наверх
24.10.202006:02
Курсы валют НБУ
  • USD28.29+ 0.03
  • EUR33.55+ 0.14

Украинский углепром: между Донбассом и Россией

Энергетика Украины в режиме ЧП. (285)

(обновлено: )150890
Из-за отсутствия угля в Украине остановлены теплоэлектростанции, которые обеспечивали электроэнергией восточные области страны. Вместо зарплат шахтерам Киев оплачивает российское электричество валютой. Это цена отказа от госдотаций в угледобычу.

Марат Пригожин, РИА Новости Украина

С начала августа в Украине сформировался дефицит электроэнергии в размере 2000 МВт в день. Киев не может обеспечить поставки угля из Донбасса, и теплоэлектростанции (ТЭС), которые работают на определенных марках донецкого угля, просто останавливаются.

Например, из-за повреждения железнодорожных путей приостановлена поставка угля на Змиевскую и Трипольскую ТЭС, и сами шахты тоже остановлены.

По состоянию на 10 августа на электростанциях "Центрэнерго" в работе находятся шесть энергоблоков — по три на Углегорской и Трипольской ТЭС. Чтобы покрыть дефицит электроэнергии Киев импортирует ее из России.

Дотации и инвестиции

Угольная отрасль Украины была традиционным потребителем бюджетных дотаций. В 2010 — 2013 годах сумма дотаций составляла 10-13 миллиардов гривен ежегодно. При этом использовалось объяснение, что угледобыча убыточна, но необходима не только с экономической, но и с социальной точки зрения.

Правда, убыточность государственных шахт проистекала не из их плохой работы, а из желания государства сдерживать рост тарифов на производство электроэнергии.

Шахты получали госдотации, чтобы выровнять разницу между себестоимостью добычи угля и рыночной ценой. Цена готовой продукции — это прямые затраты на ее производство (энергия, амортизация оборудования, зарплата рабочим и админперсоналу и т. д.) плюс прибыль. Если предприятие возьмется отпускать продукцию по себестоимости, то в итоге не сможет заработать средства на обновление оборудования, модернизацию производства, усовершенствование рабочего процесса и т. д.

Однако, шахты, которые находились в госсобственности, отпускали генерациям уголь по цене себестоимости добычи. А от государства получали разницу, которая компенсировала затраты шахт на добычу угля. В свою очередь, ТЭС покупали уголь по цене, на основании которой был рассчитан тариф на электроэнергию. При установленной себестоимости угля в тарифе 1100 грн/тонну реальная стоимость его составляла 1350 грн/тонну. Долгое время специалисты отрасли и частные владельцы генераций объясняли, что стоимость электроэнергии в Украине — едва ли не самая низкая не только в Европе, но и в странах СНГ. Тем не менее, 250 гривен с тонны должен был кто-то заплатить. Государство платило дотации шахтам, а не перекладывала эту разницу на плечи конечных потребителей.

Кроме сохранения низких тарифов государственные дотации в углепром обеспечивали стабильную работу шахт, а значит — занятость многих населенных пунктов Донбасса, которые изначально создавались вокруг крупных залежей угля. Шахты, химпроизводства и металлургические комбинаты составляли основу промышленного потенциала Донбасса. Можно рассматривать государственные дотации как своего рода инвестиций государства в ту или иную отрасль. К сожалению, в Украине еще несколько лет назад применение госдотаций ставилось в упрек власти со стороны проевропейской оппозиции, хотя в Европе правительства государств по отдельности и общее европейское "правительство" в целом активно использует механизм государственных дотаций, не только в агрокомплексе, но и в машиностроение. И ничего зазорного в этом нет: деньги остаются "на месте", они обеспечивают занятость населения и производства продукции, в том числе и с высокой добавленной стоимостью.

Кроме того, углепром был начальным этапом в цикле металлургического производства: уголь после добычи шел на обогащение, потом сгорал в доменных печах, а металлопрокат поставлялся на экспорт и приносил государству валютные и налоговые поступления.

Также уголь из шахт шел на ТЭС, которые вырабатывали электроэнергию. Зачем добывают уголь для производства электричества, многие потребители узнали прошлой зимой.

Свой и импортный

По оценкам лидера Независимого профсоюза горняков Михаила Волынца, в настоящее время в Донбассе проживают около 300 тысяч шахтеров. Но часть из них уже не работает, находясь на пенсии. Кроме того, Донбасс — это место проживания порядка 160 тысяч шахтеров-инвалидов. Однако, Донбасс, говорит Волынец, это действительно работающие шахты, в отличие от шахт российской части в Ростовской области, где более 100 шахт были закрыты за короткий период.

По информации департамента развития базовых отраслей промышленности Донецкой ОГА, 49 угледобывающих предприятий остались на территории, которая контролируется ДНР. На территории контролируемой Украиной находится 30 шахт: 20 — в государственной собственности, и 10 — в частной. Эти 30 шахт, добывают порядка 25 тыс. тонн угля в сутки, которым обеспечивается Углегорская и Калушская ТЭС, а также частично электростанции холдинга "ДТЭК".

Украина идет по стопам России и в этом вопросе. В госсобственности Украины остаются 100 шахт, однако планы Минэнерго Украины предусматривали закрытие порядка 40 шахт и увольнение более 22 тыс. человек к 2017 году.

Помимо сокращения шахт опять растут долги по шахтерским зарплатам.

Долги шахтерам — как возвращение в 90-е. Сейчас около миллиарда гривен в месяц требуется на выплату зарплаты, и порядка 80% в структуре зарплаты — это средства госбюджета.

Задолженность по зарплате перед шахтерами госшахт в настоящее время достигает 260-270 миллионов гривен. При этом долги формируются, в том числе и в связи с неоплатой потребителями полученной продукции.

Заместитель директора общественной организации "Публичный аудит" Андрей Вигиринский считает, что правительство уже отказалось от угледобычи.

ыло очень много высказываний, как премьера, так и отраслевого министра о том, что в Украине в государственной форме собственности находятся 90 шахт, из которых 55 в зоне АТО. Соответственно, контроль за их деятельностью в принципе неосуществим. Кроме того, идет подготовка населения к тому, что цена приватизации шахт будет очень низкой, возможно, совсем копейки. Мне кажется, что государство уже приняло решение отказаться от такой отрасли, как угледобыча", — утверждает Вигиринский.

Министр энергетики и угольной промышленности Владимир Демчишин уже сообщил об убытках госшахт в 2 миллиарда гривен. "Завтра будет еще одно заседание правительственного комитета. Мы ее (программу реформирования угольной промышленности — Ред) внесем уже третий раз, но в этот раз с поддержкой Ernst&Young. Они посмотрели и говорят, да, убытки за первое полугодие 2 млрд грн. Основная проблема в том, что добычи нет, поскольку основные расходы — это зарплата… Эти же люди могли бы добыть больше, если бы у них было оборудование", — отметил Демчишин.

Однако вместо инвестиций в собственную угледобычу Кабмин предпочитает покупать уголь за границей, и "дотировать" любых шахтеров, только не украинских.

По данным Минэнерго Украины, в ходе подготовки к отопительному сезону Киев намерен покупать уголь у всех возможных поставщиков, в том числе из ЮАР, США и России. На минувшей неделе Украины получила новую партию угля из ЮАР объемом 80 тысяч тонн. Этот уголь предназначен для теплогенераций. Однако, несмотря на разное назначение угля ни министерство, никто другой не решается подступиться к проблеме перекоса между реальной ценой сырья и "тарифной". Пока что убыток несут еще работающие генерации, где остается уголь для работы. Однако в итоге все может закончиться полной потерей собственных ТЭС для производства электроэнергии.

Читайте также: Партия Яценюка будет "продавливать" выборы админресурсом и деньгами – эксперт

С 6 августа Украина ввиду безвыходной ситуации вновь начала импортировать электроэнергию по контракту с российской "Интер РАО" в связи с кризисной ситуацией в энергосистеме из-за обстрелов ТЭС на Донбассе. Закупки электрики по контракту с РФ были демонстративно сведены практически к нулю весной этого года, однако выяснилось, что без поставок российской электроэнергии в украинской экономике появляются серьезные проблемы.

Очевидно, что необходимые объемы угля для прохождения отопительного сезона Киев обеспечить не сможет. Если остановки ТЭС начались в августе, то к октябрю можно ожидать полный паралич в работе ТЭС.

Самое читаемое
    Темы дня