наверх
16.07.202422:57
Курсы валют НБУ
  • USD26.89+ 0.03
  • EUR31.83+ 0.14

Эксперт о конфликтном Саакашвили и встревоженном МВФ

Саакашвили в Одессе (310)

(обновлено: )323260
МВД начало расследование по поводу видео из зоны АТО, опубликованного Саакашвили, МВФ может приостановить сотрудничество с Украиной, а в Кабмине предложили платить чиновникам не менее 25 тыс грн. События комментирует Ярослав Павловский.

Министр инфраструктуры Андрей Пивоварский назвал оптимальную, по его мнению, зарплату для сотрудников министерства. Он отметил, что оклад чиновников должен составлять в среднем не меньше 25 тысяч гривен в месяц, плюс соцпакет и медицинская страховка. Также он обратил внимание на риски, с которыми связана работа чиновников, которые рушат коррупционные схемы на миллиарды долларов, поэтому они также должны получать адекватную зарплату.

Тем временем Михаил Саакашвили, который обнародовал видео из зона АТО, показал лица бойцов, а также их местоположение. По словам спикера АТО Андрея Лысенко, по этому факту МВД уже начало расследование.

Читайте также: Запад не поддержит Саакашвили в борьбе с Порошенко — депутат

Не самая позитивная новость пришла из МВФ. Глава валютного фонда Кристин Лагард заявила, что ей будет сложно продолжать сотрудничество с Украиной по программе расширенного финансирования без надлежащей борьбы с коррупцией.

Также в среду, 10 февраля, Генеральная прокуратура призвала парламент отсрочить вступление в силу закона о Государственном бюро расследований. В ГПУ уверены, что это может критически отразиться на качестве расследований трагических событий, произошедших на Майдане.

Эти и другие ключевые события в эфире радиостанции Голос Столицы прокомментировал директор Института информационного общества Ярослав Павловский.

Андрей Пивоварский заявил, что сотрудник министерства должен получать не менее 25 тыс гривен. Насколько обоснована такая зарплата?

— Я здесь полностью согласен с Пивоварским, с Лещенко, который говорит, что дешевый чиновник — это источник коррупции. И Пивоварский совершенно прав, потому что сегодня доходная часть чиновника среднего уровня такого влиятельного министерства, как Мининфраструктуры, которое занимается железнодорожными перевозками, вопросами портов, авиасообщения, телекоммуникации, должна составлять больше 1000 долларов. А чиновник уровня руководителя департамента или заместителя министра, я думаю, может претендовать на доходную часть в виде десятков тысяч долларов.

Только тогда чиновники не будут думать о взятках?

— Без сомнения. Но поймите, что речь идет об идеальном чиновнике, в идеальной стране. Если Пивоварский сможет найти какие-то внебюджетные фонды для стимулирования работы своих технократов, которых он привлечет, а при этом в стране будет действовать коррупционная круговая порука, то нет не то что гарантий эффективной работы таких чиновников, а наоборот, есть 90% гарантии того, что рано или поздно — вопрос только во времени — это технократическая система сгниет. Можно легализовать в известной степени рынок труда. Можно легализовать оборот товаров и услуг. И если эта оптимизация произойдет хотя бы на уровне 30%, то зарплаты, озвученные Пивоварским, будут не только реальными, они будут гарантированы.

Можно ли тогда ввести жесткий контроль за чиновниками, которые зарабатывают такие деньги?

— И можно, и нужно, но вопрос не в этом. Если вы обратитесь к экспертам, которые исследуют природу коррупционных деяний, они вам все в один голос будут говорить о том, что ликвидировать коррупцию исключительно силовыми, карательными методами невозможно. Это общая тенденция, которая касается коррупции и политической, и бытовой. Коррупция ликвидируется симбиозом методов, политической культурой, повышением культуры взаимодействия гражданина и государства, а также карательными методами. Но исключительно карательным образом бороться с коррупцией не будет эффективно. Я надеюсь, что закон "О государственной службе", постоянный контроль гражданского общества за деятельностью министерств и ведомств смогут привести к поэтапной эффективной борьбе с коррупцией. Сначала это будет 10% легитимизации бизнеса, затем 20%, 30%, 40%. И тогда мы будем говорить и об эффективной государственной модели, и о высоких зарплатах не только чиновников, а также и работников этой сферы.

Михаил Саакашвили обнародовал видео с передовой, где "засветил" лица бойцов и их месторасположение. Как вы прокомментируете эту ситуацию?

— Недавно было сделано заявление Артемом Шевченко — это пресс-секретарь МВД. Он сказал, что МВД ничего не расследует. Конечно, это может быть игра слов, потому что, возможно, расследует Национальная полиция, а не они. Я думаю, что это подследственно, наверное, "гестапо" какому-то. Речь идет о политической полиции. Дело в том, что я просмотрел всю эту историю, связанную с Саакашвили. Знаете, у меня нет особых сантиментов к нему, но конфликт Авакова и Саакашвили налицо. И тот факт, что якобы этими проблемами с видео очень публичного человека занимаются структуры, которые находятся в подчинении Авакова, вызывает вопросы и сомнения относительно политической целесообразности этого дела.

Расследовать суть этого инцидента необходимо?

— Конечно, необходима и цензура, и пропаганда, необходимо отслеживать ситуацию с информацией, исходящей из зоны АТО. Очевидно, что Саакашвили при построении собственного политического имиджа где-то пересек эту грань. Мы все знаем, что Михаил Саакашвили очень эмоциональный человек, любит пиар. Но я вас уверяю, если вы в Youtube попытаетесь с правильными тегами поискать соответствующее видео, вы найдете не один ролик менее знаковых людей, чем Саакашвили, который раскрывает и лица участников АТО, и их фамилии, а также указывает географические особенности местности, где они снимали.

Это точно такая же подцензурная информация?

— Все то же самое, о чем говорил Андрей Лысенко. Поэтому я еще раз убеждаюсь в том, что эти расследования в отношении Саакашвили, скорее всего, являются следствием каких-то политических процессов, происходящих в украинском обществе. Возможно, это следствие персонального противостояния Авакова и Саакашвили. Хуже будет, если это следствие политической борьбы на уровне президента, премьера. Скорее всего, в Администрации президента происходит активное обсуждение вопроса замены Яценюка на посту премьера. И один из кандидатов — Саакашвили. Даже если Саакашвили не будет ярым претендентом на пост премьера, он является персональным оппонентом Яценюка в украинской политике. Поэтому, пытаясь заниматься "мочиловом" Саакашвили, кто-то начисляет еще и очки в пользу действующего премьера.

МВФ сложно продолжать сотрудничество с Украиной по программе расширенного финансирования без надлежащей борьбы с коррупцией — об этом заявила директор-распорядитель фонда Кристин Лагард. Как вы прокомментируете ее слова?

— У наших северных соседей есть такая поговорка: пока гром не грянет, мужик не перекрестится. Так это, по-моему, только в России работает. В Украине даже не гром нужен, а нужно, чтобы подошел мужик с дубиной, стукнул по голове кого-то из наших чиновников, тогда они поймут более детально, чего от них хотят. Даже смешно бывает, когда западные партнеры устами разных спикеров от послов до руководителя МВФ говорят нам о том, что не работают у нас антикоррупционные модели, а украинский главный чиновник, отвечающий за борьбу с коррупцией на тот момент, генпрокурор Виктор Шокин, приезжает и говорит: я ничего не слышал, никаких претензий ко мне не озвучивали. Выходит, он ждет ноты от МВФ о том, что мы недовольны работой ГПУ и просим принять меры. Когда так делает чиновник топ-уровня, страдает государство на уровне миллиардов даже не гривен, а долларов — это уже не глупости. Раньше это по-другому называли — вредительством. Сейчас, к счастью, подобных формулировок в украинской политике нет, но кадры вредительские у нас остались.

То есть работа по борьбе с коррупцией действительно не проводится?

— У нас прогресс был: закон приняли, антикоррупционного прокурора назначили, провели какой-то конкурс, НАБУ пытались формировать, зарплаты повышали, декларации о политической воле в стране были. Но что оказалось на самом деле? Институциональная готовность была, а политической воли не было, потому что основные обвинения борьбы с коррупцией касаются команд лидеров страны — и президента, и премьера. Пока никто еще не обвиняет лично президента, а вот премьер-министра уже начали постукивать по голове палкой. И я думаю, что недалек тот период, особенно если мы будем говорить о том, что отставка Яценюка — дело решенное, когда уже и президента будут обвинять откровенно в защите коррупционных схем. Поэтому борьба с коррупцией — это тема, которая касается не только украинского общества, но еще и западной демократии. Сегодня выступал посол из Японии, причем выступал на общей коллегии МВД и юстиции, и заявил: вы хорошие ребята, мы следим за вами, но борьбой с коррупцией вы не занимаетесь. Японцев понять можно, потому что совсем недавно у нас был озвучен очередной псевдо-коррупционный скандал о деньгах Киотского протокола. И эти Toyota Prius, которые ездят по Киеву — это часть Киотского протокола. Страна получила громадное количество денег, несколько миллиардов гривен, которые она должна была тратить на экологические цели. И вот недавно премьер-министр, как у нас это стало модно, в публичном эфире обвинил очередного чиновника в причастности к коррупционным схемам, сообщил, что киотские деньги якобы могли быть потрачены неправомерным путем — и все, тема заглохла. А дело про директора центра занятости, Кашубу, которого словили в центре Киева на взятке в 600 тысяч гривен? Буквально на днях Печерский суд обязал Минсоцполитики восстановить Кашубу в должности!

ГПУ крайне критически относится к созданию Государственного бюро расследований. Почему?

— Закон о создании еще одного органа, занимающегося расследованиями на таком уровне – это минус полномочий у прокуратуры.

То есть здесь имеет место передел полномочий?

— Безусловно. Вы должны понимать, что это не только какие-то правовые вопросы, это еще и большая политика, большие деньги. Поэтому и возникает такой конфликт интересов. Проблема в другом: эффективность правовой системы в Украине, сколько бы мы раз ни создавали НАБУ, ГБР, ФБР и ЦРУ, не изменится, если не изменится сама система правосудия.

То есть и судебная ветвь власти, и те институты, которые проводят дорасследования, должны совместно доводить дела до суда?

— Конечно. Нужно понимать, что какая бы ни была коррупционная система прокуратуры, если они подают хоть на каком-то уровне в суд дело, оно там разваливается. Мы должны признать, что правовая система в Украине нежизнеспособна для правового государства. Она жизнеспособна сама по себе, как гидра самопожирающая, как механизм выкачивания денег и давления на политических оппонентов. К сожалению, нынешняя правовая система в Украине до реформы представляет собой именно такую гидру. Это очень эффективный, действенный механизм давления и выкачивания средств. Я знаю, что НАБУ сейчас занимается вопросами расследований судейского корпуса, проверяет их на предмет соответствия антикоррупционной деятельности. При этом я уверен, можно копнуть под любого прокурора, посмотреть по его собственности, оформленной на ближайших родственников — и мы увидим все то же самое. Поверьте, система просто нежизнеспособна.

Ранее в эфире радиостанции Голос Столицы директор консалтинговой компании "Партия власти" Елена Дяченко высказала мнение о том, что антикоррупционные ведомства в стране создаются только для отчетности.

В то же время управляющий партнер Национальной антикризисной группы Тарас Загородний считает, что антикоррупционная прокуратура является орудием давления на политических оппонентов.

Самое читаемое
    Темы дня