наверх
29.01.202213:26
Курсы валют НБУ
  • USD26.89+ 0.03
  • EUR31.83+ 0.14

В состоянии экономики Украины виноват не МВФ, а Кабмин Яценюка – депутат

Украинская неделя в Европарламенте (27)

(обновлено: )216051
Европарламент рекомендует Украине реформировать Верховную Раду и выражает беспокойство по поводу политического кризиса, который влияет, в том числе, на бизнес-климат в стране. Что мешает провести необходимые реформы и улучшить условия ведения бизнеса?

Вчера, 3 марта, в Брюсселе завершилась "Украинская неделя" в Европейском парламенте. По мнению народного депутата от БПП, члена комитета ВР по вопросам налоговой и таможенной политики, главы Всеукраинского объединения предпринимателей малого и среднего бизнеса "Фортеця" Оксаны Продан, в Брюсселе Украине дали четко понять, что украинским политикам стоит начать действовать, а не имитировать проведение реформ. 

Такую мысль Продан высказала в эфире радиостанции Голос Столицы.

Интересно услышать ваше мнение о неделе Украины в Европарламенте.

– Ожидания, конечно, были большие, нам хотелось, чтобы мы остались в одном пакете с Грузией, шли более уверенно и имели уже в мае-июне безвизовый режим. Но на сегодняшний момент в Брюсселе нам сказали то, чего многие и ожидали: ребята, работайте, делайте, а не делайте вид, а как сделаете – приходите.

Визит украинской делегации в Европарламент был посвящен, в том числе, реформированию ВР. Насколько результативной может быть эта часть поездки группы депутатов?

– Насколько я понимаю, именно с презентацией того, как будет реформирована работа ВР и ездил председатель ВР с делегацией. Презентация красивая, встречи прошли на должном уровне… 

Но ведь рыба гниет с головы, и то, что ВР сегодня как хочет, так и работает, и регламент многие депутаты не то чтобы не читали, некоторые и не слышали о его наличии – все это является одной из составляющих того, что у нас сегодня происходит везде.

Для повышения эффективности работы ВР миссия Европарламента по оценке потребностей ВР под руководством Пета Кокса составила 52 рекомендации, которые могут быть учтены.

– Эти рекомендации уже есть, они тоже уже есть в открытом доступе. Сказать, что там есть что-то новое или категоричное, о чем мы не говорили раньше, сложно. Там общие позиции обеспечения права и обеспечения прозрачности и открытости работы ВР.

На это все нужны деньги. Стоит понимать, что кроме рекомендаций Европа будет выделять и финансовую помощь?

– Сегодня столько людей, которые живут за чертой бедности и требуют помощи, что лично моя позиция сегодня – на вещи, которые не являются первоочередными, на вещи, которые формируют сегодня на завтра повестку дня страны, не стоит рассчитывать на большие деньги.

Европа требует от Украины продолжения реформ и обеспокоена происходящим в Украине парламентско-правительственным кризисом. Насколько реально решить клубок проблем в отношениях между парламентом и правительством?

– По той информации, которая у меня есть, позавчера на заседании правительства все проблемы страны премьер-министр поставил в зависимость от решения парламента. Независимо от того, что это за проблемы, кем они созданы, работает правительство или нет, все, что премьер-министр видит в стране – это, с его точки зрения, плохая работа парламента, а ему мешают работать. 

Знаете, как любому танцору, хорошему, что-то мешает, вот так и ему мешает. Человек, который представляет парламент в правительстве, потому что на самом деле парламент утверждал правительство и премьер-министра, видя, что парламент не поддерживает его работу на должности премьер-министра, должен был бы подать в отставку. Но для этого надо, наверное, иметь достоинство. 

Я была среди тех депутатов, которые подписывались за рассмотрение доверия-недоверия правительству, я была среди тех, которые голосовали, и я буду делать все, что в моих силах, для того чтобы мы в ближайшем будущем имели новое правительство.

А что пошло не так, когда собирали подписи за выражение недоверия правительству?

– Подписи были, голосов не было, как оказалось. Были люди, которые говорили одно, а сделали другое. Не сложилось в этот раз, сложится потом. 

Беда в другом, что это реально кризис, и это не просто кризис во власти, это ситуация, когда правительство принимает после года работы программу решения вопросов бедности, которой до этого не было в стране, и которая говорит о том, что мы победим бедность. 

Это каким образом? Они приняли программу не за развитие предпринимательства, не для обеспечения увеличения роста доходов людей, а по борьбе с бедностью.

Но, так или иначе, это правительственный кризис.

– Это, по моему пониманию, кризис исполнительной власти, которая не может реализовать имеющиеся законы. 

Я занимаюсь экономикой, развитием предпринимательства в Украине, и мы имеем целый ряд законов, которые могли бы сделать уже сегодня условия для предпринимателей легче. Но эти законы не работают. Даже такие вещи, как электронная отчетность, которая, казалось бы, точно облегчит жизнь предпринимателю, усложняет эту жизнь. 

Потому что исполнительные органы власти придумали для себя на подзаконных уровнях систему заключения договоров друг с другом. Предприниматель с каждым из них должен заключить договор, подать якобы в единое окно, а потом с каждого этого окна иметь еще по "веточке" с каждым из этих органов, то есть предприниматели, подавая такую, якобы облегченную отчетность, плюются и говорят: да нам раньше было легче это делать в бумажной форме!

Лидер вашей фракции Юрий Луценко выступает за создание новой коалиции, за новый технократический Кабмин. Эти предложения поддерживает вся фракция?

– У нас нет тех, кто бы сказал, что они против нового правительства, или против решения политического кризиса. Поэтому однозначно вся наша фракция за то, чтобы мы пошли дальше и обеспечили нормальную, позитивную работу и парламента, и правительства. 

Вместе с тем лично я убеждена, что когда мы говорим о технократическом правительстве, мы немного лукавим, потому что в действительности, согласно закону о госслужбе, который касается и министров в том числе, чиновники, министры – это политики. И любое правительство, которое будет утверждено ВР согласно действующей Конституции, – это будет коалиционное правительство. Это правительство, которое определяется и утверждается политиками, и министры будут политическими фигурами, которые будут нести в том числе политическую ответственность. 

Речь идет о том, что мы должны назначить тех министров, которые будут специалистами в своем деле и которые будут понимать, с чем они приходят в министерства и на свои должности.

Кто был бы достойной кандидатурой, чтобы заменить Арсения Яценюка?

– Речь не идет о конкретной замене личности, речь идет о правительстве, которое в данной конфигурации не выполняет своих функций, поэтому говорить о том, что речь идет только о премьере, мы не имеем права. 

Я бы не стала называть конкретные фамилии, но однозначно в нашей стране есть люди, которые могут выполнять поставленные перед нами задачи, и лично для меня важно, чтобы и премьер, и новые министры работали не ради выполнения какой-то программы, а для того, чтобы обеспечить благосостояние людей, живущих в Украине.

15 марта начнет заседать парламент. Будет ли создано большинство? Кто может стать частью коалиции? Каких результатов можно ожидать 15 марта?

– Я надеюсь, что за оставшиеся полторы недели, руководители фракций и нынешней коалиции, и возможно будущей коалиции, найдут общие знаменатели, чтобы обеспечить продвижение страны вперед. И, надеюсь, что мы увидим слаженную работу, которая действительно возможна, и примером тому является, например, последняя пленарная неделя.

А готовы ли депутаты дружно голосовать за закон о выборах на Донбассе?

– Боюсь, что нет.

Почему?

– А кто видел этот проект? Как можно голосовать за то, чего ты не видел? Но говорить о выборах в момент, когда территория еще не освобождена, я думаю рано.

Как на происходящее в стране реагирует бизнес? Как ему живется?

– Чем дальше, тем страшнее. Мы два года назад говорили о противостоянии на Востоке, которое мешает развиваться, сегодня мы имеем противостояние в органах власти, когда исполнительная власть не делает того, что принимает законодательная власть, когда законы не действуют, когда судебная система не реформирована и нет защиты права собственности. 

Средний бизнес максимально перевел активы за границу. Из малого бизнеса многие ушли в тень. Раньше были официально зарегистрированы, платили пусть маленький, но налог, платили за себя и наемных работников ЕСВ, сейчас убегают в тень, потому что работать легально им сложно.

Какая часть бизнеса находится сейчас в тени?

– Есть расчеты от Минэкономики, от независимых экспертных организаций. Дают разные цифры, но менее 50% уже никто не называет. 

Но все зависит от вида бизнеса. Например, достаточно успешными сейчас являются бизнесы, касающиеся энергоэффективности и энергоэкономии – и переоборудование, и бойлеры и твердотопливные котлы – все это очень актуально, и кто занимался этим бизнесом, прекрасно продает свою продукцию. 

К сожалению, очень успешным бизнесом является похоронное дело, хотя там коррупция как была, так и осталась. Вместе с тем очень много сервисных услуг, от которых люди отказываются. Перевозки становятся нерентабельными, и многие другие вещи, которые раньше давали людям работу.

Можно ли решить эти проблемы, и за счет каких ресурсов?

– Можно. И здесь первое и главное – у нас должны начать работать законы. На сегодняшний момент предпринимателя по-разному заставляют закон выполнять, вместе с тем предприниматель не имеет никаких механизмов защитить свои права и заставить власть выполнять те законы, которые власть определила сама. Должны работать суды. 

Кроме того, мы должны изменить систему регулирования экономики. Надо создать прозрачные, легкие правила без коррупции. 

И третья часть – это налоговая реформа. Прошлый год – это год провала налоговой реформы, мы должны в этом году обеспечить прозрачность и эффектность налоговой системы. Потому что то, что наголосовали в декабре в том маленьком пакете изменений в налоговое законодательство, создав два реестра НДС, – это абсолютно коррупционная схема.

В одном из интервью вы сказали, что новые налоговые и бюджетные изменения – не дело рук руководства МВФ, а личная инициатива премьера. Что конкретно требует МВФ, а где самодеятельность?

– На самом деле, у МВФ есть одно большое требование к стране, которая берет у него постоянно деньги. Причем я опять хочу отметить – мы не берем деньги бесплатно, мы берем деньги в кредит, эти деньги мы должны будет заработать, вернуть и еще проценты добавить. 

И мы, когда берем кредит, как любой нормальный кредитор, МВФ говорит: сделайте, покажите, обеспечьте возврат этих денег. И единственное требование МВФ – это баланс расходов и доходов. 

Да, мы расходуем больше, чем зарабатывает страна. Но МВФ требует – покажите, что у вас доходная часть должна расти, расходная уменьшаться, чтобы дефицит бюджета 2016 года был до 4%, не выше. А уже правительство страны – это не только в Украине, это везде – предлагает МВФ дорожную карту, по которой мы видим сокращение наших расходов таким образом, увеличение доходов таким образом. Вот и все, о чем идет речь. 

Читайте также: Парижский тупик. "Нормандская четверка" не договорилась о выборах в Донбассе

Любые шаги предлагаются правительством страны. Это касается и Украины, это же касается и налоговых изменений 2014 года, налоговых изменений 2015 года, это налоговые изменения правительства Яценюка, а не МВФ.

Ранее в эфире 106 FM экономист Сергей Фурса заявил, что без транша МВФ в Украине не будет ни реформ, ни инвестиций. Украина остро нуждается в средствах Международного валютного фонда. Без дополнительного финансирования экономика страны продержится на плаву лишь 2-3 месяца, а про реформы вообще можно будет забыть, отметил эксперт.

Самое читаемое
    Темы дня