наверх
16.02.202020:34
Курсы валют НБУ
  • USD24.45- 0.03
  • EUR26.49- 0.09

Не на жизнь, а на смерть. Эксперт о борьбе НАБУ с НАПК

(обновлено: )73310
Исход борьбы НАБУ и НАПК покажет, какой Украина будет через 15 лет, считает Артем Никифоров.

Радиостанция Голос Столицы

В понедельник, 27 ноября, в Нацагентстве по вопросам предотвращения коррупции состоится заседание по отбору кандидатов. Из 10 кандидатов будут выбирать двоих. На какие именно должности – не сообщается. 

Стоит отметить, что этим летом из НАПК ушло два человека: Руслан Рябошапка, который занимался вопросами антикоррупционной политики и предотвращения конфликта интересов; а также Александр Радецкий – он был замглавы НАПК и его уволил Кабмин. Таким образом, сейчас именно эти два места свободны и на них будут искать новых людей. 

Тем временем, между НАПК и НАБУ назревает конфликт. На прошлой неделе в парламентский антикоррупционный комитет пришли руководитель НАПК Наталья Корчак и глава НАБУ Артем Сытник. Они опровергли информацию, что между ними существует конфликт, но признали, что напряжение в отношениях все же есть. 

Насколько масштабный конфликт назревает в антикоррупционных структурах, рассказал в эфире радиостанции Голос Столицы политический аналитик Артем Никифоров.

Что сейчас происходит с антикоррупционными органами?

— Антикоррупционные органы проходят серьезное испытание на возможность влиять на какие-либо процессы в нашей стране. И судя по тому, как разворачиваются события, то все же они доказывают, мы пока что не знаем, свою ли эффективность, но свою значимость уж точно. В принципе, мы не первый раз уже видим борьбу, противостояние каких-то правоохранительных органов друг с другом. 

Кстати, это и не первый случай вообще даже в истории постмайданной Украины. У нас бывали разборки между МВД и между ГПУ. Они, как правило, носили внутриклановый характер. Сегодня же это противостояние, мне кажется, не стоит воспринимать, как многие предыдущие, по одной простой причине. Забит клинч, и идет борьба между двумя системами. Первая система — это та, которую представляет НАБУ, то есть это влияние наших внешних партнеров, которые заинтересованы в том, чтобы коррупция в Украине была искоренена. Когда кто-то говорит: а вот какая их заинтересованность? Их заинтересованность очень простая — они хотят сюда завозить свои капиталы, инвестировать в Украину, иметь возможность защищать свои капиталы. Понятное дело, что в коррупционном государстве защитить капиталы невозможно. Просто мы, украинцы, должны выступить ситуативными союзниками наших внешних партнеров, которые хотят побороть коррупцию, коль уж мы сами с ней бороться не можем. 

И есть НАПК, который в силу процедуры своего формирования, в силу тех обстоятельств, которыми он был создан, к счастью или к сожалению, скорее всего, к сожалению, он не может на полную раскрыть свой потенциал по выявлению фактов коррупции. И вот это уже более такое цивилизационное столкновение, но в силу того, как бы мы ни думали, что здравый смысл победит и коррупция будет побеждена, нет, не обязательно. Вот как раз эта борьба, которая сейчас происходит, не на жизнь, а на смерть, уже покажет, каким путем будет идти Украина. По большому счету, борьба между НАПК и НАБУ — это очень серьезный маркер. И мы посмотрим, какой мы увидим Украину через 10-15 лет. Либо будет заложен фундамент для дальнейшей борьбы с коррупцией, либо, к сожалению для большинства украинцев, не для всех, потому что многие являются бенефициарами такой системы… То есть либо борьба с коррупцией, либо, к сожалению, мы будем жить в такой ситуации, как сегодня.

Читайте также: Скандал вокруг НАПК: все только начинается

Почему мы не видим какой-то политической реакции на происходящее между антикоррупционными органами? 

— Политическая реакция есть, рассмотрение этого вопроса на уровне ВР — это уже политическая реакция. С другой стороны, я прекрасно понимаю и разделяю позицию этих органов, которые не хотят принимать участие в политических ток-шоу и вносить это в публичную плоскость, по одной простой причине — чем больше в этом будет политики, чем больше они будут принимать участие в подобных мероприятиях вместе с политиками, тем больше политического подтекста. А что такое политический подтекст? Это реакция наших западных партнеров на Украину. Если они увидят, что здесь борьба с коррупцией происходит с экранов телевизоров и в рамках разбирательств антикоррупционных органов на комитетах в ВР, они прекрасно поймут, что это снова политика, это снова попытка заговорить проблему, и просто перестанут поддерживать Украину. 

Поэтому здесь ответ может быть только один — и НАБУ, и НАПК должны действовать исключительно в соответствии с законом. Пускай они открывают друг на друга дела, пускай они смотрят, кто какую парковку на кого оформил, кто кому какую зарплату выдал, кто кому какую тайну разгласил — не в этом проблема. Проблема в том, что все это должно происходить по закону. То есть по процедуре. Потому что нарушение процедуры влечет за собой просто развал любого дела. Поэтому чем больше таких дел будет, тем лучше. Но с другой стороны, в каждом из этих дел должна быть поставлена жирная точка, и эта точка должна быть из текста закона.

Стоит ли из-за этого конфликта рассчитывать на прогресс в громких делах в ближайшее время?

— Есть только один исход, при котором мы с вами снимем сливки — это если мы увидим какое-то логическое завершение этого конфликта с точки зрения закона. То есть, например, берем то же НАБУ. Вот они открыли дело по Корчак. Доведите его до суда, и давайте получим либо обвинительный, либо оправдательный приговор суда. В любом случае должна быть точка. Вся вот эта вялотекучесть, которая происходит, не в пользу никому. Да, это способ давления на оппонента, мы это понимаем, но для общества это, к сожалению, очень негативный сигнал. Точно так же и НАПК. Если они уж проводят проверку по Сытнику, то составьте протокол, доведите до суда, получите опять-таки или признание этого протокола, или признание его недействительным.  

Чем больше мы находимся в рамках этой дискуссии, в рамках процесса, тем менее это все будет эффективно на выходе. Давайте судить по результатам. Точнее, не давайте судить по результатам, а давайте требовать от наших антикоррупционных органов доведения всех этих дел до суда. И тогда мы уже сможем посмотреть, кто вообще эффективен, а кто не эффективен.

Потому что не исключено, что, например, откроют 50, 100 дел, а они все в суде развалятся. Пусть даже в нашем суде, в коррумпированном, но, тем не менее, в публичном процессе будет доказана несостоятельность выдвинутых обвинений. Мы же тогда сможем уже более отчетливо говорить о том, что происходит? Конечно, сможем. А так, понимаете, тайна досудебного следствия, неразглашение конфиденциальной информации, неразглашение персональных данных, или Корчак говорит: мы все отправили, мы все запрашиваем, все это по процедуре. Тут или публичность, открытость, или, извините, все по процедуре.

Ранее политический эксперт Светалана Кушнир заявила, что спасти репутацию НАБУ и НАПК помогут только приговоры.

В то же время  эксперт по антикоррупционной политике Василий Вакаров отметил, что конфликт этих структур будет продолжаться, пока не договорятся БПП и "Народный фронт".

Самое читаемое
    Темы дня