наверх
14.12.201900:05
Курсы валют НБУ
  • USD23.50- 0.07
  • EUR26.26+ 0.01

Требования Госдепа, выборы на Донбассе, саммит Украина-ЕС. Мнение политолога

"Нормандские переговоры" по Донбассу в Минске (417)

(обновлено: )494448
Если народные депутаты будут ставить интересы страны на второй план относительно политических интересов, то рано или поздно они дождутся момента, когда страны уже не будет, заявил политолог, эксперт по конституционному праву Александр Москалюк.

Вопрос с экстрадицией Надежды Савченко до сих пор не решен. Вместе с тем 27 апреля в Киев прибыла помощник государственного секретаря США по вопросам Европы и Евразии Виктория Нуланд, на фоне ее визита стало также известно, что саммит Украина-ЕС перенесли на сентябрь.

Итоги дня в эфире радиостанции Голос Столицы подвел политолог, эксперт по конституционному праву Александр Москалюк.

Надежда Савченко может получить документы, которые необходимы для экстрадиции. Насколько это возможно? 

– Вы знаете, мы живем в таком мире, в условиях гибридной войны, когда может быть все. 

Что касается экстрадиции, до конца не понятен тот механизм, который хотят применить обе стороны для того, чтобы был произведен обмен. И при этом было сохранено лицо. 

Есть два возможных на самом деле варианта. Первый вариант – это когда применяется обоюдно институт помилования. С одной стороны – президентом Украины, с другой стороны – президентом РФ. Но там есть определенный нюанс, прежде всего связанный с тем, что как по законодательству Украины, точно также по законодательству РФ, предусмотрено обязательно ходатайство той стороны, относительно которой есть приговор. 

Поэтому, учитывая то, что мы прекрасно понимаем, что Надежда Савченко не будет ходатайствовать, остается еще второй вариант, который редко применяется. Это обмен  при помощи помилования. Но более вероятен вариант, когда применяется схема, при которой отбывание наказания будет происходить на территории, соответственно российских ГРУ-шников – России, и на территории Украины – Надежды Савченко. 

Но в чем нюанс. Я, честно говоря, не до конца понимаю именно юридический механизм. Почему? Потому что у нас с Россией нет этого договора, который предусматривает возможность отбывания наказания на территории другой страны. И я думаю, что есть определенные сложности и со стороны РФ.

Потому что для того, чтобы такой документ действительно был реален, для этого необходимы подписи обеих сторон. И могут быть какие-то мелочи, буквально одна запятая, и российская сторона может отказываться. 

И в этом заключается основная загвоздка, как мне кажется, в процессе обмена.

Приезд Нуланд – позитивное событие для Украины, или не очень?

– Нуланд исполняет своего рода контрольную функцию и, соответственно, в рамках этой контрольной функции был этот визит. 

Конечно, необходимо было и познакомиться с новым правительством. Приезд Нуланд – это дежурное техническое обслуживание, которое Украина должна проходить перед той страной, которая сейчас на международной арене в большей мере, чем другие страны, защищает интересы Украины. 

Кроме того, накопился ряд достаточно серьезных вопросов, потому что для США очень важно, чтобы Украина показала позитивные результаты.

Депутат Войницкая у себя в Facebook написала, что якобы госдеп настаивает на том, чтобы Украина провела амнистию боевикам. После чего удалила свое сообщение.

– Дело в том, что наши народные депутаты свои партийные или узкопартийные интересы ставят выше, чем интересы народа. Это, во-первых. Во-вторых, это желание высказаться побыстрее.

Это не является методом дипломатии. Дипломатия, наоборот, предусматривает задержку во времени, и чем больше ты молчишь, тем больше выигрываешь. 

Наши народные депутаты, наверное, думают по-другому и имеют, во-первых, плохое представление о дипломатии, во-вторых, когда народные депутаты делают такие достаточно резкие заявления, это показывает отсутствие глобального мышления.

Когда говорится по поводу амнистии боевиков – четко в законодательстве Украины сказано, кто подлежит амнистии. Там не подлежат амнистии люди, которые подозреваются в умышленных убийствах, изнасилованиях, в разбоях и других тяжелых преступлениях. Это первый момент. 

Второй момент, если мы говорим об особом статусе. Об этом тоже не один раз говорилось. Ведь вопрос заключается в том, что этот статус можно по-разному выписать. И можно в законе продублировать положения, которые фактически сведут на нет этот особый статус и он не будет отличаться от особого статуса других районов Украины. 

Хотелось бы, чтобы темы, связанные с парламентскими выборами, пиаром в контексте этих выборов отходили на второй план, тем более, если мы говорим об интересах страны. Потому что если интересы страны ставить на второй план относительно политических интересов, то рано или поздно можно достичь ситуации, когда страны не будет.

Нуланд заявила, что выборы на временно оккупированных территориях Донбасса должны соответствовать законодательству. Насколько реально там подготовиться к настоящим украинским выборам?

– Если мы говорим про то законодательство, которое нынче есть, то, в принципе, мы не сможем там провести выборы. 

Понятное дело, что эти самопровозглашенные ЛНР и ДНР не смогут провести выборы, поскольку их деятельность не подпадает под украинское законодательство, в том числе, по времени легализации политических партий. То есть, партия должна минимум год просуществовать, быть зарегистрирована в Минюсте для того, чтобы принять участие в выборах. Поскольку они не существуют, они не смогут принять участие. 

Соответственно, они все, любые моменты, связанные с выборами, будут блокировать либо настаивать на том, чтобы свою модель выборов навязать. Это, во-первых. А во-вторых, прекрасно понимаем, что международные стандарты предусматривают информационное определенное поле и возможность донесения информации, когда действительно существует свобода выбора. В нынешних условиях свободы выбора в принципе быть не может. И поэтому все прекрасно понимают, что выборы должны произойти в соответствии с Минскими соглашениями, но когда они должны произойти, исходя из реалий, сказать достаточно сложно. 

Тем более, что есть, действительно, реальные достаточно преграды для того, чтобы эти выборы произошли. И в первую очередь эти преграды будут касаться тех лидеров так называемых ДНР, ЛНР, которые попросту не смогут принять участие в них. А, конечно, они хотят и дальше продолжать иметь влияние. 

Эти люди с достаточно большой степенью вероятности являются военными преступниками, понятное дело, что на них не будет распространяться никакая амнистия украинского законодательства. Им в первую очередь не выгодны такие выборы.

Рискнут ли участвовать в этих выборах сбежавшие из Украины политики?

– Виртуально они могут принять участие за пределами Украины, в принципе. Но тут другой аспект, связанный с тем, что если, допустим, тот же Янукович принял российское гражданство, то он уже не может принять участие в выборах. 

Много других моментов, по которым, в принципе можно будет этих лиц не допустить к выборам. И прежде всего, это как раз вопрос к правоохранительным органам. Ведь за то время, если бы были приговоры, то тогда бы вообще эти вопросы не возникали. Суды имели возможность выносить приговоры, были внесены изменения в УПК, которые дали возможность так называемого заочного рассмотрения и заочного как раз судебного решения касательно вины тез или других лиц. 

И это необходимо было в том числе в связи с тем, чтобы все же возвратить деньги на территорию Украины, те, которые были у этих лиц. Но, к сожалению, как мы знаем, ничего этого не произошло. А раз так, у них, в принципе, сохраняется такая виртуальная возможность действительно принять участие в выборах.

Стало известно, что саммит Украина-ЕС перенесен на сентябрь. Насколько это плохо для нас?

– На самом деле европейские элиты в большинстве стран понимают необходимость вовлечения Украины в Европу. Потому что Европе элементарно нужны квалифицированные и неквалифицированные рабочие руки. Но объяснить это избирателям пока они не могут. 

И тут существует определенный конфликт. С одной стороны, есть осознание объективной необходимости вовлечения Украины в Европу. А с другой стороны, все-таки, в Европе политики несут ответственность перед избирателями. И они прекрасно понимают, что потеря голосов означает уход от власти. А уход от власти политики ни в одной стране мира не хотят. 

Это только наши такие романтические представления, что там политики намного лучше. Ничего подобного. Все равно человеческая природа одинакова, в том числе человеческая природа тех людей, которые идут в политику. 

Также нам надо перестать воспринимать Европу, как единственный целостный организм. Даже с точки зрения ментальности, думаю, вы со мной согласитесь, ментальность греков, которые являются тоже европейцами, отличается от ментальности шведов. А ментальность испанцев отличается от ментальности немцев.

Повлияет ли перенос саммита на получение Украиной безвизового режима?

– Я думаю, что безвизовый режим, скорее всего, будет получен Украиной летом, тем более, что существует достаточно много ограничений, которые фактически ограничивают этот безвизовый режим. Это так называемый квазибезвизовый режим. Достаточно много ограничений.

А не получим ли мы еще больше ограничений в сентябре во время этого саммита?

– Я думаю, что не получим по одной простой причине. ЕС сам очень серьезно заинтересован в Украине. 

Я думаю, идет определенного рода подготовка. Как раз этот переходной этап европейцам необходим для того, чтобы был безвизовый режим именно для Украины. Почему? Потому что украинцы, в отличие от других возможных стран, из которых происходит миграция, очень хорошо ассимилируются. У украинцев нет в правилах создания общин, которые бы очень четко изолировались от остальной части населения, это особенности ментальности. 

Поэтому я все же думаю, поскольку сами европейцы заинтересованы, они готовят население к этому факту.

В какую сторону нужно менять имидж Украины?

– Я считаю, что имидж – это вторичный фактор по отношению к экономическим успехам. Имидж строится на вопросе истории. Но если мы будем зацикливаться на истории, то мы в ней утонем. 

Мы должны начинать строить имидж заново и прекрасно понимать, что в мире успех страны определяется экономикой. Есть две модели, если мы говорим об авторитарном государстве. Основной имидж страны – это успехи на спортивной арене. Возможно, эти ресурсы стоило бы направить на подготовку спортсменов к Олимпийским играм. Это тоже вариант. 

Но есть много экономически развитых стран, где не тратятся огромные деньги на спорт, а основная ставка делается на экономические успехи, которые оказывают влияние и на имидж.

Как на имидже страны повлияет скандал с Шустером?

– Эта ситуация, когда из мухи раздули слона. Конечно, на этой ситуации можно сыграть. Европейские и, в том числе, международные организации, не оставят незамеченным факт, связанный с Шустером. 

Другой вопрос, что мы должны тоже относится критически к этой ситуации, потому что, к сожалению, анализ любой ситуации в стране происходит сквозь призму эмоций. Это постреволюционный синдром. И степень эмоциональности общества такая, что любые рациональные возможности не учитываются. В этом контексте надо принимать более взвешенные решения. Не всегда везде нужно видеть руку президента, потому что у нас безалаберности и безответственности хватает на всех.

То, что инкриминируется Шустеру, имеет под собою юридические основания и нужно подождать, чтобы общество научилось слушать все стороны.

Читайте также: Эксперт: Киев должен поделиться властью с Донбассом

Ранее Михаил Погребинский в эфире 106 FM заявил, что выполнение условий минских соглашений – единственный способ сохранить территорию Донбасса в составе Украины.

Отметим, что многие зарубежные политики до сих пор воспринимают конфликт на Донбассе как незначительные беспорядки на местном уровне, поэтому работа миссии ОБСЕ необходима, чтобы наблюдатели рассказывали в своих странах, что на самом деле происходит на востоке Украины. Такое мнение в эфире радиостанции Голос Столицы высказал политолог-международник Ростислав Томенчук.

Самое читаемое
    Темы дня