наверх
30.10.202013:09
Курсы валют НБУ
  • USD28.44+ 0.04
  • EUR33.30- 0.01

Валентин Землянский о транзитном будущем Украины

Транзит газа под угрозой: последствия ЧП в Австрии (381)

(обновлено: )160273
В создании восточноевропейского газового хаба в Украине были бы заинтересованы Балканы и Центральная Европа, считает эксперт по вопросам энергетики.

Радиостанция Голос Столицы

Идеальная модель газового рынка для Украины — это создание восточно-европейского газового хаба. Об этом заявил вице-премьер Владимир Кистион. И именно это ставят своей целью члены правительства. 

Также Кистион отметил, что к 2035 году Кабмин планирует увеличить внутреннюю добычу природного газа до 35 млрд кубических метров. Еще одна цель — сократить потребление голубого топлива в 30 млрд куб. м. 

Планы правительства на газовый рынок Украины проанализировал эксперт по вопросам энергетики Валентин Землянский в эфире радиостанции Голос Столицы.

Насколько реалистичны планы правительства создать восточноевропейский газовый хаб?

— Если мы говорим глобально, лет на 25 вперед, то в принципе, я не вижу никаких противопоказаний. Это вполне может быть реализовано. И подобного рода цели — это хорошо. Вот вопрос в том, как это будет достигаться. И, честно говоря, я пока ответ на этот вопрос не вижу. То есть, в принципе, у Украины для этого есть все необходимое. Весь вопрос в том, насколько интенсивно будет проводиться разведка, добыча, то есть как активно правительство готово взяться за реализацию этого плана. Или опять будем ждать мифических западных инвесторов, которые придут и все за нас сделают. Вопрос в методах реализации.

Достаточно создать какую-то программу долгосрочную реализации этих планов развития аж до 2040 года?

— Да можем и до 2045, ведь обещать через 20 лет жить при коммунизме — это традиция. Поэтому в данном случае с добычей где-то так же. Мы же помним грандиозное обещание, которое два года дал назад Витренко, директор по развитию "Нафтогаза", что добыча увеличится на 15%. Мы видим рост где-то на 1,5. Немного ошиблись. То есть поэтому весь вопрос  в том, как будут реализоваться такие амбициозные планы.

Есть уже какие-то наброски, как увеличить до 2035 года внутреннюю добычу природного газа?

— Условно говоря, у нас для этого все есть. Вопрос в наличии политической воли и грамотном использовании газа. Вот, наверное, для нас это является более приоритетной проблемой с точки зрения сложения средств. Более эффективное использование газа является, наверное, приоритетом для Украины первого порядка. Уже потом вопрос о развитии внутренней добычи.

То есть сейчас мы неэффективно потребляем газ?

— Абсолютно. Ведь у нас сокращение потребления прошло исключительно за счет падения промышленности. То есть мы понимаем, что если мы рассчитываем на экономический рост, мы должны говорить о росте потребления. И вот этот экономический рост должен сопровождаться ростом потребления как раз уже с использованием энергоэффективных технологий. Вот это самое главное. Наверное, это должно быть приоритетом номер один для правительства не до 2035 года, а начиная с завтрашнего дня. Вот это было бы здорово.

В чем преимущества именно восточноевропейской модели газового хаба?

— Стать точкой распределения газа — почему нет? Вы становитесь, собственно говоря, одним из ключевых игроков европейского рынка. Более того, Украина располагает хранилищами. Более того, я надеюсь, все-таки до 2035 года конфликтная ситуация с РФ будет улажена, и мы будем все-таки рассматривать Россию как партнера в подобного рода проектах. Потому что в этом случае этот проект может реализоваться гораздо быстрее, чем даже до 2035 года. Поэтому у нас, наверное, все-таки больше проблема политического порядка, чем экономического.

Насчет подачи, говорят, что это наиболее благоприятная модель газового рынка для Украины. То есть других вариантов нет?

— Вот насчет модели газового рынка это очень спорно, потому что мы уже видели результаты либерализации, к чему это все привело. То есть нужно понимать, что либерализация должна быть привязана к экономическому росту. Если она не привязана к нему, а происходит исключительно по политическим мотивам, вот мы и получаем кратные росты тарифов, падение платежеспособности и сворачивание промышленности. Соответственно, должен быть баланс. Вот это ключевой параметр, по которому мы будем определять эффективность проводимых реформ.

С какими странами Европы нам нужно договариваться для создания этого хаба?

— Я думаю, что в этом были бы заинтересованы все страны восточной Европы, в первую очередь в этом были бы заинтересованы Балканы, безусловно, та же Болгария. В этом могла быть заинтересована центральная Европа и в этом была бы заинтересована, собственно, даже Италия. Ведь вопрос в том, что российский газ сейчас, проходя через Украину, направляется в сторону Италии. То есть мы интегрируемся в рынок, рынок будет действительно заинтересован в использовании газа, с учетом того, что его не нужно тянуть с запада на восток, а Украина сможет экспортировать свой. Но еще раз, я бы здесь приоритеты все-таки тут расставлял сначала внутренние, а потом уже приоритеты в вопросах экспорта. Потому что это очень далекая перспектива и крайне сложно спрогнозировать сейчас, как этот проект будет реализован.

Читайте также — Эксперты: потребители не могут оплатить "коммуналку" из-за бедности

И на данном этапе есть какие-то риски, например, если отечественный газовый рынок будет открыт?

— Риски, безусловно, есть. Мы с вами увидели риски, когда привязались к европейской цене на газ. Вот вам риски, которые ударили. Потому что, чем выше стоимость энергоресурса, причем это касается не только населения, это касается и промышленности в первую очередь, тем выше себестоимость продукции, которую вы производите, и соответственно ниже конкуренция. То есть, чем дешевле газ, электроэнергия, уголь, неважно, любой из энергоносителей, тем больше ваши конкурентные преимущества на мировом рынке. Почему я и говорю, что наверное все-таки не экспорт должен стоять в качестве приоритета. В качестве приоритета должно стоять развитие собственной промышленности, собственной экономики, то есть направление дешевого ресурса для производства продуктов с добавленной стоимостью, а не просто экспорт сырья, то есть продолжение существующей политики.

Владимир Кистион недавно заявлял, что пока Украина добывает только 3,5% от доказанных запасов природного газа. Что значит доказанных запасов?

— Это запасы, которые прогнозируемы, что на территории Украины находятся вот такие вот запасы газа, причем цифры разнятся. Когда была сланцевая лихорадка, то по американским оценкам объемы даже достигали 11 триллионов. Прогнозируемые запасы в советское время — порядка 4,5 триллионов кубов. То есть цифра очень впечатляющая. Но вот вопрос их доказанности, для этого нужно проводить разведку, для этого нужно понимать, какие условия, какова стоимость добычи, возможно ли вообще этот газ добывать. Пока это штука очень эфемерная, которую пощупать практически невозможно.

Сланцевая лихорадка. В Украине она возможна?

— Все возможно, ведь вопрос был в стоимости. По большому счету, когда еще проводились оценки в 2011 году себестоимости добычи, самый оптимистический прогноз был — 180 долларов за тысячу кубов на скважину. Сегодняшняя цена на европейских хабах — 210-215 долларов за тысячу кубов. Мы понимаем, что маржа очень незначительная, с учетом тех вложений, которые будут делаться. То есть при высоких ценах на газ, да, добыча газа твердых пород, так называемого сланцевого газ, может быть интересна. Пока экономически для Украины это не выгодно, потому что она располагает в принципе традиционными запасами газа, при разработке не требующих таких вложений, как при добыче сланцевого газа.

Читайте также: Готовьте мусор и кошельки: нас ждет очередной рост коммуналки

Ранее Валентин Землянский в эфире радиостанции Голос Столицы заявлял, что Еврокомиссия внаглую лоббирует интересы газовый трейдеров.

А экономический эксперт Максим Праздников заявил, что от роста цены на газ украинцев спасает боязнь власти за рейтинги.

Самое читаемое
    Темы дня