наверх
03.12.202010:05
Курсы валют НБУ
  • USD28.44- 0.12
  • EUR34.32+ 0.10

Что делать Украине с дефицитом энергоносителей? Комментарий эксперта

(обновлено: )2259240
Сопредседатель Фонда энергетических стратегий Дмитрий Марунич в эфире "ГС" подчеркнул, что импортировать электроэнергию из ЕС может только Бурштынская ТЭС.

РИА Новости Украина – радиостанция "Голос Столицы"

Премьер-министр Владимир Гройсман считает, что стране необходимо добывать больше собственного газа, а также создать условия для импорта электроэнергии. По мнению премьер-министра, рынок электроэнергетики Украины слишком закрыт, поэтому в рамках реформирования энергорынка государству стоит создать условия для импорта электричества.

Также премьер-министр отметил, что сейчас одна из главных задач страны – ее энергетическая независимость. Для этого необходимо укрепление мощностей добычи украинского газа, уменьшение его импорта. Также нужна четкая стратегия наведения порядка в деятельности и содержании шахт и внедрение прозрачного рынка угля.

Какие именно нужны условия для импорта электричества, в эфире радиостанции Голос Столицы объяснил сопредседатель Фонда энергетических стратегий Дмитрий Марунич.

Украине действительно нужно импортировать электроэнергию? Откуда импортировать? По какой цене?

— Я так понимаю, что  речь идет об импорте из  ЕС, потому что министр энергетики, неоднократно на протяжении последнего времени, вот этого уже посткризисного, после блокады, заявлял об отказе импортировать электричество из России. То есть из Европы, я так понимаю. Для этого нужно реализовать ряд технических решений, потратить денег достаточно много, поскольку мы работаем не синхронизировано с НТСОЭ. Системой электроэнергетической ЕС. Вот поэтому нужно что-то менять.

То есть сегодня в техническом плане импортировать электроэнергию из стран ЕС Украина не может.

— Совершенно точно. Кроме небольшой части страны, так называемого Бурштынского энергоострова. Но он и сам профицитный: там электричества производят больше, чем нужно, поэтому туда нет смысла импортировать.

Как так получается, что в условиях энергодефицита мы экспортируем электроэнергию за рубеж?

— Во-первых, эти объемы существенно сократились за последние  годы, я думаю, что совокупно процентов на 60-70, что нельзя признать позитивом. Так построена энергосистема: одномоментно  развернуть ее внутрь страны, Бурштынский энергоостров было просто невозможно. Плюс, повторюсь, это требует технических и финансовых решений и финансовых вливаний.

Каких финансовых вливаний?

— Миллионы долларов. Они будут внесены потом в тариф на электроэнергию. Все эти решения, которые власть предлагает, какие-то еще независимые специалисты, они все требуют денег. Эти деньги ложатся в тариф, а тариф платим мы с вами и промпредприятия. Вот оттуда нужно начинать. А выдержит ли экономика страны, бытовой сектор, дальнейшее повышение тарифов? Это очень важно.

Тарифы и так растут, а ситуация особо не меняется.

— Так они будут еще расти. То, что сейчас с тарифами  произошло, это не включало те технические мероприятия. Поэтому это все очень важно и повторюсь, электроэнергия с "Бурштына", она  может немного улучшить ситуацию внутри страны, в пике, но это нужно серьезно сесть и подумать, прежде всего "Укрэнерго", Минэнерго, а есть ли смысл переводить и полностью разрушать наш экспортный потенциал, только ради того, чтобы перебросить еще два-три блока "Бурштына" внутрь страны. И опять же, кто за это заплатит.

Владимир Гройсман говорит, что надо увеличивать добычу украинского газа и уменьшать его импорт. Есть вероятность того, что этот сценарий  в ближайшей перспективе будет реализован?

— В ближайшей перспективе это нереально, потому что даже при неработающей промышленности, заводы останавливаются, как говорится, по порядку, один за другим, даже при неработающей промышленности импорт составляет порядка десяти миллиардов кубометров газа в год. А что уже говорить о работающей промышленности. Поэтому нарастить добычу за короткие сроки в таком объеме, практически нереально. Да, постепенно добыча будет расти, посмотрим, как пойдет этот процесс, пока она выросла на ничтожные какие-то проценты в прошлом году, даже при том что тарифы резко подняли, и "Укргаздобыча" резко увеличила выручку, начиная буквально с мая прошлого года. А как пойдет дальше — жизнь покажет. В прошлом году добыча "Укргаздобычи", крупнейшего добытчика, выросла на 60 миллионов кубов. А я вам скажу одну простую вещь: прошлый год был високосный, и там суточная добыча этой компании составляет вообще порядка 40 миллионов кубов. И чтобы вы понимали, из этих 60 миллионов кубометров прироста добычи за год, 40 — было обусловлено тем, что в прошлом году был просто дополнительный день, вот и вся история.

Владимир Гройсман говорит о внедрении прозрачного рынка угля. Это тоже еще один шаг к реформе, либо еще один шаг к некоему аналогу "Роттердам+"?

— Нет, давайте все в кучу не валить. Речь идет о  создании угольной биржи, это  все еще при Януковиче писали  в многочисленных программах по реформированию энергетической отрасли и угольной отрасли страны. Поэтому в этом нет ничего нового, просто в условиях импорта угля, поскольку мы уже входим в эту эру, если с Донбасса мы отказываемся возить уголь, платить гривной, будем платить долларом за уголь из ЮАР, даже из России — все равно надо будет платить в свободно конвертируемой валюте. Поэтому, с моей точки зрения, биржа, конечно, прозрачность повысит, в том смысле, что мы, наверное, все будем знать, какая цена. Но с учетом того, что мы будем импортировать и импортировать много угля, биржа все равно приведет к тому, что цены потянутся к импортному паритету, и получим мы тот же самый "Роттердам". Может быть, не "плюс", но очень близко, кстати, к "Роттердам+". Потому что это суровая поступь рыночной экономики, и с ней ничего сделать нельзя-то.

Возможно ли переоборудовать украинские ТЭС на работу уже без антрацита?

— Возможно, более того, два блока Змиевской ТЭС Минэнерго, кстати, уже в марте обещают перевести один из блоков, а  потом в мае второй блок. Но это потребует увеличения либо добычи, либо импорта угля других марок, в частности газового угля. Как ни крути, получается замкнутый круг. Будем в Польше покупать этот уголь, вместо того чтобы покупать его в ЮАР.  В прошлом году польский уголь обошелся Украине в 99 долларов за тонну, а уголь из ЮАР, который заходил, по данным таможни, 66 долларов за тонну на границе. Возникает вопрос, как так получилось? Это очень странно с моей точки зрения, потому что антрацит из ЮАР должен был стоить дороже, но по всей видимости, его импортировали в те периоды года, когда цена была ниже на мировых рынках.

Антрацит считается более качественным углем?

— Антрацит, во-первых, нужен для определенного типа котлов, которые стоят на блоках. Вот  построили этот котел при советской власти, он работает на таком угле, другой уголь там просто невозможно… это как с бензином. Вы же шестой бензин в машину, которая требует 95-ый, не зальете? Тут то же самое. Он просто имеет другие физические характеристики, другую теплоту сгорания, и просто он другой. Он и стоит дороже, потому что у него выше количество тепла, которое выделяется при его сгорании. От этого зависит экономика любого объекта энергетики, вы же продаете потом эту энергию на рынок.

Если переоборудовать ТЭС на другие марки угля, что будет с шахтами, которые добывали антрацит?

— Эти шахты находятся  не в нашей юрисдикции в  настоящее время. Не знаю, что  будет с шахтами. Нет, антрацит  востребован на мировом рынке, поэтому откровенно вам скажу, даже при относительно высокой себестоимости добычи в Украине, до 2014 года нам удавалось на мировой рынок поставить порядка восьми миллионов тонн антрацита. Поэтому в теории эти шахты могут работать и на экспорт.

Ранее эксперт Юрий Корольчук в эфире "ГС" заявил, что риски взрывов на шахтах растут из-за отсутствия финансирования углепрома, а глава Независимого профсоюза горняков Михаил Волынец сообщил, что в шахтах нет приборов, предупреждающих о скоплении газа.

Самое читаемое
    Темы дня