наверх
15.08.202216:32
Курсы валют НБУ
  • USD26.89+ 0.03
  • EUR31.83+ 0.14

Главные за вчера: молебен и безопасность, Л-ДНР и Савченко

(обновлено: )38730
Крестный ход, несмотря на угрозу провокаций, прошел спокойно, в самопровозглашенной ЛНР предлагают создать "рабочую группу для переговоров с Надеждой Савченко", а в Минздраве - новый и.о. министра. События комментирует политконсультант Петр Охотин.

 

Более 80 тысяч верующих приняли участие в Крестном ходе в Киеве, сообщил управляющий делами Украинской православной церкви Московского патриархата митрополит Антоний (Паланич).

Глава самопровозглашенной ЛНР Игорь Плотницкий дал распоряжение создать "рабочую группу для переговоров с Надеждой Савченко".

В правительстве с 1 августа будет новый и.о. министра здравоохранения – Ульяна Супрун, врач – волонтер, директор гуманитарных инициатив Всемирного конгресса украинцев.

Эти и другие ключевые события в эфире радиостанции Голос Столицы проанализировал политический консультант Петр Охотин.

Смотрите также: Крестный ход и молебен в Киеве: Новинский, Бойко и тысячи верующих

Начнем с крестного хода, который 27 июля закончился. Часть его участников уже отправилась на автобусах домой. По словам министра внутренних дел Арсена Авакова, провокаций и стычек удалось избежать, в частности благодаря проведенной профилактике, введенных мерах безопасности. Петр, какие выводы мы можем делать из этого мероприятия?

- Вывод номер один, что все-таки МВД может обеспечивать права граждан на мирные собрания, может заботиться об их безопасности, когда этого хочет и когда на это есть политическая воля. То есть какими бы ни были угрозы или со стороны каких-то пророссийских провокаторов, или со стороны националистов, никаких провокаций не произошло. То есть полиция сработала, и это хорошо, это большой плюс для Авакова.

Это мероприятие не прошло без определенных неприятностей. Например, взрывчатку находили по маршруту крестного хода. Это мероприятие было одно из первых, на котором украинская полиция использовала металлоискатели, личный досмотр. Считаете ли вы, что мы вступили в новую эру безопасности проведения общественных мероприятий?

— В данном случае я считаю, что все меры безопасности были оправданными, так как Украина должна брать опыт Израиля или Великобритании времен войны с ИРА, то есть действительно большая угроза терроризма, источников терроризма может быть много, трудно обвинить какую-то одну сторону, и в данном случае защита граждан — превыше всего. Также недавно случилась трагедия с Павлом Шереметом, в очередной раз напомнила о том, что мечи не закопаны и дальше продолжаются какие-то непонятные для масс процессы, где также есть гибель людей. Соответственно, нужно охранять, нужно проверять, я в этом не вижу никакого наступления на права людей.

А говорят, что в реформируемой украинской полиции нет той базы кадров, нет тех навыков, некоторые люди раньше не служили никогда в правоохранительных органах…

- Я думаю, что опыт все-таки уже есть, почти год скоро будет, как действует новая патрульная полиция, кадры растут, навыки приобретаются, поэтому я думаю, что это больше плюс. И в данном случае большими позитивом является то, что агрессия, накалялась различными лагерями, была фактически сведена к нулю работой полицейских, то есть они, с одной стороны, предупредили о возможных провокациях, найдя определенные муляжи. С другой стороны, также не была допущена другая сторона, которая также была заточена на агрессию против крестного хода. И не было допущено рукоприкладства. В данном случае это уже второе мероприятие, то есть "Прайд" можем вспомнить, который полиция также защитила, несмотря на истерию, и крестный ход. То есть два таких разных мероприятия, но, тем не менее, полиция показала себя хорошо на обоих.

Чего можно было ожидать, каких провокаций? Была ли угроза?

— Я ожидал большой угрозы, потому что я последние лет пять все больше склоняюсь к тому, что УПЦ МП, она в большей степени в последнее время является политическим инструментом, в частности это стало заметно, когда Кирилл Гундяев поддерживал Путина у власти. И чего я боялся? Как и многие политические эксперты боялись, это во-первых, что могут быть споры между радикальными украинскими националистами и мирянами, где кто-то бы пострадал, соответственно была бы отрицательная картинка для СМИ, но хуже, это все-таки теракты. Потому что тогда это показало бы слабость государства, это бы очень обострило религиозный элемент в обществе, и мы бы получили еще одну дискуссионную тему. Хуже всего, что могло случиться, это если бы крестный ход вышел из религиозного мероприятия в политическое и с определенным террористическим элементом.

На днях была встреча контактной группы по урегулированию конфликта на Донбассе. Сайдик надеется, что на следующей встрече получится проговорить условия отведения сил на Донбассе. Это, я так понимаю, в районе 3 августа?

— Это заседание было неожиданным, буквально три дня назад не знали, точно оно будет.

Работает Минск сейчас?

— Не хочется критиковать минские договоренности, потому что тогда возникает вопрос: что вместо минских договоренностей? И сейчас то, что существует и работает. И сейчас главная вещь, которую дают Минские договоренности — это выигрыш времени для Киева и попытки поменять что-то, увеличить обороноспособность.

Это единственное, для чего нужно время?

— Главная ценность — это жизнь людей по обе стороны границы. И вопрос в том, как можно с наименьшими потерями погасить конфликт, однозначно с победой для Украины. Сегодняшнее заседание в очередной раз подчеркнуло, что обстрелы есть, и конфликт продолжается, он никуда не исчез. О восстановлении Донбасса речь не идет. Поэтому нужно дальше следить за тем, что происходит, максимально анализировать и записывать в отчеты те преступления, которые творятся на территории ОРДЛО и придумывать стратегию, потому что сейчас Украина не показывает какой-то стратегии по Донбассу. Просто призывать к каким-то милитаристским шагам, не имея на это основания, я считаю, что не является рациональным.

Это способ выиграть время, чтобы решить определенные вопросы?

- Во-первых, Украина должна что-то предложить людям на освобожденных территориях. Пока есть признаки политического кризиса в Украине, то об этом речь не очень идет. Также вопрос союзников и геополитического блока. Пока оно не определено. Еще несколько месяцев назад мы четко ориентировались, что такими партнерами может быть Турция, у которой был конфликт с Кремлем, Польша, которая имела свои определенные разные видения развития с Россией, то сейчас происходят странные вещи. Попытка переворота в Турции показала, что не все однозначно с этим партнером. Попытка Сейма признать Волынскую резню геноцидом тоже забирает такого важного союзника, как Польша. Мы не можем говорить, что это однозначно наш партнер, который нас во всем поддержит.

Не подтолкнули ли мы Польшу переименованиями улиц к решениям с их стороны?

— Украина никогда не требовала, чтобы Польша переименовала площадь имени Пилсудского. Вытягиваются проблемы, от которых никому не станет легче. Для будущего последствия могут быть катастрофическими.

Как вы относитесь к заявлениям Савченко о переговорах?

— Прямых переговоров не может быть, кто бы это не озвучивал, потому что если Украина долгое время требовала признать ДНР и ЛНР террористическими организациями, то должна дальше продолжать эту линию. О том, почему это говорит Надежда, есть разные версии. В Facebook сестра Надежды говорит, что слова вырваны из контекста, что речь шла о том, что простить должны матери с обеих сторон, дипломатично она, наверное, сказала правильно. Но я в этом с Надеждой не согласен, потому что такая позиция показывает, что Украина готова сделать шаг назад и признать режимы, которые мы до недавнего времени считали преступными, рукопожатными. Этого не может произойти, потому что есть угроза взрыва среды ветеранов и их родных.

Поговорим об электронном декларировании имущества и доходов украинских чиновников. Это одно из требований, которые нам навязали извне, чтобы мы получили безвизовый режим. С другой стороны, Гройсман говорит про политиков-популистов, то есть, знает о них наверняка…

— Я считаю, что это действительно большой плюс: декларирование. Декларирование и проверка. Но такое изменение должно идти наряду с повышением зарплат и реформированием государственной службы. Потому что до этого был такой консенсус, что на государственную службу приходишь, у тебя есть небольшая зарплата, а дальше уже как сложится жизнь. Этому должна прийти точка, и кто захочет дальше жить по-старому, того должны преследовать. Однако такая радость Гройсмана немного пугает, в том числе о популистах, потому что такое хорошее начинание и хорошее решения о декларировании доходов может стать снова инструментом политического преследования. Я не удивлюсь, если 15 августа начнется давление на людей, якобы связанных с Ляшко, с Тимошенко, с "Оппозиционным блоком" и с другими силами, которые не поддерживают БПП, Гройсмана и "Народный фронт". В этом есть большая опасность.

Насколько сама система вообще продуманная?

— Несмотря на то, откуда система импортирована, все равно ее наши специалисты будут устанавливать, поэтому я думаю, что год-два мы еще будем видеть приятные и не очень сюрпризы, когда кто-то обошел, кто пытался обмануть. Но все равно это огромный скачок для нашей коррумпированной системы. Опять же, если это не станет просто инструментом политического давления, если она будет идти в ногу с реформированием государственной службы в целом, когда чиновник не будет вынужден делать вид, что живет на одну зарплату, а будет действительно кметь достойную зарплату, которая позволит ему жить и думать только о работе.

Вы говорите, после того как система начнет работать, мы увидим возможно давление по политическим признакам. Есть ожидания того, что под это давление попадут не только чужие, но и свои?

- Конечно, есть такая поговорка: бей своих, чтобы чужие боялись. Но я в это сейчас очень не верю, потому что с сентября снова собирается ВР, снова каждый пропрезидентской штык будет на вес золота, и как раз отсутствие давления по новой системе может быть еще одним из пунктов меню того, почему нужно сотрудничать.

А каковы последствия заполненной или незаполненной, или неверно заполненной декларации?

— Прежде всего, именно такое декларирование позволит показать, были какие-то средства добыты коррупционным путем, или нет. Потому что это очевидно, если у человека зарплата 3000 гривен, а в год он тратит 500 000 гривен, то разница откуда-то берется. И это уже вопрос для расследования антикоррупционной прокуратурой, откуда эти средства взялись.

В правительстве с 1 августа будет новый и.о. министра здравоохранения – Ульяна Супрун, врач-волонтер, директор гуманитарных инициатив Всемирного конгресса украинцев. Кто такая Ульяна Супрун? Чей это человек?

— Она с мужем приехала во время Майдана и показала себя как волонтер. У нее хорошее реноме. Подробно мы можем увидеть, когда станут известны имена заместителей и когда мы поймем, какие будут изменения на государственных предприятиях.

У нас еще один иностранный специалист? Отношение к ним изменилось?

— Иностранные специалисты сами по себе чудеса не приносят. С ними могут быть проблемы, потому что они могут быть связаны своими коммерческими интересами, могут банально не понимать языка. Мы должны понимать, что в Украине большая диаспора, и почему бы не дать шанс людям из-за границы что-то реформировать? Надеемся, Ульяна разберется и ее пребывание на посту отметится борьбой с коррупцией и другими положительными изменениями.

Какие шаги в реформировании могли бы быть простым украинцам понятны?

— Из самых больших дискуссий, которые шли вокруг Минздрава — это вопрос закупки лекарств. Я сторонник того, чтобы Минздрав провел аудит качества украинских лекарств и выпускал их, установив определенные категории для отдельных слоев населения. Почему украинские лекарства? Потому что украинская лечебная отрасль — это рабочие места для людей. И закупать лекарства — это нонсенс. Украинские лекарства — это рабочие места для украинцев и возможность снизить цены.

От главы ведомства будет зависеть, насколько антикорупционные органы будут работать по самому ведомству?

- От главы ведомства, прежде всего, зависит, кто будет в команде и кто будет заниматься оперативной работой. Хотелось бы, чтобы Ульяна поставила на ключевые места своих людей и контролировала те процессы, которые происходят.

Какие шансы, что ей дадут это сделать?

— Шансы минимальны, нам остается надеяться, что придут люди с железной хваткой. Хотелось бы, чтобы Ульяна Супрун была такой.

Ранее глава информационного управления УПЦ КП архиепископ Евстратий (Зоря) на 106 FM заявил, что оснований для конфликтов между участниками праздничных мероприятий одной и другой церкви нет, а журналист Вячеслав Пиховшек уверен, что провокации во время крестного хода все же возможны.

Напомним, эксперт Сергей Пархоменко считает, что предложение руководителя МВД Арсена Авакова посадить участников крестного хода в автобусы и подвезти до места мероприятия — вполне рационально, поскольку в случае провокаций в пределах города, движение в Киеве может быть заблокировано надолго.

 

Самое читаемое
    Темы дня