этом мы видим, что у нас очень много оппозиций разных, которые с одной стороны борются друг с другом параллельно, и параллельно борются с этой де-юре существующей коалицией. И в итоге мы видим, что вся работа парламента достаточно неэффективна.

Большинство решений, которые принимает парламент, они на самом-то деле так или иначе не исходят из интересов большинства граждан. Я думаю, кстати, граждане соответственно оценивают деятельность ВР тем, что уровень недоверия к ВР продолжает расти.

Но чтобы вывести ВР из равновесия им нужно еще порядка 80 голосов.

– Ну, очевидно, им нужно скооперироваться с БЮТ, с РПЛ. Я думаю, если не удастся по другому расшатать парламент, то мы можем увидеть такой сценарий. Сам факт того, что Оппозиционный блок внес эту идею в воздух, уже говорит об определенной подготовке.

Читайте также: Ударим мораторием по тарифам! А получится?

И возможно начнут объединяться вокруг этой риторики. Забудут про тарифы…

– Нет, это само собой останется. То есть, останется тема коммунальных тарифов, не создания комиссии по оффшорам, но при этом будет говориться: ага, вот вы это все не создали, значит, давайте пойдем на выборы и потому мы для этого готовы сделать то-то и то-то. Но с другой стороны, посмотрите, какая нервная оказалась реакция власти, того же Парубия.

Ну, Парубия можно понять. Ведь мы видим, как взялся за работу генпрокурор: янтарную мафию накрывают, прокуроров снимают, депутата Онищенко уже куда-то повели, понесли… ну, то есть что-то действительно происходит, и тут вдруг говорят: все, ВР давайте распускать.

– Дело в том, что все эти вещи не связаны с деятельностью ВР. Его же деятельность – это не деятельность ГПУ или других органов. Это создание качественных законов. А мы видим, что как раз с этим есть большая проблема.

Президент и профильный комитет просят ВР рассмотреть как неотложный проект об увеличении расходов ЦИК на проведение довыборов, которые должны состояться 17 июля. Это недофинансирование – это недорасчет или мы не откладываем деньги на черный день?

– Если по поводу финансирования выборов, то постоянно мы видим, что ЦИК говорит, что нужно больше, в итоге дают чуть меньше сумму, ее хватает, а потом ЦИК снова говорит: вот, довыборы, нужна еще такая-то сумма. На самом деле это показатель работы ЦИК.

Они не планируют, или что?

– У нас некоторые довыборы висели почти год. Был какой-то бюджет, потом вследствие принятия нового бюджета он перешел или не перешел. Его не освоили, и опять направили в бюджет, в единый фонд бюджета. В итоге мы видим вот такую неразбериху с финансированием.

У нас ЦИК – исполняющая обязанности два года подряд. Эта неразбериха говорит, что пора менять ЦИК, раз ЦИК в ходе выборов, у нас уже дата голосований и только тут поднимается вопрос – смотрите, а нашего бюджета хватает только на три округа, а как оплатить другим людям, которые уже участвуют в выборах тем, кто работает в комиссиях. Это показатель, как работает, к сожалению, ЦИК.

А как выглядит процедура дополнительных средств и если не выделят, не успеют, довыборов не будет?

– Довыборы уже будут. Я думаю, не бесплатно. Процедура выглядит таким образом, что нужно вносить изменения в госбюджет, то есть нужно решение ВР, принять решение о том, что выделяется дополнительное финансирование из резервного фонда.

Просто большинством?

– Нет, 226 голосов, конечно же, для этого нужно. Изменения в бюджет для этого нужно – принимается закон, подписывается, конечно, президентом, и после этого принимается решение о выделении такого финансирования. В данном случае если оно не будет выделено, выборы будут проведены как долг, потому что есть резервный фонд, то есть, в случае чего выборы все равно пройдут. Просто этот вопрос будет решен и закрыт финансово позже.

Опять таки, усилится неразбериха, а мы понимаем, что в ситуации неразберихи намного проще получить нужные результаты.

Выборы организовываются и без денег? Деньги могут поступить позже, главное, пообещать?

– Я думаю, что все равно с этими выборами какой-то бюджет был, в том числе и на печать бюллетеней и т.д. Другое дело, что, может быть, в ходе выборов в ЦИК поняли, что на многие расходы, например, большее количество избирательных комиссий, что тот бюджет, который был заложен, он уже освоен, и нужны новые, другие дополнительные средства для того, чтобы провести на качественном уровне выборы.

Вы говорите, что резерв в любом случае есть и даже если ВР, например, проголосует, это не будет сумма на бумаге?

– У нас в стране, если денег нет, это не означает, что денег нет вообще, это означает, что денег нет для вас, а для выборов в нашей стране всегда находятся деньги, заметьте.

Смотрите также: "Депутаты! Работать!": под Раду принесли шезлонги, зонтики и акулу

У нас говорят: нельзя проводить досрочные выборы, нет денег. А потом как-то находятся миллиарды гривен на проведение выборов. На самом деле, в бюджете всегда есть резерв, который может быть потрачен на такие вещи.

Те суммы, которые нам называют на проведение выборов, насколько они адекватны?

– Каким образом прикидывается себестоимость выборов? Она, в первую очередь, связана с заработными платами, которые закладываются. Плюс она связана с опытом прошлых лет, сколько тогда выборы стоили, вся организация. Все вместе суммируется, прибавляется инфляция, прикидывается, какое количество приблизительно людей было задействовано на прошлых выборах, и все это суммируется и составляется смета выборов.

Таким образом, есть грубый прикид, потому что, как мы видим даже в этой ситуации, может оказаться, что средств нужно больше, потому что что-то недосчитали.

Поговорим о ЗСТ Украины с Канадой, которая теперь у нас наконец-то есть. Соглашение подписано в присутствии главы украинского государства, премьер-министра Канады – он находился в Киеве с двухдневным визитом. Этот документ скрепили подписями первый вице-премьер-министр Украины, министр экономического развития и торговли Степан Кубив и министр международной торговли Канады Христя Фриланд. Стоит ли нам уже радоваться?

– Если положить руку на сердце, то честно говоря, радоваться мало чему. Потому что торговый оборот с Канадой, на самом деле, абсолютно небольшой.

Это в рамках без ЗСТ.

– Да, он малюсенький: около тридцати с чем-то миллионов долларов. И более того, Украина больше импортирует, чем экспортирует. Импортирует она на около 50 миллионов долларов, а экспортирует на 30 миллионов долларов. И более того, за последние два года наш экспорт уменьшился. Раньше мы экспортировали на сумму около 50 миллионов.

То есть где-то было баш на баш.

– Ну, импорт чуть больше, но в любом случае не было такой разницы. Теперь и импорт, и экспорт упали, потому получается, что Канада – если говорить о наших торговых партнерах – находится где-то в сороковых странах. То есть, в реальности эта ЗСТ на уровне торгового оборота для украинской экономики абсолютно незначима.

ЗСТ – это значит, чего не будет? Ведь понимаем, что подписали, абсолютно открыли все-все барьеры и преграды на пути торговли.

– Что Канада в первую очередь до этого у нас покупала, и я не думаю, что сильно поменяется структура экспорта. Она покупала у нас в основном металл и продукты металлопроката, почти не покупала зерновых.

При том, что Украина в основном продает черный металл с небольшой добавленной стоимостью.

– Все верно. В основном этот прокат Канада и покупала. Что мы у неё покупали? Мы-то как раз в основном покупали продукты с высокой добавленной стоимостью. Это в том числе были различные механизмы для работы, для предприятий, аппаратура, то есть, высокотехнологичную продукцию.

Учитывая достаточно далекое размещение Канады от Украины, неудивительно, что у нас и объемы торговли не очень высокие. Я думаю, что само изменение может ощущаться только через несколько лет.

Говорили, что сама ЗСТ будет имплементироваться на протяжении ближайших семи лет.

– То есть, пока будут изменены регламенты, пока будут сняты различные пошлины, которые есть, пока будут сняты квоты… На это все уйдет значительное количество времени. Грубо говоря, вряд ли нам стоит ожидать, что из наших 30 миллионов экспорта на следующий год будет 30 миллиардов экспорта.

30 миллиардов не ожидать?

– Последние три года говорят, что у нас уменьшается экспорт в Канаду. Вот хорошо, если мы в следующем году сохраним хотя бы тот уровень экспорта, который у нас есть в этом году. И хорошо, если в этом нам поможет ЗСТ.

Такое чувство, что мы открыли для себя рынок в десятки миллиардов долларов. В действительности, это просто символическое значение. Ну да, Канада символически показала, что готова сотрудничать с Украиной, что она готова с ней вести какие-то более близкие экономические отношения. Но в реальности, это не скажется на росте украинской экономики.

Мы видим, как у нас работает, например, ЗСТ с ЕС. Много ли Украина от неё получает? На самом деле не очень много. Вспомните заявления даже украинских промышленников, которые говорят, что их обманули, говорили, что сможем беспошлинно торговать, а установили квоты.

Можем, но в рамках определенных квот.

– То есть, Украина их быстро исчерпывает, а потом все, мы не можем… Мы должны торговать по квотам. Пошлины продолжают быть высокими, и невыгодно торговать, и высокий уровень конкурентности этого рынка.

С Канадой также может быть?

– Учитывая вообще масштаб, объем, я думаю, что вряд ли тут будут такие глобальные последствия, как с ЕС. Но в принципе может быть тоже подобная ситуация.

А от каких-то конкретных продуктов украинских может канадский рынок защищаться?

– Так или иначе, география тут играет роль. Канада слишком далеко от Украины. Есть себестоимость самой транспортировки, мы должны понимать, что это очень сильно сказывается на многих товарах, которые мы могли бы здесь продавать в Канаду.

Например, Канада не сильно нуждается в украинской аграрной продукции, поскольку у нее под боком США, которые производят очень много элементов аграрной продукции. Потому, если говорить о каком-то росте взаимодействия, то, скорее, этот рост выгоден Канаде.

А что из Канады может к нам по хорошим ценам приехать, если у нас ЗСТ теперь?

– ЗСТ может сказаться на более свободном обороте, например, капитала. То есть, канадским компаниям будет проще вкладывать сюда деньги и соответственно могут появиться аспекты, связанные с оффшорами в Канаде. Параллельно канадским компаниям будет выгодно продавать нам свою продукцию машиностроения.

Поговорим о янтарном промысле, у нас беда с ним. Он со всех сторон незаконный. Генпрокурор заявил, что добыча янтаря должна перейти под контроль государства. Нужно организовать то, чем занимается местное население, но направить деньги не в карманы бандитов и милиции, а в государственную казну. По словам Луценко, за год янтарные дельцы зарабатывают столько, сколько требует военный бюджет. Как вам сама идея? Кто их должен контролировать?

– В данном случае государству нужно упорядочить, что-то сделать с янтарем, потому что то, что мы видим сейчас – это полный хаос. Этот хаос, который мы наблюдаем, он и его масштабы, выгоден в том числе и многим представителям власти. Очевидно, что без участия власти такой рукотворный хаос с добычей янтаря не возник бы.

Может, они не могли его предотвратить, поэтому решили возглавить?

– Я думаю, не без этого, потому что на основе этого они могут заработать сотни миллионов. Вообще у нас с расхищением недр, ресурсов колоссальные проблемы: янтарь, у нас еще есть песок в Киевской области, у нас есть кругляк, который вырубают, есть уголь. И со всех сторон мы видим, что хищничают, используется и продается куда-то, то есть продается богатство страны.

Янтарь – это один из примеров. У нас есть целый набор таких вещей с распродажи недр с запада и до востока страны. Те же леса рубят по всей стране.

Это же все не регенерируется.

– Я об этом и говорю. В этом проблема. Были съемки с космоса украинских Карпат и румынских Карпат – разница очевидна. Отечественные Карпаты очень лысоваты.

То же самое касается янтаря. Мы должны понимать, что его добывают, вымывая грунт. Территории севера страны, мне напоминают безжизненные пустыни лунного или марсианского вида – лесов там не посадить, нужна рекультивация этих почв. Ресурсы на это не будут выделены.

Мы столкнемся с колоссальными экологическими проблемами, созданными людьми в погоне за быстрой прибылью. Понятно, что он добывается у нас на севере страны в ряде областей, на Волыни, потом он доставляется в наши порты и экспортируется в Китай или на Ближний Восток.

И там тоже все кивают.

– Я думаю, там никто не спрашивают о происхождении. Просто привезли товар. Мы должны сами понимать, что как-то он оформляется, перемещается по территории страны, кто-то его в портах грузит, очевидно, это все проходит через определенный набор документов.

Есть целая система, которая выстроенная за последние два года, которая работает и невыгодно кому-то ее менять. Но только сейчас без конкретных идей возникают идеи генпрокурора: "Давайте сделаем его государственным промыслом".

А возможно это сделать? Каким образом это будет контролироваться? У нас же дерегуляция.

– Идея дерегуляции – это миф, потому что нужно смотреть конкретно, какая есть традиция в той или иной стране, связанная с использованием ресурсов.

Главный нюанс использования любых ресурсов, чтобы, во-первых, была возможность их восстановить или они не были хищнически использованы, и второй нюанс – чтобы доступ к ресурсу был возможен для тех людей, которые его используют.

То есть не обязательно государству вмешиваться, если ресурс может быть восстановлен, и люди могут сами договориться, как его использовать в своих общих целях. В данном случае мы видим, что без вмешательства государства система не заработает. Люди сами не могут организоваться и создать цивилизованное подобие, то есть какие-то ресурсы тратить на рекультивацию и т.д., платить налоги.

Тем более, говорят, суммы достаточно крупные.

– Там колоссальные суммы исчезают в чьи-то карманы. Без вмешательства государства этот вопрос не решится. То есть государство, скорее всего, должно выдавать лицензии, грубо говоря, легализовать тех, кто хочет перейти работать по новым правилам, выдав им лицензии.

Не окажется, что по новым правилам это будет не выгодно, потому что это нужно будет платить налоги?

– Очевидно. Государство должно контролировать: забор, колючая проволока, определенные санкции, нарушители. По-другому оно просто не будет работать. Те, кто захочет перейти, перейдет, потому что они все равно получают прибыль, а те, кто хищнически использует, должны оказаться за пределами закона. Сейчас мы видим, что все за пределами закона.

Ранее эксперты высказали мнение, что генеральный прокурор Юрий Луценко умышленно позволил Александру Онищенко сбежать, не смотря на то, что Национальное антикоррупционное бюро имело право его задержать без снятия депутатской неприкосновенности.

К слову, старший партнер адвокатской компании "Кравец и партнеры" Ростислав Кравец и политолог Кирилл Молчанов в эфире радиостанции Голос Столицы прокомментировали решение комитета ВР признать законным представление ГПУ о снятии неприкосновенности с народного депутата Александра Онищенко.

 

Самое читаемое
    Темы дня