наверх
11.12.201715:25
Курсы валют НБУ
  • USD25.780.00
  • EUR30.420.00

Миссия миротворцев в Донбассе завершится провалом

Миротворцы в Донбассе: быть или не быть? (298)

(обновлено: )3864234
Европейские партнеры ограничатся глубокой озабоченностью и не пойдут на размещение своей миротворческой миссии в Украине, считает политолог Кирилл Сазонов.

РИА Новости Украина — радиостанция Голос Столицы

Германия выступает за размещение миротворцев на всей территории АТО на Донбассе, а не только на линии соприкосновения. Об этом заявила заместитель спикера немецкого правительства Ульрике Деммер.

По словам заместителя спикера, Берлин приветствует в целом инициативу российского президента Владимира Путина об отправке миссии ООН на Донбасс, однако некоторые детали предложения Москвы Берлин воспринимает скептически.

Ранее Путин заявил, что согласен на размещение миротворцев ООН, но только вдоль линии разграничения на Донбассе. В тот же день, 5 сентября, стало известно, что соответствующий проект резолюции уже передан российской стороной Генсеку ООН.

Постпред Украины в ООН Владимир Ельченко сообщил, что существует и украинский проект размещения миротворцев на Донбассе. Он разработан давно, однако не подавался в структуры ООН, поскольку был риск, что его заблокирует Россия. Сейчас этот проект украинская сторона готова подать как альтернативный.

Вероятность размещения миротворцев ООН на Донбассе прокомментировал в эфире радиостанции Голос Столицы политолог Кирилл Сазонов.

Почему два года мы говорили о необходимости введения миротворцев, но до конкретных предложений на уровне ООН дело так и не дошло?

—  С самого начала Россия предупредила, что будет наложено вето на введение миротворцев на Донбасс. И поэтому не имело смысла даже подавать любые официальные документы. Потому что в том формате, в котором это интересно Украине, Россия это заведомо блокирует.

А в итоге получилось, что мы потеряли инициативу. Или не потеряли?

— Наша инициатива — ввести миротворцев, но не по линии разграничения, а на границе между Украиной и Россией. Что интересно, Госдеп США выступил с достаточно жестким заявлением, что миротворцев необходимо вводить тогда на всей территории оккупированного Донбасса. И тут очень интересный момент, потому что за шесть месяцев этого года, если я не ошибаюсь, было 480 эпизодов препятствования действиям миссии ОБСЕ, причем все это — на неконтролируемой территории. То есть это боевики. Из них 13 случаев сопряжены с насилием. То есть представляете, если будет вооруженная миссия, миротворцы ООН на той территории, им тоже будут препятствовать, их тоже будут пытаться задерживать, они будут отстреливаться. И начнется, фактически, полноценная война уже войск ООН на территории Донбасса. Я думаю, что наши осторожные европейские партнеры ограничатся опять глубокой озабоченностью и на это никогда не пойдут.

Вряд ли кто-то из западных стран хочет отправлять своих военных на территорию, где до сих пор идут боевые действия…

— Потому что они ценят жизни своих граждан, своих военных. А во-вторых, вопрос цены. Украинский военный застрахован 100% на 640 тысяч гривен. Польский военный — на два миллиона долларов. То есть немецкий, французский, итальянский военный застрахованы еще дороже. То есть они ни в коем случае не захотят умирать за непонятную им Украину. И тогда мы можем получить миссию ООН в составе России и стран договора о коллективной безопасности. То есть это Армения, Узбекистан, Беларусь, Казахстан.

А что в этом контексте тогда делать Украине? 20 сентября Петр Порошенко должен выступить перед Генассамблеей ООН, подать свою идею о необходимости введения миротворцев. А в это время документы, поданные Россией, уже есть в Совбезе. Два этих процесса могут объединиться каким-то образом?

— Если не забиваешь ты, забивают тебе. То есть, если ты теряешь инициативу, то начинаешь играть по чужому проекту, и ты заведомо играешь по чужим правилам, ты обязательно проиграешь, потому что правила писал не ты. Если Украина сейчас начнет перетягивать вопрос миротворцев с Россией, то в лучшем случае она уйдет без потерь и получится еще и у России образ страны, которая ищет мира, ищет какого-то компромисса. То есть мы в любом случае уходим с потерями. Поэтому Украине нужно перехватывать инициативу, этот пункт про миротворцев выносить, он совершенно бесполезен в законопроекте, и принимать срочно законопроект, признавать территории оккупированными, Россию — агрессором. Это мяч на нашем поле тогда, и совсем другая, гораздо более сильная переговорная позиция не только по миротворцам, а вообще по закрытию вопроса с оккупацией Донбасса.

То есть этот закон нужно принимать до заседания Генассамблеи ООН?

— По-хорошему этот закон следовало принять еще в мае, в июне. Когда Запад уже, в принципе, дал понять, что он готов принять этот закон как данность.

Какие шансы на то, что этот документ пройдет сейчас через ВР?

— Там с самого начала боролись две концепции. Очень жесткая концепция СНБО Александра Турчинова по признанию территорий оккупированными, и гораздо более мягкая позиция Порошенко, Банковой, по миротворцам, по минским соглашениям. И вот поскольку президент собирается вносить этот закон, то, скорее всего, они будут тянуть до 20 числа, тем самым уступая России инициативу. А внести его можно сейчас, через ВР он пройдет, потому что есть поддержка 100% НФ, есть поддержка очень приличная БПП, есть поддержка "Самопомочи", скорее всего, поддержит "Радикальная партия" законопроект. То есть голоса за него однозначно будут, за жесткий законопроект. И это даст нам козыри. Это уже наши правила игры, и тут уже мы будем выигрывать.

Две абсолютно противоположные концепции, которые продвигают Россия и Украина, в первую очередь, касаются сторон конфликта. На уровне ООН какая позиция на сегодняшний день имеет больше шансов на поддержку?

—  На самом деле да, ради этой строчки писалась вся песня. Россия очень хочет с любыми миротворцами, с любым диалогом посадить за стол переговоров Украину, международную любую организацию и представителей так называемых ДНР, и с ними как-то согласовывать вопросы. Это нелепо, потому что это то же самое, что заставить полицию вести переговоры с бандитами о правила патрулирования города. Мы ни в коем случае не должны на это соглашаться. И тут даже не вопрос о том, какой проект имеет большую поддержку в ООН. Мы не имеем права согласиться на российский проект, и должны тут тоже перехватывать инициативу.

Есть ли возможность у Украины заблокировать этот проект в случае, если он будет обсуждаться, например, в Совбезе ООН? Пункт про согласие сторон в данном случае выступает в пользу Украины?

— Украина может его заблокировать, но если мы допустим сам факт принятия такого решения, который вынуждены блокировать, это будет говорить о сумасшедшем проигрыше нашей дипломатии и об очень больших проблемах в оценке международных организаций. То есть это уже будет проигрышем.

Политолог Кость Бондаренко высказал мнение, что наряду с этой инициативой, Москва может пойти на смену руководства ЛДНР, чтобы в какой-то степени снять одиозных уже Захарченко и Плотницкого.

—  Москва предлагала это давно. Когда они настаивали на амнистии, им дали понять, что Украина не может амнистировать палачей, убийц, которые позировали перед камерами. Россия быстро сказала: ребята, если вы не можете, мы это сделаем сами. И сразу взорвали Моторолу, взорвали Гиви, отстреляли массу одиозных персонажей. Точно так же они могут ликвидировать Захарченко, Пушилина, кого угодно. Они поставят приличных мальчиков в костюмах, в белых рубашках, которые ни в чем плохом не были замечены, и всегда хотели только мира. Я уверен, что эти мальчики уже готовы, и даже можно предположить несколько фамилий. То есть Россия готова уничтожить все одиозных боевиков своими руками, лишь бы переговоры прошли по их сценарию.

Для украинской стороны это что-то меняет?

— Ничего. Смена кукол, которых дергают за веревочку, не влияет на сценарий спектакля никоим образом.

На уровне ООН РФ имеет гораздо больше влияния, чем Украина. И здесь придется искать точку компромисса между двумя крайними вариантами, которые на сегодняшний день предлагают Киев и Москва. Возможен ли такой компромиссный вариант? Или патовая ситуация?

— Ситуация патовая. Потому что Россия действительно задает резонный вопрос на все неофициальных, неформальных переговорах на высшем уровне: что нам уступит Украина? Что мы будем иметь от мира? Что получит конкретно Кремль? А Украине в принципе нечего им предложить. Потому что все, что можем уступить, это часть нашей независимости или ее полностью. То есть Украине на самом деле отступать некуда, мы в той ситуации, когда ничем не можем пожертвовать. Ситуация пока патовая.

И в этой ситуации никакие компромиссы невозможны?

— Да, потому что любой компромисс — это украинские уступки, а нам, я повторюсь, нечего уступать.

Мы на сегодняшний день подали свои официальные предложения относительно миротворцев на Донбассе, но мы не знаем о расчетах, о количестве миротворцев, которые необходимы, о финансировании этой миссии. Мы здесь должны перехватить инициативу? Или это дело экспертов ООН?

— Мы можем озадачить свой Минфин, можем попросить ООН рассчитать, но поскольку мы принципиально расходимся в позициях, куда должны войти миротворцы — на линию разграничения или на оккупированную территорию, то до реализации проекта дело не дойдет. Поэтому, в принципе, эти подсчеты можно делать в любом формате, они не пригодятся.

Читайте также: Все на волю! Какую амнистию подготовил атошникам Порошенко?

Ранее политолог Михаил Погребинский заявил, что цель законопроекта о деоккупации Донбасса — перенести выборы в Верховную Раду на более поздний срок.

Также заместитель министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Украины Георгий Тука в эфире "ГС" рассказал, что представляет собой алгоритм распределения средств, выделенных Евросоюзом на восстановление региона.

Темы дня