наверх
08.05.202110:59
Курсы валют НБУ
  • USD27.76+ 0.04
  • EUR33.49+ 0.08

Шмелев: Идеологически Донбасс и Киев сегодня не совместимы

Донбасс. "Режим тишины". Попытка №2 (514)

(обновлено: )142760
Конфликт на востоке Украины имеет идеологическую составляющую, которая не дает сторонам договориться. Чем может закончиться украинский кризис - в интервью Бориса Шмелева.

У украинского кризиса наметился новый, идеологический поворот.

Беседовал Захар Виноградов

В ближайшее время в отношениях России и так называемой Новороссии так же может возникнуть идеологическое противостояние, а сам украинский кризис может завершиться радикально-националистической диктатурой. Во всяком случае, все предпосылки для этого есть.

Об этом в интервью доктора исторических наук, члена Ассоциации "Центр исследований экономического и социокультурного развития стран СНГ, Центральной и Восточной Европы" Бориса Шмелева.

Первая часть интервью.

Почему именно Украина стала точкой конфликта?

— Геополитические интересы России и Запада сталкивались все последние 25 лет. Просто Россия каждый раз уступала, уходила от лобового столкновения с Западом. Например, в период балканского кризиса, в ходе ливийского кризиса, сирийского кризиса. Она заявляла о своих намерениях, своих интересах, которые Западом как бы принимались во внимание, но не учитывались, и Россия, сцепив зубы, смирялась с этим. Но на Украине был, в общем, и в целом как бы перебор со стороны Запада. Украина – это то место, где были затронуты жизненно важные интересы России, прежде всего —  обеспечения ее национальной безопасности, где она уже больше уступить не могла, потому, что если бы Россия уступила в этом украинском кризисе, если бы она смирилась со всем тем, что делал Запад на Украине, если бы она не установила свой контроль над Крымом, то она фактически перестала бы быть субъектом современных международных отношений, она потеряла бы всякую стратегическую инициативу, она была бы задвинута в северо-восточный угол Евразии, где  была бы обречена на медленное умирание. Позиционируя себя как великую державу, Россия не может не иметь своих геополитических интересов, и соответственно должна иметь политическую волю и ресурсы для их отстаивания. Или она должна отказаться от своих геополитических интересов и соответственно, от притязаний на статус великой державы. Как говорил когда- то поэт Владимир Маяковский, если тебе корова имя, должны быть у тебя рога и вымя, а если у тебя нет ни рогов ни вымени, то черта ж в твоем коровьем имени.

Каковы же перспективы выхода из этого геополитического конфликта? И есть ли он, выход? Кто-то должен кому-то уступить? Или это, может все закончиться третьей мировой войной?

— Ситуация на Украине очень сложная. Украинский кризис далек от своего завершения, и он имеет несколько составляющих. Украинский кризис в качестве первой составляющей на сегодняшний день, как мне кажется, связан с ростом украинского национализма и превращением украинского национализма в государственную идеологию украинского государства, и, соответственно, украинский национализм, в первую очередь обращен против России и против русских. Это давно все было описано, об этом говорилось еще в 17-ом – 18-ом годах прошлого века в трудах историков, ученых, изучавших Украину. Поэтому ничего нового, неожиданного в том, что сейчас происходит на Украине, что происходит в российско-украинских отношениях для политологов, историков нет. Поэтому здесь речь может идти только лишь о реакции самой России, как она воспринимает разворачивающиеся там события и что она готова сделать для того, чтобы все те угрозы, которые проистекают из украинского национализма, свести к минимуму. Вторая составная часть украинского кризиса – это нахождение компромиссного решения в отношениях между юго-востоком и Киевом. Надо сказать, что не случайно именно Донбасс поднялся на борьбу за свою сначала самостоятельность, а потом уже и независимость. Но проблема, как мне кажется, во взаимоотношениях между Донбассом и Киевом сегодня гораздо более сложная и более глубокая, чем просто борьба между сторонниками унитарного государства, которые хотят сохранения целостности украинского государства, и Донбассом, который, выступает с позиций сепаратизма. Дело в том, что люди, которые сейчас находятся у власти в Луганске и в Донбассе, которые заявили о строительстве независимых Луганской и Донецкой Республик, имеют совершенно иную концепцию строительства государства, отличающуюся от той, которую пропагандирует Киев. Речь идет о строительстве государства справедливости. По существу, речь идет о строительстве некоего неосоветского, неосоциалистического государства. То есть, там – в основе совершенно иная идеология. Идеологически как мне представляется Донбасс и Киев не совместимы на сегодняшний день.

Но эта идеология отличается и от того, что предлагает Россия…

— Да, конечно, она отличается от той идеологии, которая существует в России. Это тоже очень важный момент, который во многом определяет политику Москвы в отношении Донбасса, потому что идеологически мы тоже не совместимы. Не случайно Донбасс в этом плане очень поддерживается Коммунистической партией России. В Донбасс в качестве добровольцев едут националисты из Российского национального единства, Донбасс активно поддерживается лимоновцами. Все это закономерно. Потому что в основу этого государства или квазигосударственного строительства положены идеи социальной справедливости, равенства. И это во многом определяет конфликт между Донбассом и Киевом, потому что здесь совершенно разные исходные идеологические позиции. Как эти люди в Донецке и Луганске могут существовать в едином украинском государстве, когда их виденье государства, виденье общественного устройства принципиально отлично от той официальной концепции, которую пропагандирует Киев? Вот это вот вторая составная часть украинского кризиса.

Читайте также: Обзор мировых СМИ: Киев отделяет Восток

И третья составная часть связана с взаимоотношениями между Россией и Западом, с нахождением или с признанием определенного места России в новой системе координат международной безопасности, в первую очередь европейской безопасности. Потому что то место, которое было предопределено России, ее не устраивает. В Европе, по существу, произошла и происходит европейская экономическая интеграция, но она развивается без участия России. Создана европейская или евроатлантическая система безопасности на основе НАТО, и там нет места для России. То есть Россия, как европейское государство, из процесса принятия решений по вопросам европейской безопасности вытеснена, что для нее неприемлемо в принципе. Поэтому она и борется за то, чтобы эту систему поломать, с тем, чтобы создать другую систему, в рамках которой было бы найдено место для нее. Она исходит из того, что место России в новой системе европейской безопасности должно базироваться на основе модернизированной деятельности ОБСЕ.
Вот три составных части украинского кризиса. И пока решений ни по одной из этих проблем не найдено, а, следовательно, и, конфликт между РФ и Западом, между Россией и Украиной, гражданская война на Украине не прекратятся. 

Мы говорим об идеологической стороне конфликта. Но есть ведь и экономика… А украинская экономика находится, как известно, в предынфарктном состоянии: сплошные долги, ВВП страны упал на 10 процентов, инфляция и т.д.

— Проблема украинской политической элиты заключается в том, что она не может выйти из заколдованного круга — с одной сторон, Украина хочет быть политически независимой от России, но, с другой стороны, экономически от России она оторваться не в состоянии, поскольку народно-хозяйственный комплекс и Украины, и России теснейшим образом связаны.  Разделить экономику этих двух стран, конечно, можно, но это крайне болезненно в первую очередь для украинской экономики. Поэтому проблемы украинской экономики связаны как раз с тем, что логика ее развития и экономические интересы не стыкуются с политической идеологией и с политическими интересами украинской элиты. И с этой точки зрения, встает очень важный вопрос: кто кого, в конечном счете, заставит считаться с реалиями? Либо экономика заставит политиков изменить политические ориентиры, либо политики будут насиловать экономику до тех пор, пока украинское государство не развалится и не перестанет существовать.

Читайте также: Блокирование Донбасса. Зачем Украина воюет сама с собой?

На сегодняшний день пока превалируют политические интересы. Украинская политическая элита не хочет считаться ни с какими экономическими реалиями и пока она делает всё для того, чтобы по максимуму разорвать экономические связи с Россией. Но придет время, когда эти экономические реалии заставят формировать украинскую политику, в том числе и в отношении России, таким образом, чтобы способствовать экономическому развитию самой Украины. Дело все в том, что на сегодняшний день разрыв экономических связей с Россией не может быть компенсирован никакими экономическими связями с ЕС. Только российский рынок является потребителем машиностроительной продукции Украины, только российский рынок является точкой приложения для украинской рабочей силы, и только российский рынок или Россия готова наладить сотрудничество с украинскими предприятиями в высокотехнологичных отраслях. И плюс энергетика, постольку поставки газа и нефти возможно осуществлять на выгодных для Украины условиях только из России. Да, конечно, Украина может закупать нефть в Кувейте, да, конечно, Украина может закупать сжиженный газ в Катаре или в Латинской Америке, сейчас на мировых рынках избыток энергоресурсов, но это будет другая цена, которая поставит украинскую экономику и украинскую промышленность в неконкурентоспособные условия. Реверсные поставки газа из Европы не могут покрыть всех потребностей Украины. Поэтому разорвать эту связь, конечно, можно, но для этого нужно полностью переориентировать украинскую экономику на ЕС. По нашим подсчетам на это потребуется 500 миллиардов долларов. Кто такие деньги даст Украине? Никто.

Насколько в Европейском союзе информированы о происходящих событиях, о тех вариантах развития ситуации, о которых мы с вами сейчас говорим?

— Я думаю, что на сегодняшний день понимания на официальном уровне в ЕС, у европейской общественности, в интеллектуальных кругах масштаба украинской катастрофы нет. Недавно я участвовал в работе международной конференции Ассоциации "Центр исследований экономического и социокультурного развития стран СНГ, Центральной и Восточной Европы". И стало очевидным, что в России есть понимание масштабов происходящего, а в ЕС нет. Я думаю, в Европе не понимают реалий и причин того, что происходит на Украине. Мне думается, что они зациклились только на том, что все это возникло в результате происков России. Но это — неправда. И когда общественность в ЕС, а главное эксперты, политики дозреют до понимания масштабов и причин происходящего, тогда, я думаю, будут сдвиги и в политике ЕС, и можно будет говорить и о каких-то реальных путях выхода из украинского кризиса.

И все же, исходя из той ситуации, которая сложилась сейчас, каким вам видится выход из украинского кризиса?

— Во-первых, я бы хотел сказать, что решение украинского кризиса, решение всех проблем, с которыми столкнулось украинское общество, украинское государство, невозможно без договоренности между Россией и Западом, и в первую очередь между Россией и Вашингтоном. То есть здесь должны быть согласованы политические интересы и найдено какое-то компромиссное решение, на основе которого Россия и Запад, Россия и ЕС, Россия и Вашингтон могли бы действовать совместно по урегулированию украинского кризиса. Эта совместная деятельность могла бы быть осуществлена на основе реализации комплекса договоренностей в Минске, а также проведения конституционной реформы и создания федеративной Украины.  Вторая часть этого пакета соглашений между Россией и Западом в отношении Украины заключается в том, что Украина должна получить в результате этих договоренностей своеобразный новый "план Маршалла", то есть должен быть разработан план экономического спасения Украины, который будет предусматривать вливание туда значительных средств, как это было в свое время сделано в Европе в 40-е годы США.  А здесь эти средства могли быть туда закачаны на основе совместных действий России, ЕС и США.   Возможны три варианта развития украинского кризиса: плохой, хороший и умеренный. Самый плохой вариант развития ситуации на Украине – это распад государства на несколько частей и война между ними. Я думаю, что это вариант возможный, но мне кажется, что он маловероятный, потому что на основе идеологии национализма, которая охватила все слои украинского общества, в том числе и проживающих там русских, все-таки создаются какие-то скрепы для того, чтобы объединить общество в рамках этого государства, и у государства есть какие-то ресурсы, которые могут быть использованы для того, чтобы установить контроль над ситуацией в стране. Поэтому я не думаю, что это реальный вариант развития событий на Украине.

Второй вариант – это, так сказать хороший вариант для Украины — когда Россия находит баланс интересов с Киевом, договаривается с Западом, Киев признает власть в ДНР и ЛНР в рамках единого украинского федеративного государства, что потребует изменения Конституции. При этом РФ признает существование в Киеве легитимной власти и на Украине начинается восстановление экономики, на основе получения доступа и на российский рынок, и на рынок СНГ, и получения экономической помощи со стороны Запада. Я думаю, что это тоже маловероятный вариант, потому что Киев на федерализацию страны не пойдет, Запад добиваться согласия Киева на федерализацию страны не будет, а Россия Донецк и Луганск не сдаст, она не может себе это позволить.

Кроме того, в современных условиях, при наличии той власти, которая существует в Киеве, договориться Москве и Киеву будет крайне сложно, и Россия не распахнет, что называется, свои объятья, не предоставит свои рынки, не создаст условия для наиболее благоприятственного развития экономического сотрудничества, потому что отношения между двумя странами по-прежнему будут оставаться очень напряженными.

Поэтому мне кажется, наиболее вероятный третий вариант, умеренный. Это предполагает продолжение вялотекущей гражданской войны, усилия со стороны со стороны Киева по установлению контроля над всей страной, и не допущению перехода отдельных регионов страны под управление тех или иных олигархов, в данном случае, скажем, в первую очередь Коломойского. Киев будет стремиться блокировать появление   сепаратистских тенденций в других регионах Украины. Возможно обострение политической борьбы между различными партиями в парламенте и, выход этой политической борьбы из стен парламента на улицу. Без сомнения, будет происходить ухудшение социально-экономической ситуации в стране. В этой ситуации возможен в какой-то форме новый государственный переворот, приход к власти какого-то диктатора, который будет опираться может быть на армию, на добровольческие батальоны, которые становятся в результате последних выборов в Раду самостоятельной и активной политической силой. Это может означать установление репрессивного радикально-националистического режима. Этот третий вариант, как мне кажется, наиболее вероятный. Поиски выхода из украинского кризиса займут, видимо, много лет.

Читайте также: Прощай, поезд. Прощай, Киев. Прощай, Москва

Самое читаемое
    Темы дня