наверх
08.08.202204:11
Курсы валют НБУ
  • USD26.89+ 0.03
  • EUR31.83+ 0.14

Обострение на Донбассе, скандальное e-декларирование. Итоги недели

Чем богаты. Чиновники показали свои декларации (452)

(обновлено: )182710
Обострение в зоне АТО и возможность введения военного положения, окончание или продолжение противостояния между силовыми ведомствами, а также проблемы с е-декларированием проанализировали эксперты.
Украинские военнослужащие проверяют документы на КПП возле Славянска

В штабе АТО констатируют на Донбассе рекордное количество обстрелов за последние месяцы. Президент Украины Петр Порошенко заявил, что в случае продолжения эскалации Украина вынуждена будет ввести военное положение и объявить мобилизацию.

Генпрокурор Юрий Луценко заявил на совместной пресс-коференции ГПУ и НАБУ, что в конфликте между ведомствами есть признаки правонарушений со всех сторон. Он также отметил, что такие события недопустимы и будет сделано все, чтобы подобное не повторилось. Также он заявил о передаче для непредвзятости расследований всех материалов в СБУ. 

Чиновники будут подавать е-декларации своих активов с 1 сентября. Госспецсвязи доработает программное обеспечение, выдаст сертификат безопасности. Об этом заявила глава НАПК Наталия Корчак.

Эти и другие ключевые события уходящей недели в эфире радиостанции Голос Столицы директор Украинской политконсалтинговой группы Дмитрий Разумков, юрист, адвокат Анна Маляр, военный эксперт Игорь Левченко.

Что запомнилось на неделе? 

Три события недели, которые, по вашему мнению, оказали наиболее важное влияние на Украину на этой неделе?

Маляр: Я всегда выделяю для себя новости в криминальной тематике, потому что это моя профессиональная тематика. И поэтому для меня в этой сфере важнейшей новостью было вето президента на закон об амнистии в 2016 году.

Потому что, к сожалению, амнистия перешла в политическую плоскость и вышла из чисто уголовной, как это было прежде. И второе, это, конечно, тема противостояния ГПУ и НАБУ.

Но украинскому населению эта тема была скормлена полностью и хорошо, потому что об этом говорили все, очень вкусно, журналисты, политики, обычные эксперты, простые люди. Поэтому эту тему тоже я считаю новостью недели.

А третья новость у нас перманентная, она не новость этой недели, но у нас по делу "Торнадо" постоянно появляются новости, если так можно говорить. Постоянно появляется рояль в кустах по этой теме. Вот на этой неделе несколько роялей было.

Разумков: Одну тему абсолютно разделяю – это тема ГПУ-НАБУ. Плюс, наверное, можно добавить уже и СБУ. Структуры решили сообразить на троих.

Второй момент – это, наверное, даже не новость, это, к сожалению, стало уже рутиной нашей жизни. Это ужесточение ситуации и обострение ситуации на Донбассе, развитие ситуации на границе с Крымом.

И последние новости – это Совбез России, который провели в Крыму, провел Путин. И те заявления, которые были в рамках него сказаны.

И последняя новость о том, что уже сломана база электронных деклараций наших чиновников. Это уже очень серьезный удар и по имиджу, притом не только этих структур, но и нашего государства в целом.

ГПУ и НАБУ: что дальше?

На этой неделе состоялась примирительная пресс-конференция Артема Сытника, главы НАБУ, и генпрокурора Украины Юрия Луценка, на которой они сказали: все, помирились, обо всем договорились. Посредником будет СБУ, которая будет разруливать все уголовные производства, открытые во время этого конфликта. Помирились или шоу продолжается?

Маляр: У нас всегда такие новости подаются как нечто, что впервые случилось в Украине, и что-то как уникальное.

Но я вам скажу, что противостояние между правоохранительными органами было всегда еще в советское время. Это все помнят юристы, кто в этой сфере работал. Всегда происходила конкуренция между милицией, прокуратурой, КГБ тогда. И, собственно, вся эта традиция остается.

Я не вижу ничего в этом пагубного. И я даже предлагала посмотреть украинцам на эту проблему с другой стороны. С точки зрения нашей всенародной выгоды. Что мы имеем с того, что они между собой дерутся? Фактически, внешний контроль двух структур друг над другом.

Читайте также: Бортник: разрешение конфликта между ГПУ и НАБУ — это "Санта-Барбара"

Для нас, для украинцев, это положительно. Потому что если говорить об антикоррупционных механизмах, то как раз контроль в середине структуры – это и есть коррупционный механизм. Когда генпрокурор контролирует антикоррупционного прокурора, в этом уже заложен коррупционный механизм.

Разумков: С одной стороны, согласен полностью, что это действительно не украинское ноу-хау. Это было не только в СССР, это потом продолжалось и после того, как Украина стала независимой.

Я вам больше скажу. Это и постоянные споры и постоянная конкуренция между ЦРУ и ФБР, что происходит в США, и это норма. И конкуренция – это всегда хорошо, как в бизнесе, так, наверное, в политике, так и среди правоохранительных органов.

Проблема в том, что мне было бы комфортнее, как гражданину государства, чтобы эта конкуренция была направлена не между двумя силовыми ведомствами, или тремя силовыми ведомствами, а все-таки была направлена на борьбу с преступниками, с коррупционерами, и с другой нечистью, с которой действительно нужно бороться.

Луценко и новые громкие дела, "американский фактор"

Юрий Луценко сообщил, что вручено было подозрение Лавриновичу, бывшему министру юстиции Украины, Каськива в Панаме задержали. Как вы считаете, это дела, которые имеют реальные юридические перспективы либо таким образом просто попытались отвлечь внимание от тех скандалов, которые были ранее?

Разумков: Первый вопрос – это по поводу того, связано ли это с тем, чтобы отвлечь внимание. Я думаю, что это не совсем так.

Действительно, пиар-работа, но была она больше направлена на то, чтобы показать насколько эффективно работает ГПУ по сравнению даже с другими органами. У Сытника не было возможности. По крайней мере, его коллега-оппонент ничего такого на этой пресс-конференции не сказал. Это раз.

Теперь что касаемо уголовных дел. Хотелось бы видеть все-таки "посадки", если для этого есть объективные данные и объективный фактаж. Но сегодня можно говорить о том, что ГПУ деятельность ведет. Насколько она эффективна, это мы посмотрим в будущем. Действительно, есть слабая точка – это суды.

Читайте также: Луценко и Сытник решили, что без СБУ им никак не разобраться

И сегодня все говорят о том, что суды требуют реформирования. И если будут серьезные уголовные дела и преследования по судьям, которые, фактически, замешаны в коррупционных схемах, так, как это произошло с Чаусом, то и у других судей желания оставаться на этих местах становиться все меньше и меньше.

Мы сегодня видим, что часть людей уже написали заявления о том, что дальше не готовы занимать место судьи. Я думаю, что 2-3 года назад говорить о том, что человек в здравом уме и светлой памяти, находясь на должность судьи, напишет заявление о том, что я устал, я ухожу, этого человека сразу бы, наверное, отправили на принудительное лечение.

Это, конечно, шутки, но, тем не менее, факт остается фактом.

Стоит ли украинской правоохранительной системе играть на руку одной из сторон американской внутриполитической борьбе?

Разумков: Американская политика позволяет влиять на украинскую? Я думаю, если это будет ответная реакция в дружеском формате, ничего плохого в этом нет.

Какой будет ответная реакция в случае победы Трампа?

Разумков: Во-первых, это было не напрямую сделано против Трампа. Это было сделано против одного из его технологов. То есть какой-то угрозы и давления на одного из кандидатов в президенты США Украина не оказывала.

С другой стороны, если Трамп будет президентом, для Украины, исходя из того, что мы имеем сегодня, это будет нести очень негативные последствия. Поэтому для Украины максимально комфортным будет, если победит на выборах Клинтон. Таким образом, даже если мы можем добавить чуть в сторону Клинтон, это тоже неплохо.

Янукович: будет ли очная ставка?

Адвокат Януковича Сердюк заявил, что Янукович требует очной ставки в режиме пресс-конференции с целым рядом топовых чиновников – Порошенко, Турчиновым, Яценюк и т.д. Луценко уже ответил, что Янукович не будет ставить условия украинскому обществу. Об очной ставке мы можем забыть?

Маляр: Это не условия Януковича. Это его право. Он пользуется правом, которое предоставлено законом.

Я думаю, он понимает, что никакой очной ставки не будет, но таким образом он действует примерно так же, как наша власть действует с амбарными книгой, то есть действует на опережение. С частью людей, которые сейчас у власти, Янукович все-таки был в одной лодке.

Во-вторых, я думаю, что во время революции, когда на Банковую ходили тогдашняя оппозиция, нынешняя власть о чем-то договаривались и, возможно, нынешняя власть не выполняет какие-то договоренности, о которых мы не знаем и, соответственно, Янукович может сейчас шантажировать этой информацией власть.

Я думаю, все понимают, что очной ставки не будет, но что-то он выторгует.

Возможен допрос в режиме видеоконференции?

Маляр: Он должен для такой процедуры находиться в помещении суда или где украинские служащие не только обеспечивают качество связи, а и безопасность, и определенные условия, которые украинский суд будет воспринимать как соответствующие, чтобы это было соответствующее доказательство.

Возможно заочное осуждение Януковича без подобных видеодопросов?

Маляр: Если будет собрана соответствующая доказательная база, безусловно. Я думаю, что такая база есть.

Почему тогда процесс не торопят?

Маляр: Потому что это не просто человек, а человек, который занимал высокий пост в государстве, в котором остались общие интересы, общие бизнес-интересы с теми людьми, которые также находятся у власти. Это политическое дело.

Может Янукович выторговать, чтобы дело затянули, спустили на тормоза?

Маляр: Я думаю, что не получится, потому что это счастливый случай, который может использовать власть на каждых выборах.

Суд на "Торнадо" и закон об амнистии

Один из обвиняемых по делу "Торнадо" признался в ряде преступлений. Суд отпустил его домой, он попросил вооруженную охрану. Значит ли это, что у следствия есть какой-то козырь на руках, и мы увидим какой-то прогресс?

Маляр: Наше законодательство позволяет подозреваемому лицу вести торги с правоохранительными органами и судом на предмет того, что он выдает информацию про соучастников и доказательства преступления, а ему за это, например, смягчают наказание.

Хочу объяснить, что рота "Торнадо" не находилась в зоне боевых действий, это отряд патрульной полиции. Добровольцы не только из патриотических соображений идут в зону АТО и добробаты. Туда также идут люди с криминальным прошлым и криминальными амбициями, потому что это легальный способ применять насилие.

Изменится ли перспектива этого дела после того, как один из обвиняемых признал вину?

Разумков: Да, она изменится, и это понятно фактически на 100%. Единственное, что может не поменять, это если он будет давать лживые свидетельские показания.

Очень много людей, которые воюют на Донбассе, которые являются патриотами, не требуют ни амнистий, ни защиты интересов в этом русле.

Если мы говорим о людях, которые преступили закон и это не касается, когда кто-то забрал чей-то автомобиль, чтобы спасти жизнь, это должно подпадать под амнистию, но когда мы говорим, что под амнистию должны попадать люди, которые в рамках боевых действий занимались мародерством…

Почему закон об амнистии президент заветировал? Что с ним будет дальше?

Маляр: Пока секрет, почему президент заветировал, так как информация о его предложениях инкогнито где находится, мы о ней не знаем.

У меня есть свои профессиональные претензии к этому закону. Там использована слабая юридическая техника или юристы вообще не касались текста и это был политический акт. В законе расширили.

Разумков: У нас часто берутся хорошие идеи и благодаря тому, что над ним мало работали юристы, они идут в мусорник и под их действие подпадают далеко не те, кто должен был попасть.

Скандал вокруг e-декларирования

Электронное декларирование не запустилось в полном формате. Что с ним происходит, что с этим делать? Будет ли она дальше работать?

Разумков: Складывается впечатление, что кто-то пытается забить гвозди в крышку гроба электронного декларирования. Желающих много.

Это те, кому невыгодно, чтобы информация о их доходах стала бы достоянием общественности. Заявили, что была создана не до конца безопасная система и через несколько дней ее ломают хакеры. Это подтверждение этих слов.

Маляр: Возможно, просто создали такую систему, что не может защитить в полной мере персональную, личную информацию о наших сотрудников.

Игорь, назовите топ-три ключевых события недели, которые, по вашему мнению, были наиболее важными для Украины.

Левченко: Главное – это конечно, ситуация вокруг электронного декларирования, которая уже продолжается, и уже затмила все другие тематики.

Также можно сюда добавить определенное обострение на Востоке. И визиты президента Украины, которые он делает накануне празднования 25 годовщины независимости, делает различные заявления.

То есть, в принципе, визиты главы государства по регионам – это всегда такие важные информационные и политические события.

Донбасс: обострение

В штабе АТО констатируют, что количество обстрелов рекордное за последние месяцы. Президент отметил, что в случае продолжения эскалации, вынуждены будем ввести военное положение и объявить мобилизацию. Есть основания для того, чтобы сейчас вводить военное положение? Изменилось что-то по сравнению с ситуацией несколько месяцев назад?

Левченко: В принципе, введение военного положения – это такой немного спекулятивный вопрос, который используется в том числе и президентом Украины.

Здесь надо заметить, что, как я говорил перед этим, президент накануне Дня Независимости совершает официальные визиты, в том числе он посещает воинские части, проводит награждение военных, встречается с военными.

Для таких мероприятий с участием президента вообще характерна такая более его милитаризационная риторика. В общении, например, с другой аудиторией он говорит, как правило, немного о другом.

То есть я давно обратил внимание, что такая агрессивная милитарная тематика, как правило, происходит при встрече с военнослужащими в той или иной ситуации.

Зачем президент вспоминает о военном положении? Это своеобразный ответ ястребам вроде Турчинова, который неоднократно тоже об этом заявлял?

Разумков: Объективно предпосылки для введения военного положения существуют уже больше двух лет. Но два года не вводилось.

Это не первое заявление не только президента, но и других высокопоставленных чиновников о том, что военное положение может быть введено. Если я не ошибаюсь, только от президента это звучало раза три, может, даже больше.

Были моменты, когда введение военного положения было более необходимо, нежели сегодня. Я говорю, например, про те же "котлы", которые имели место, к сожалению, быть в рамках этой войны.

Сегодня есть определенное обострение ситуации на Донбассе, мы видим и увеличение активности боевиков, и напряженная ситуация на крымском направлении.

Но, тем не менее, опять же, надо четко понимать, что такое военное положение. Военное положение может быть введено как на территории всего государства Украина, так и в отдельных территориях. И мне кажется, что введение военного положения на ряде территорий, возможно, и было бы целесообразно сделать.

Но, опять же, это надо было делать раньше.

Введение военного положения очень сильно сужает права граждан Украины. Введение военного положения негативно скажется на экономическом аспекте существования нашего государства в том числе. Военное положение очень негативно скажется на нашем будущем безвизовом режиме.

Хотелось бы сказать, что такими заявлениями, как введение военного положения, не стоит так легко разбрасываться, их раздавать.

Сейчас хочется понимать, в связи с чем обостряется ситуация на Донбассе. Есть ли какие-то объективные факторы, которые на это влияют? К чему все идет? К определенной деэскалации, либо напряжение будет нарастать?

Левченко: В принципе, я бы мог выделить два основных аспекта обострения. Первый такой больше объективный. Это определенная подготовка российского руководства возвращения на международной арене к вопросу российско-украинской войны. В сентябре, когда планируется заседание G20 и другие встречи в формате "нормандской четверки" и другие. Таким образом Россия готовится к этим встречам. То есть, или срывает, или приводит к определенным обострения. Таким образом, пытается повлиять на уступчивость украинского руководства.

К разговору в эфире "ГС" подключился финансовый аналитик Сергей Фурса.

Хочется понимать, как это все влияет на украинскую экономику и на курс украинской гривны?

Фурса: Да на самом деле сейчас влияния нет никакого. Потому что и эскалации как таковой нет. Все давно привыкли, что периодически стреляют. Плюс иногда украинский президент делает совершенно не новые заявления.

И они пугают только тех, кто в Bloomberg видит про Украину новости один раз в неделю. Поэтому на экономику в данный момент влияния нет никакого.

С чем же связано тогда ослабление гривны, которые мы наблюдаем сейчас?

Фурса: В первую очередь, у нас есть задержка транша МВФ, что не дает гривне уверенности.

А есть чисто технический момент. На прошлой неделе были погашены индексные бумаги, которых у банков было больше, чем на миллиард гривен, на два млрд даже. И хитрая особенности этих бумаг в том, что банки на эту сумму смогут купить себе в портфель, собственный, не клиентам, доллары. Вот они начали покупать.

Получился дисбаланс на рынке. И в результате гривна на 2% сдвинулась. Никакое это не падение, обвала гривны и т.д. И мы помним, что, например, в феврале гривна вообще была на 27.

Поэтому просто техническое движение, которое продолжение в виде помощи и традиционных осенних опасений, потому что мы знаем, что осенью сезонное давление на гривну всегда происходит.

Если в Украине введут военное положение, какие последствия тогда для украинской экономики нам ждать?

Фурса: Я даже не хочу рассматривать это, потому что его введено не будет. Военное положение возможно, если вдруг Россия объявит войну Украине и пойдет в наступление. В противном случае никакого военного положения никто объявлять не будет.

Ситуация с электронным декларированием. Это все отобразится на украинской экономике? И на отношениях с МВФ.

Фурса: Это действительно влияет на отношения с МВФ, более того, не только с МВФ, но и с Мировым Банком, и с другими партнерами. Но учитывая, что письма от МВФ, письма от посольств дошли до адресата, и все поняли, что не прокатит такая схема, когда ввели, но не ввели. То через две недели все прекрасно введут, напишут сами коды, и все заработает.

Читайте также: Как безвиз и транш МВФ зависят от ввода е-декларирования. Опрос экспертов

И мы действительно имеем шанс сейчас получить в первой половине сентября позитивное решение МВФ. И получить транш. А это действительно скажется очень позитивно на гривне.

Крымское напряжение

Хотелось бы обратить внимание на обострение конфликта на админгранице с Крымом. Сегодня появилась информация, что Путин в Крыму провел заседание Совета безопасности РФ. Что все это значит для Украины в контексте возможной угрозы?

Левченко: Вся ситуация с Крымом в последнее время – это все информационная спецоперация российских спецслужб, которая имеет целью попытку дискредитировать Украину перед западными союзниками накануне очередных переговоров по вопросам российско-украинской войны.

Но в этой ситуации я хотел бы заострить внимание на ситуации с людьми, которые были задержаны на территории Крыма, в первую очередь я имею в виду этого человека из Энергодара, Панова. Личность этого человека свидетельствует о том, что любой гражданин Украины может стать объектом провокаций со стороны российских спецслужб, если он окажется на территории РФ.

С другой стороны, следует понимать, что личность Панова была выбрано не случайно. Это человек, который выполнил гражданский долг, имеет активную гражданскую позицию. Такой человек расценивается РФ как враг.

Не один Панов был задержан. Кроме того, сначала появилась версия, что его похитили, по другой – он самостоятельно туда поехал. Несогласованность версий рождает сомнение, почему мы с самого начала не услышали единой версии.

Левченко: Это технический момент. Они не имеют большого значения. Скорее, он не был схвачен российскими спецслужбами, а самостоятельно заехал в Крым.

Что на сегодняшний день происходит с Крымом, зачем Путин поехал проводить заседание и что нам ждать?

Разумков: Действительно, есть много белых пятен, объяснить, почему происходило так, тяжело. И ситуация с Пановым не исключение. Это наталкивает на нехорошие мысли.

Но есть противовес – это трое суток молчания. Если бы российская сторона четко понимала, что идет вторжение украинских спецгрупп на территорию Крыма, то об этом бы трубили и все радио- и телеканалы передавали эту информацию. Во-вторых, было бы логичным, если бы спецслужбы РФ, которые сегодня заявляют, что они вели эти ДРГ на протяжении всего существования в Крыму и подготовки, показали бы видеоматериалы, на которых, по их заявлениям, украинский танк обстреливал территорию Крыма. Если бы такое видео было и было бы продемонстрировано на заседании Совета безопасности ООН, международный бы имидж Украины упал бы до нуля.

Чем это грозит и с чем связан визит в Крым? На самом деле, он и в прошлом году в августе приезжал в Крым. Нужно было продемонстрировать поддержку Крыму. С точки зрения политической составляющей это было сделано правильно. Определенное смягчение риторики президента РФ мы видим.

Годовщина создания ГКЧП

На этой неделе годовщина августовского путча. Все ли правильно сделал Леонид Кравчук?

Разумков: Да, он поступил по закону. Он абсолютно грамотно говорил. Этот документ противоречил Конституции СССР и ряду других нормативных документов. Он поступил так, как должен поступить любой чиновник.

Левченко: Если бы не было ГКЧП, неизвестно, была бы украинская независимость как таковая.

Возможен ли переворот?

Сейчас говорят о возможности гипотетического переворота в Украине. Основной аргумент, почему это невозможно, это отсутствие четко выраженного лидера и нет четкой политической структуры. На этой неделе активно форсируется создание политических структур и политических партий на базе структуры "Азова". Могут ли военные Украины организовать политическую структуру, и есть ли угроза попытки вооруженного переворота, в котором бы принимали участие ветераны АТО?

Левченко: Украинские военнослужащие не могут создать никакую политическую силу, потому что это запрещено законом, а ветераны могут.

Опасения связаны с тем, что ветераны АТО – это люди политически сознательные, активные и они для действующих политиков могут быть достаточно весомыми конкурентами именно в политической борьбе.

Разумков: Ничего плохого в создании новых политических сил нет.

Угроза переворота есть?

Разумков: На сегодняшний момент нет, потому что ничего глобально не поменялось с того момента, о котором вы говорили. Сформированных структур нет, ярко выраженных лидеров нет, достаточный четкий контроль ведомств за тем, что происходит в государстве.

Эксперт Украинского института анализа и менеджмента политики Николай Спиридонов отметил, что напряжение между силовыми ведомствами присутствует всегда, однако публичный конфликт отрицательно сказывается на имидже Украины.

К слову, в результате противостояний, которые происходят в последние недели между разными украинскими силовыми ведомствами, выходят "запачканными" все – и НАБУ, и ГПУ, считает политический эксперт Валентин Гладких. А уровень доверия к ним только снижается.

Самое читаемое
    Темы дня