наверх
24.11.201702:18
Курсы валют НБУ
  • USD25.780.00
  • EUR30.420.00

Ленинград можно было захватить, только полностью разрушив — ветеран ВОВ

Эхо 9 мая: арест и штрафы за георгиевские ленты (264)

(обновлено: )45280
Ленинградцы узнали о прорыве блокады из радиопередачи и встретили это известие с ликованием. А салют в честь снятия блокады запомнился на всю жизнь, рассказал ветеран Великой Отечественной войны Герман Геннадиевич Алёшин.

Андрей Лубенский, РИА Новости Украина

Трудно представить выросшим в мирное время поколениям те испытания, через которые прошли ветераны Великой Отечественной войны. Их осталось совсем немного, им за 90, а нынешнее украинское государство и "гражданское общество" смотрят на них с подозрением… Проводники утвердившейся официально националистической идеологии говорят, ветераны ВОВ воевали "не за Украину", а за тоталитарный режим, объявленный теперь "преступным".

Сам термин "Великая Отечественная война" выведен на постмайданной Украине из употребления, заменен на "Вторую мировую". В парламенте зарегистрирован законопроект, предусматривающий отмену выходного 9 мая, в Киеве предлагают переименовать проспект Победы. Георгиевская лента под запретом, прославляются ветераны УПА… Такое впечатление, что нынешняя Украина добровольно отказывается от статуса страны-победительницы. Победу украли.

Но ветераны ВОВ не теряют заряда жизненного оптимизма, верят, что все еще изменится. В этом мы убедились во время встречи с ветеранами в Российском центре науки и культуры (РЦНК) в Киеве.

О своей блокадной юности рассказал РИА Новости Украина Герман Геннадиевич Алёшин. В осажденном Ленинграде он мальчишкой работал автослесарем, потом шофером, а затем стал  летчиком-истребителем.

Блокада Ленинграда (ныне — Санкт-Петербург) длилась почти 900 дней и стала самой кровопролитной блокадой в истории человечества: погибло от голода и обстрелов свыше 641 тысячи жителей (по другим данным, не менее одного миллиона человек). На Нюрнбергском процессе фигурировало число 632 тысячи человек. Только 3 % из них погибли от бомбежек и артобстрелов, остальные умерли от голода.

"Я всю войну пробыл в Ленинграде. Потерял там всю свою семью… Случайно остался жив. Меня устроила соседка в фабрично-заводскую школу, в ФЗО — вот там и выжил. Стал учеиком автослесаря, потом автослесарем, а в 16 лет мне дали права", — рассказал Герман Геннадиевич.

По его словам, в таком возрасте права на вождение вообще-то не давали, но — война…

"Я к тому времени уже полтора года автослесарем проработал, конечно, на всех машинах, которые были в гараже, поездил. Шоферов-то не хватало, вот и решили меня посадить за руль. "Шоферня" — так нас называли… А я на всех машинах уже поездил, газогенераторные тогда были машины. Сейчас мало кто об этом вспоминает. Даже когда я в Ленинград приезжаю, пытаюсь в музее или хоть где-нибудь найти газогенераторный автомобиль — так нигде и не нахожу… Это мы ездили на дровах, на чурках. Покупали нам два литра бензина для полуторки, три литра для грузовика. Короче говоря, война моя прошла за рулем", — сказал ветеран.

Он рассказал, что работы было много: "по сто раз проезжал" все защитные сооружения осажденного города.

"И когда начинали говорить, что Ленинград можно было захватить, я — потом, когда стал уже военным — считал, что Ленинград можно было захватить, только полностью разрушив. Так было все организовано, так интересно продумано, что нельзя было взять город, не разрушив полностью. Так я говорю как свидетель всех этих событий", — подчеркнул Герман Геннадиевич.

Он отметил, что шоферы во время блокады были самыми сведущими людьми: "как надо что-то уточнить — надо у шоферни спросить".

"Особенно когда обстрелы, спрашивали: ты там не был? Как там обстановка? А обстрелы были все время", — рассказал ветеран.

Прошу его вспомнить о том дне, когда ленинградцы узнали о снятии блокады.

"Как сняли блокаду, как услышали?.. Во-первых, мы всю информацию получали через радио, через громкоговорители. Везде они были включены, информация сплошная шла. Поэтому мы (обо всех событиях — Ред.) узнавали вовремя, чтобы принимать какие-то решения…  Начался обстрел — одна передача, закончился — вторая. Бомбежки редко уже были, стреляли, в основном. Самолеты сбивали. Вот когда говорят, что самый большой налет был, тысяча самолетов — действительно, все небо было в самолетах, но — не тысяча. Потому что я, как летчик, знаю, что такое тысяча (самолетов — Ред.). И где эту тысячу взять, чтобы их поднять… Но это я в порядке отступления. Когда объявили по радио, что прорвана блокада — было очень здорово", — сказал Алёшин.

Он добавил, что помнит, как сразу все изменилось: после снятия блокады в Ленинград стали прибывать поезда на Финляндский вокзал.

"А это самое обстреливаемое место было, Финляндский вокзал, Литейный мост… Я, когда по нему проезжал, помню, как взрывались снаряды справа и слева, фонтаны вот эти от взрывов в воде", — отметил ветеран. И добавил: "А когда сняли блокаду, это было торжество… Мы, мальчишки — нам можно было — поехали смотреть салют".

"Это был первый в моей жизни салют. Тогда стреляло все, что могло стрелять — пушки, ракеты всякие запускали… Очень было интересно. На всю жизнь осталась память от этого салюта в честь освобождения (от блокады — Ред.) города Ленинграда. Очень достойный салют. Это был первый и самый важный салют в моей жизни. После этого много было разных салютов, но этот для меня остается главным", — рассказал Герман Геннадиевич.

Напомним, в канун празднования Дня Победы в Украине ветеранские организации пытаются выселить из занимаемых ими помещений.

В прошлом году в Киеве 9 мая неизвестные в черной форме без каких-либо опознавательных знаков провоцировали участников акции "Бессмертный полк" на стычки.

В других городах Украины празднование Дня Победы в прошлом году тоже было отмечено скандалами и даже драками — радикалов раздражали красные знамена.

Экс-нардеп Дмитрий Куликов считает, что националисты могут устроить беспорядки 9 мая и в этом году. По его словам, полиция должна быть готова: "самое ужасное, что может дать о себе знать оружие, которого много на руках".

Темы дня