наверх
22.04.202416:30
Курсы валют НБУ
  • USD26.89+ 0.03
  • EUR31.83+ 0.14

Нас водила "Молодость" и завела… выбирайтесь сами

(обновлено: )72924
На открытии кинофестиваля в речах двух президентов (действующего и третьего) в той или иной степени конкретизации прозвучало определение фестиваля как участка восточного фронта.

Алекс Последышев, кинообозреватель

Нет ничего удивительного в том, что в критические моменты истории (один из которых переживает сейчас Украина) литература, кино, музыка самых разных жанров становятся отражением важных событий и явлений в жизни общества. Другое дело, что нет однозначного ответа на давний вопрос, остаются ли они в этот момент искусств или все же, окрашенные идейными императивами времени, приобретают несколько иное качество. И этот вопрос раз за разом всплывает в ходе просмотров лент из самых разных программ проходящего ныне в Киеве кинофестиваля "Молодость".

Конечно, всем давно известно, что "жизнь – это борьба", но ведь бороться можно по-разному и за разные идеалы. Вот, например, маленький герой польской конкурсной короткометражки "Лила" Доминики Лапки отчаянно (в буквальном смысле до смерти) борется за внимание своей матери. Или же две подружки – героини еще одной короткометражки "Вырванная" Эмманюэль Нико (хотя, по нашему скромному мнению, стоило бы назвать эту ленту "На разрыв") – борются за себя и свое право взрослеть, идя по своему индивидуальному пути. Герой студенческой ленты "Набилла" — немецкий военный, служащий в Афганистане, разрывается между военной субординацией и собственными представлениями о морали и долге. 

Смотрите также: Фестиваль "Гогольфест-2016" в Киеве

Эти индивидуальные морально-этические борения носят общечеловеческий характер и составляют неотъемлемую часть кино как искусства. Другое дело, когда складывается ощущение, что отдельные фестивальные программы и фильмы, в них включаемые, формируются исходя из побуждений, носящих определенный идеологический налет (при этом сами фильмы могут быть абсолютно выдающихся художественных качеств), что и превращает фестиваль в площадку для идейной борьбы. Такое ощущение в отношении к нынешней "Молодости" возникло еще на открытии, когда в речах двух президентов (действующего и третьего) в той или иной степени сформулированности прозвучало определение фестиваля как участка восточного фронта. И оно, это ощущение, лишь усиливается, когда видишь в программе такие названия, как "Рождение нации" американца Нэйта Паркера (о кровавом восстании чернокожих рабов в 1831-м году под предводительством проповедника Тернера), "Свобода или смерть" украинца американского происхождения Демиана Колодия, или же целые программы вроде "Венгерской рапсодии", приуроченной к 60-й годовщине подавления советскими войсками восстания в Будапеште (при всем том, что это как раз тот случай, когда каждый из фильмов, в нее входящих, является, чуть ли не шедевром).

Подозрения на предмет излишней идеологизированности 46-й "Молодости" достигают своего апогея, когда в программе обнаруживается документальная лента "Мустафа" о господине Джемилеве, которая заведомо подается как событие. И это мы еще не вспомнили об излюбленной (уже в течение многих лет) сфере борьбы дирекции "Молодости" — борьбы за гендерное равенство и повсеместно попираемые на украинских просторах права членов (выразимся политкорректно) сообщества ЛГБТ, из года в год отражаемой в специальной конкурсной программе "Солнечный зайчик". 

В общем, одна сплошная борьба. Повторимся, в этом нет ничего дурного, но все же представляется, что более приемлемой является ситуация, когда не искусство идет на поводу идеологических запросов исторического момента, а определяет и формирует этот момент.

Самое читаемое
    Темы дня