наверх
21.06.202421:31
Курсы валют НБУ
  • USD26.89+ 0.03
  • EUR31.83+ 0.14

Конституция - это общественный договор, и нельзя точечно его менять - Гавриш

Основной закон. 20 лет Конституции Украины (34)

(обновлено: )66322
Верховная Рада, внося изменения Конституцию Украины, фактически разрушит здоровое тело, держащее украинское государство в рамках, которые были до событий в Крыму и Донбассе, считает Степан Гавриш.

В Украине действует парламентско-президентская форма правления. И в этом сомневаться не стоит. Об этом заявил президент Петр Порошенко во время торжественного заседания парламента в честь 20-летия Конституции Украины. При этом он так же отметил, что все изменения, которые сейчас вносятся в Основной закон, должны быть точечными и готовиться тщательно, на основе широкой общественной дискуссии, с привлечением украинских юристов и с экспертизой таких европейских структур, как Венецианская комиссия.

О Конституции и о том, какая система власти выстроена по этому закону в Украине, в эфире радиостанции Голос Столицы прокомментировал советник президента Украины по вопросам конституционного развития (с 2007 по 2008 годы) Степан Гавриш.

Поздравляю вас с праздником.

— Спасибо. Я не только был советником у президента Ющенко, который готовил новую редакцию Конституции, но я был сопредседателем комиссии, которая приняла новую редакцию Конституции 2004 года. Мы проводили такие масштабные изменения, которые, с моей точки зрения, были демонстрацией серьезного компромисса между двумя политическими элитами: между новым уже политическим форумом, который создался вокруг Ющенко, обществом и оппозиционными силами, которые тогда возглавлялись Януковичем. Фактически, задача была: создать такую модель, при которой Украина была бы наконец цельным, единым государством, как это и было записано в Конституции.

На это и были направлены изменения?

— Изменения были направлены, прежде всего, на то, чтобы исключить персональную узурпацию власти. Мы действительно сделали классическую модель парламентско-президентской формы правления, при которой президент терял свои исполнительные, можно так сказать, ведущие полномочия. Он становился политическим арбитром, не оставаясь в стороне всех процессов, одновременно держал в руках контроль только над политическими процессами, которые обеспечивали как суверенность, независимость украинского государства в целом, так и внешнюю политику. Мог назначать министра иностранных дел, отвечал за оборону, поскольку назначал лично министра обороны, но одновременно влиял на исполнительную политику, используя инструменты Совбеза.

Читайте также: Конституция: 20 лет реформ и изменений. Порошенко — не исключение

Но речь шла о самом главном, что я еще не сказал. Что в этом проекте мы пытались создать такую систему сдерживаний и противовесов внутри государства, таких балансов, при которых никто не смог бы перетянуть на себя одеяло, укрыться от всех и делать то, что делается сейчас. Я не могу объяснить, как глава государства говорит о точечных изменениях в Конституцию. Как можно вносить точечные изменения в организм человека? Например, менять отдельно в человеке печень, отдельно сердце и рассчитывать, что у человека будет нормальный организм? Нет! И когда мы говорим о точечных изменениях, мы говорим об изменении управления Конституцией и через нее — обществом и государством. Эти изменения вносятся с целью: усилить де-факто и де-юре свою власть. С целью: взять на себя не просто ответственность, но и все инструменты управления страной. И в это время мы действительно имеем парламентско-президентскую форму правления, но реально все больше скатываемся к президентской форме правления. Потому что вся власть сосредоточена в руках президента страны.

Речь идет о последних изменениях?

— Если посмотреть на последние изменения о судоустройстве, внесенные в Конституцию, то у президента на два года переходных положений есть право, которого не имели даже цари в былые времена, когда были конституционные монархии. Когда президент может реорганизовывать, создавать и ликвидировать суды, переводить из одного суда в другой судей, назначать и увольнять судей единолично. На два года. Да, есть там орган, в данном случае Высший совет юстиции, с 2019 года начнет работать Высший совет судей, но они будут чисто камеральными, это кабинетные органы, которые все равно будут назначаться при воздействии АП, которая любого судью будет подвергать не просто политическому полиграфу, а проверке на преданность. И все судьи будут ждать, когда зазвонит телефон с Банковой.

И, по сути, служить президенту.

— Без сомнения. Мы передаем сегодня политический центр правления судом из парламента к президенту. Кто-то скажет, что это есть в других странах мира. Возможно, президент Франции возглавляет Высший совет юстиции, даже назначает судей. Но посмотрите, какая система судей во Франции, Германии или Америке. Везде разная, она приспособлена к индивидуальным особенностям развития

Предлагаю сейчас завершить вопрос с Венецианской комиссией.

— Венецианская комиссия — это экспертный орган, который состоит из бывший судей Конституционного суда, в основном известных юристов. К нему прислушивается Совет Европы, и Еврокомиссия, тоже как к совещательному органу. Но этот орган давал максимально положительные отзывы на все "заманухи" Януковича, касающиеся изменений в Конституцию, которые ссылались на УПК, между прочим. Хочу напомнить всем, что этот кодекс до сих пор содержит в себе нормы, где показания с чужих слов могут служить основой для вынесения приговора, где введен широкий спектр заочного правосудия и многое другое. То есть, отход от правосудия. Этот кодекс писался Портновым персонально против Тимошенко по делу Щербаня. И это все пропустила Венецианская комиссия в свое время и многое другое. Венецианская комиссия настаивает, в том числе, на принятии изменений в Конституцию относительно децентрализации. Хочу напомнить всем, что согласно ст. 175 ч. 2 Конституции менять КУ во время войны невозможно. И изменение ее приравнивается к преступлению, по сути дела. У нас де-факто война, и об этом неоднократно говорил сам президент. И то, что не введено военное положение, это личная ответственность президента, но война имеет место, следовательно, изменять КУ невозможно.

Вторая проблема — у власти слишком низкий демократический рейтинг, от 5 до 9%. Имеет ли право власть с таким низким процентом доверия со стороны общества в целом предлагать менять основной закон? Ни в коем случае, с моей точки зрения. Поскольку она не имеет демократической легитимности должной. Третий момент очень важен, Конституция Украины является общественным договором. Нельзя точечными изменениями менять общественный договор. Они только расшатывают страну.

Почему Конституция не выполняется сегодня?

— Два возможных ответа. Первый фундаментальный и связан с тем, что эта Конституция 1991 г. года была компромиссом между политическими элитами, которые жили очень неплохо на Банковой, Грушевского и Институтской. В этом Бермудском треугольнике погибали все идеи о национальном украинском государстве, о сильной Украине, о ее реальной истинной независимости. И в то время был подписан компромисс между коммунистами, национал-патриотами, диссидентами. Кравчуку не удалось этого сделать, это сделал уже Кучма, которому наконец удалось довести ситуацию до логического конца, по сути нажать на парламент и принять Конституцию. Всю ночь голосовали. Но это был компромисс внутри элит. Это проблема номер один, что Конституция была принята за закрытыми дверями. Вторая проблема заключается в том, что в Конституции наконец надо закрепить правило, при котором люди, которые имеют бизнес, не могут занимать государственные должности. Вообще. Надо запретить хотя бы лет на 25, чтобы вычистить эту коррупцию. Потому что ключевая проблема украинского государства, это сращивание власти и бизнеса.

Как это сделать?

— Изменить власть. Так или иначе, надо менять лидеров. Мы не можем сегодня ничего сделать, потому что власть находится в руках конкретной правящей группы бизнесменов, которые договариваются между собой. Это может сделать только абсолютно новая, принципиальная власть. Новая политическая элита государственников. Такие люди вырастают. И такое сопротивление сегодня уже ощущается. И наконец, эта Конституция может стать заложником минского процесса, именно нелегитимный абсолютно переговорный процесс в Минске, который проводится людьми без полномочий, без каких-либо авторитетных поручений со стороны государства, Кабмина, директив и т.д., он влияет на все наши процессы. Мы везде слышим: надо выполнять Минск. Как выполнять Минск? Как это влияет на Конституцию?

А как это влияет на Конституцию?

— От нас Россия требует с самого начала децентрализации, то есть предоставления особого статуса. И Путин очень просто сказал: мне все равно, как вы это назовете, децентрализация или как угодно, главное чтобы Донбасс получил особый статус. Но это плюс политическая амнистия, всех освободить от ответственности. Это сохранение милитаризованной системы численностью 50 000 военных, с танками, самолетами, системами ПВО и тому подобное. И это сохранение, главное, неопределенности для Украины. Возникает вопрос: как это влияет на саму Конституцию? Прямым образом. Мы, меняя сегодня Конституцию, не понимаем, что мы разрушаем здоровое тело, которое держит украинское государство в рамках, которые были до Крыма и Донбасса.

То есть Конституцию можно сравнить с позвоночником.

— Это скелет, на который нанизывается все, что является органами государственной власти. Здесь главное, что политическая система, которая есть в Конституции, которая требует наибольшей дискуссии и реформы, она вообще не реформируется. Используя Конституцию, президент наоборот сосредоточивает в своих руках всю власть. Сегодня он контролирует Кабмин, он может принять любое решение, уволить любого министра. Но Запад не обращает на это внимания и предоставляет Украине помощь. И именно эта игра Запада в поддержку украинской системы, которая пренебрегает Конституцией, она превращает Основной закон в чисто технологический документ, который используют для того, чтобы возлагать венки и проводить торжественные заседания. Торжественное заседание проводилось, и на нем наверняка присутствовали судьи КСУ, которые принимали решение об уничтожении этой Конституции. Я не говорю об уголовной ответственности, но подать в отставку надо было бы всем судьям. Были для этого возможности? Были. Но судьям КСУ увеличен возраст пребывания в суде до 70 лет, их нельзя арестовать без согласия самого КСУ. То есть им созданы льготные системы за то, что в свое время они делали конституционный переворот. То есть мы говорим о том, что Конституцией, к сожалению, манипулируют и используют в своих интересах, чтобы держать в повиновении народ и вести торговлю.

Что с КСУ происходит сейчас?

— Этот орган продолжает выполнять политические задачи, он превратился в стол заказов для политиков. К большому сожалению, это очевидно абсолютно. И реформа, которая была проведена сейчас, собственно, реформой называть ее невозможно, она только увеличила количество льгот для судей КСУ, и превратила этот орган на еще более, мне кажется, комфортный для политиков. Итак, я думаю, что в следующем надо серьезно реформировать этот орган. Что касается его значения, то чрезвычайное значение, но оно потеряно. И мы видим, что ни одно решение КСУ в практике реально не выполняется.

Что делать обычным людям? Как понять, как жить в этом государстве?

— Я бы уберегся сегодня от призывов, что делать. День Конституции, надо уважать Конституцию Украины всем. Надо требовать от власти выполнять Основной закон. Надо выполнить норму Конституции о создании в парламенте коалиции, начать с этого. Второе — надо выполнить норму перед обществом о состоянии войны в Украине, введение военного положения, обороны страны, прочее. Третье — без сомнения, у народа есть право, предусмотренное ст. 5 Конституции Украины, на прямую демократию. Например, прямая демократия в Великобритании показала силу британского референдума. И не имеет значения, голосовали это пенсионеры или аристократы. Главное, что это воля британского народа, которая может стать катастрофой для ЕС. Мы сегодня видим сопротивление европейской бюрократии, вместо того, чтобы подать в отставку, как и украинская, борется до конца, чтобы сохранить свои кресла. Но вместе с тем, мы прекрасно понимаем, что трещина, которая произошла после "Брексит", слишком серьезной, чтобы сегодня просто заявлениями ключевых европейских бюрократов что-то изменить. Думаю, что и в украинской ситуации нам нужно давить на власть, любым образом, любым способом для того, чтобы власть выполняла свои государственные функции. Итак, я думаю, что в этих условиях подобная политика использования КУ как способа удержания власти, как некий политтехнологический пиар для того, чтобы показать активность самого внутриполитического процесса, крайне опасна для украинской государственности, для ее прочности, целостности и суверенной возможности оставаться государством всего украинского народа.

К слову, изменения в Конституцию Украины, внесенные парламентом 2 июня, увеличивают влияние президента и минимизируют влияние Верховной Рады на судебную систему, заявил в эфире радиостанции Голос Столицы политический эксперт Андрей Золотарев.

Ранее в эфире 106 FM директор консалтинговой компании "Партия власти" Елена Дяченко высказала мнение о том, что антикоррупционные ведомства в стране создаются только для отчетности.

Самое читаемое
    Темы дня