наверх
25.07.202111:55
Курсы валют НБУ
  • USD27.05- 0.14
  • EUR31.85- 0.19

Бандера раздора. Что ждет украино-польские отношения

(обновлено: )3372251
Признание польским Сеймом Волынской резни геноцидом вбило серьезный клин между Польшей и Украиной, который может на долгие годы разрушить отношения между двумя странами.

Виталий Филипповский, политический аналитик 

22 июля польский Сейм практически единогласно (432 голоса из 442) поддержал ранее принятое обращение Сената о признании событий, произошедших на Волыни в 1943 году геноцидом польского народа. Речь идет о массовом уничтожении гражданского населения, преимущественно польского, организованного Украинской повстанческой армией.  Историки до сих пор спорят о количестве жертв – называют и двадцать, и сто тысяч человек.

Читайте также: В Польше идет усиление национализма – Ярошенко

Оставим однако историческую подноготную и посмотрим исключительно на политический контекст такого решение. 

Естественно речь идет о давней ране польского народа, которая всегда была камнем преткновения в отношениях между нашими странами и ловко использовалась в политических целях. Рана не зажила, поэтому боль то обострялась, то на время затихала, но всегда давала о себе знать. Все потому что точку в этой трагедии ни мы, ни поляки так и не поставили. Для этого необходимо было вести диалог и быть готовыми к примирению. Вместо этого тема обросла мифами и перекачивала в лоно политической риторики, в котором превратилась в удобным повод для националистических спекуляций с обеих сторон. 

Сегодня же, когда политику в Варшаве и в Киеве во многом определяют националистические силы, тема Волынской резни снова вышла на передний план. В частности, в Польше этот вопрос активно используется в риторике партии "Право и справедливость" Ярослава Качиньского, которая известная своими националистическими взглядами. Для польских правых выпячивание таких исторических тем — одна из форм ведение агитации и расширения своего политического влияния. В 2015 году партия Качиньского стала триумфатором парламентских выборов, набрав 37,6%. Сегодня националисты продолжают набирать обороты, что вызывает явное раздражения у действующего президента Польши Анджея Дуды. 

Зеленый свет для решения Сейма своим польским друзьям по идеологии дали именно украинские националисты, продвинувшие накануне идею переименования в Киеве Московского проспекта в проспект Степана Бандеры (привет Владимиру Вятровичу). Лучшего повода полякам сложно было предоставить. 

В итоге имеем серьезнейший вызов в украинско-польских отношениях, и уже сейчас поведение официальных лиц показывает, что он не пройдет бесследно. Президент Украины Петр Порошенко занял в конфликте крайне невнятную позицию. С одной стороны, он во время саммита НАТО в Варшаве становится на колени перед памятником жертвам Волынской резни, с другой, спустя несколько дней заявляет о том, что сожалеет о решении польских парламентариев. Но главное не это. Порошенко возглавляет политическую систему, которая героизирует Бандеры и ОУН-УПА, поэтому у него нет морального права говорить ни о каком примирении. Это могли себе позволить Кучма и даже Янукович, которые сохраняли политическое лицо и избегали откровенных извинений перед поляками только потому, что на официальном уровне Бандера и близко не рассматривался как национальный герой.

Поляки отвечают нам взаимностью. "Мы никогда не сможем забыть то преступление против поляков и то, что оно было проигнорировано. Это был геноцид, и я хочу подчеркнуть это", — прямая цитата Ярослава Качиньского. Это говорит о том, что радикальная часть Польши собирается строить на базе Волынской резни новое политическое сознание, и это может обернуться ситуацией аналогичной нынешним отношениям между Турцией и Арменией на почве геноцида 1915 года. 

По сути, и Украина, и Польша, оказались в политическом тупике, из которого еще долго не получится выбраться. Конкретно – до тех пор, пока страны не избавятся от националистических предрассудков. 

Пока же охлаждение отношений с Польшей чревато для нас целым рядом политических и экономических рисков.

Первый – Польша на данный момент остается одним из немногих адвокатов Украины в ЕС. 

Да, это не Германия, и впрягаются за нас поляки вовсе не по альтруистическим мотивам, но это хоть что-то. Если мы потеряем поддержку Польши, вести диалог с Брюсселем, от которого в политическом плане полностью зависят наши элиты, станет гораздо сложнее.

Второй – Польша является одним из главных торговых партнеров Украины. 

В лучшие времена товарооборот между нашими странами доходил почти до 7 млрд долларов в год. Сейчас цифра по объективным причинам ниже, но именно Польша рассматривалась многими экономистами как перспективный рынок сбыта украинских товаров. Если политические отношения между Киевом и Варшавой продолжат ухудшаться, это неизбежно ударит и по экономическому сотрудничеству.

Третий – Польша, без преувеличения, уже стала настоящей Меккой украинских гастарбайтеров и коридором для эмигрирующих в ЕС. 

Только официально в Польше работают более миллиона украинцев, у которых на полном содержании находятся семьи на родине. Вдумайтесь только, в 2015 году заробитчане перевели в Украину из Польши 5 млрд евро. Это сумасшедшая сумма, которая сыграла свою роль в том, что страна еще как-то пережила последние несколько лет, ознаменовавшиеся девальвацией гривны. В случае потери политической лояльности, украинских мигрантов может ждать очень несладкое будущее (вспомним турецких рабочих в Москве), а в Украине информация о создании нескольких миллионов новых рабочих мест, мне как-то не попадалась.

На фоне этих достаточно серьезных рисков власти неплохо было бы задуматься и выбирать, что для нее важнее – национальные интересы и перспектива в выстраивании взаимовыгодных отношений с соседями или героизация тех страниц своей истории, о которых лишний раз не стоило бы вспоминать, не говоря даже о том, чтобы выносить на государственный и тем более международный уровень.

Самое читаемое
    Темы дня