наверх
24.02.202008:03
Курсы валют НБУ
  • USD24.45- 0.02
  • EUR26.41- 0.01

Прощай, Ярош. Начало конца "Правого сектора"

(обновлено: )250943
Под Новый год Дмитрий Ярош вышел из "Правого сектора", анонсировав создание нового политического движения. Своих бывших побратимов Ярош упрекнул в "радикализме на границе с маргинесом" и заявил, что историческая миссия "Правого сектора" исчерпана.

Евгений Стримов, РИА Новости Украина

Напомним, с должности проводника "Правого сектора" Ярош ушел еще в ноябре 2015 года – якобы из-за мировоззренческих разногласий с руководством организации. Похоже, в истории украинского националистического движения начинается новая страница, пишет Григорий Швец (Григорій Швець).

Хроника взлета и падений

Стихийно образовавшись во время Майдана, "Правый сектор" быстро стал политическим брендом всеевропейского масштаба, а Дмитрий Ярош – одним из лиц украинской революции. Еще больше славы "Правому сектору" принесло участие в антитеррористической операции, в частности, в обороне Донецкого аэропорта.

Читайте также: Новая политсила Яроша. Сегодня есть спрос на радикалов – Бондаренко

Такой популярности не получала даже легендарная УНА-УНСО. А где слава, там и власть – очень скоро Ярош попал в парламент, а организация стала претендовать на особый юридический статус в государстве.

Однако головокружение от успехов скоро прошло. Новая власть, которую националисты держали за "гнилых либералов", не испугалась ни горящих шин, ни камуфляжней. Выдвигая претензии и требования к руководству страны, "Правый сектор" каждый раз получал отпор и никаких существенных уступок.

Сначала угрозы Яроша развернуть батальоны на Киев производили сильное впечатление на обывателя, но потом и это надоело. Поэтому на "Марш добровольцев" с требованиями возобновить наступление на Востоке общество и СМИ отреагировали вяло.

Кроме того, "Правому сектору" портили реноме скандалы, самым громким из которых стала стрельба в Мукачево. Как вооруженное подразделение оказалось за тысячу километров от фронта? Почему первоклассное снаряжение "светится" в малопонятных разборках с контрабандистами?

Официальные объяснения Яроша общество явно не удовлетворили. Не добавлял доверия "Правому сектору" и отказ вступать в ряды ВСУ или Нацгвардии. Тем более, что весной 2015 года чуть было не дошло до стрельбы и открытого бунта.

Попытки "Правого сектора" уйти в легальную политику также провалились. Парламентский дебют Яроша оказался неубедительным – на заседаниях "проводник" преимущественно отсутствует. В качестве политической партии чувствовал себя неубедительно и "Правый сектор". По крайней мере, на парламентских выборах в октябре 2014-го организация получила менее 2% голосов, а на местные вообще решила не соваться.

Похоже, что и Ярош получил мандат благодаря ситуативным колебанияя общественного мнения – через год его персональный рейтинг составил всего 3%.

Разочарование и раскол

Все это привело к расколу в рядах "Правого сектора". Так, в июле 2015 года из состава ДУК вышла группа бойцов под руководством Руслана Качималы по прозвищу "Рем". Свой переход в Нацгвардию они объяснили тем, что "Правый сектор" "стал более коррумпированным и вышел за рамки закона".

А в сентябре в ряды ВСУ перешли легендарные "Марусины медведи". Появились проблемы и в некоторых региональных центрах, в частности, на Черкасщине, Ровенщине, Херсонщине, Прикарпатье.

Поэтому, демарш Яроша ни оказался неожиданностью. Организация зашла в тупик, выхода из которого не видно. Боевые действия стихли, и обороной страны теперь занимаются ВСУ и Нацгвардия, а не пестрые подразделения добровольцев. Третьего Майдана, на который полагались националисты, также не дождешься, а курением шин под Кабмином теперь никого не удивишь.

И политический капитал "Правого сектора" начал обесцениваться: образ героев Майдана и АТО оброс неприятными чертами радикальных популистов и "безбашенных" мятежников.

В организации решение экс-проводника связывают с подрывной работой спецслужб и интригами его окружения.

"Уход Д. Яроша не ослабит наш Рух, зато позволит ему превратиться в последовательную революционную силу", – уверяют в "Правом секторе".

Однако, сам Ярош обмолвился о своем нежелании быть "свадебным генералом", то есть, об отсутствии рычагов управления организацией. О хаосе внутри "Правого сектора" свидетельствует и свежее официальное коммюнике организации, в котором говорится о "дезорганизации и нарушении целостности нашей структуры".

В каком состоянии сейчас "Правый сектор" – неизвестно. Однако, по словам Яроша, вслед за ним последовали 5-й и 8-й батальоны ДУК и медицинская служба "Госпитальеры", которые станут частью нового политического движения.

Что это будет за движение, экс-проводник пока не рассказывает – известно лишь то, что учредительный съезд запланирован на февраль 2016-го. Будущее осиротевшего "Правого сектора" также остается под вопросом, поскольку Ярош был едва ли не единственной узнаваемой личностью в организации.

Что дальше?

Судьба украинского националистического движения зависит от ситуации в стране. Как показали события последних двух лет, ни одна из националистических организаций Украины не смогла стать самостоятельным фактором общественных преобразований.

Даже Майдан, вопреки новейшим мифам, тащили на себе обычные граждане, а не вышколенные ценители Донцова. Националисты более или менее удачно заполняли ниши, которые открывались перед ними: на баррикадах, на фронте и т.д. Там они нередко проявляли себя блестяще. Однако, выйти за пределы этих ниш националисты не могли – в точности, как отчеканенные ювелиром камни.

Если в ближайшее время в Украине не произойдет больших исторических неожиданностей, националистическое движение наверняка вернется к своему привычному состоянию. То есть, конспектировать "Нациократию" и ждать революционной ситуации.

Разница лишь в том, что теперь вышкол будут проводить не только на кемпингах в Карпатах, но и на настоящих полигонах. Впрочем, и военное крыло национализма скорее растворится в официальных силовых структурах, чем установит желанную радикалами хунту.

Однако, у националистов всегда есть козырь – открыть фронт внутренней борьбы, искусство которой они оттачивали со времен раскола ОУН. Как свидетельствует история, расколами и взаимоистреблением националисты занимаются не менее фанатично, чем борьбой с москалями. Особых политических дивидендов это не приносит, однако, позволяет скоротать время, пока история вновь не откроет для них шанс выйти на историческую арену.

Самое читаемое
    Темы дня