наверх
16.12.201820:39
Курсы валют НБУ
  • USD27.84- 0.03
  • EUR31.41- 0.27

Владимир Вятрович: крестный отец псевдопатриотизма и декоммунизации

(обновлено: )8316405
В последнее время в центре и на востоке страны все чаще слышатся возмущенные реплики, что на смену "донецким" пришли "львовские", и что галицкое лобби в украинской политике уверенно наращивает официальное и неофициальное членство.

Татьяна Костюк, РИА Новости Украина, Львов

Бурно обсуждали недавнее назначение председателем Специализированной антикоррупционной прокуратуры 30-летнего Назара Холодницкого

Из восьми заместителей генпрокурора четверо — бывшие львовяне. Не замного ли западенцев на метр квадратный в ГПУ? — прокомментировал на одном из форумов харьковчанин Олег Кулик. 

Но громче всего на фоне массовой декоммунизации звучит недовольство "реформатором под прикрытием" Владимиром Вятровичем

У львовян есть удивительная способность, чем бы они не занимались, они достигают максимального комфорта. Тот же Вятрович, накопив опыта работы на разных должностях, сейчас мутит — именно мутит, а не работает — как ему удобно, приятно и комфортно, — считает житель столицы Андрей. — Он добился того, что решения и предложения Института нацпамяти как бы не критикуются и вообще не обсуждаются. При этом конечно основная масса решений и предложений дискуссионная, и явно воспринимаются они не всеми одинаково.

"Хакер архивов чекистов"

Владимир Вятрович родился во Львове в 1977 году. Любовь к истории определила его будущее — после школы он поступил во Львовский национальный университет имени Ивана Франко, на исторический факультет.

Он гордость факультета. Преподаватели кафедры давней истории Украины и архивоведения нам часто ставили его в пример, — улыбается выпускница истфака Ольга Дудык. — Ведь не часто историки добиваются таких высот на государственном уровне. Нам хотели показать, что при желании можно получить довольно успешную альтернативу учительскому хлебу. Но я считаю, что он просто выбрал успешную тему для своего исследования: деятельность ОУН-УПА. 

Аспирантуру Вятрович проходил в Институте украиноведения им. И. Крипьякевича НАН Украины. Там же пять лет проработал научным сотрудником. 

В 27 лет защитил кандидатскую диссертацию на тему "Зарубежные рейды УПА в контексте реализации антитоталитарной национально-демократической революции народов Центрально-Восточной Европы". 

В резюме Вятровича солидные должности: директор и председатель ученого совета Центра исследований освободительного движения (ЦИОД), член Наблюдательного совета Национального музея-мемориала жертв оккупационных режимов "Тюрьма на Лонцкого", советник главы СБУ, директор государственного архива СБУ. Два года работал в Украинском научном институте Гарвардского университета.  

С марта 2014 года возглавляет Украинский институт национальной памяти. 

Тем не менее при таком послужном списке Вятрович не ушел полностью в менеджмент, он остается историком-практиком, чьи исследования вызывают серьезные дискуссии. 

У воспевателя УПА больше всего оппонентов, конечно, среди польских и российских историков. "Соседи" обвиняют его в чрезмерной героизации УПА, отрицании "причастности ее лидеров к уничтожении поляков", а также "игнорировании исторических фактов", доказанных другими исследователями. Известный российский историк Алексей Миллер считает, что Вятрович занимается "не историей, а исторической политикой".

Нот при всем при этом, многие из критиков засчитывают в плюс галичанину, что будучи на должности директора архива СБУ, он рассекретил тайные документы КГБ и организовал онлайн-доступ к ним. За это Вятрович получил негласный титул "хакера архивов чекистов". 

Возражения не принимаются 

Выбирая между "депутатской" деятельностью, куда его периодически сватали лидеры партий, и закулисной политикой — выбрал второе. Он всегда был политически активен: участвовал в "Оранжевой революции" и в Евромайдане. 

Тема УПА, Бандеры, Шухевича, — благодатная инвестиция в политическое будущее. Тем более сейчас, когда патриотизм вернулся в моду, как бы это цинично не звучало. Вятрович занял эту тематическую нишу давно и, уверен, продержится там долго, — считает политолог Марьян Олийнык. — Это как противовес темы двуязычия, которую в свое время так же эксплуатировали в другом лагере. Сейчас пора национального возрождения. Поэтому без сильного сопротивления  удалось продвинуть пакет законов про декоммунизацию. Инициатором которого стал Вятрович. 

Западная Украина восторженно восприняла инициативу. Восток попытался возразить. 

Директор УИНП Владимир Вятрович предложил переименовать Днепропетровск и Днепродзержинск, так как эти названия тревожат его слух и напоминают о тоталитарном режиме, - прокомментировал председатель Днепропетровского областного совета Евгений Удод. — Меня, например, может тоже тревожит имя Владимир, так как оно тоже что-то напоминает (заранее прошу прощения у всех других Владимиров). Поэтому предлагаю: пусть Вятрович сначала перестанет быть Владимиром, а станет Евпатием, например. Больше в стране нашей заняться, конечно, нечем. Все уже в порядке.

Аргумент о том, что переименовывание городов и улиц будет стоить очень дорого для бюджета, услышан не был. Мало того, политолог Кость Бондаренко предупреждает, что негативные последствия не заставят себя долго ждать и в глобальном плане:

Запретить коммунизм, как и  любую другую идеологию, невозможно. Запреты только усиливают интерес. Особенно это касается молодежной среды. Запрет идеологии одним поколением политиков означает, что следующее поколение, бунтуя против политических "родителей", обязательно возродит запрещенную идеологию, еще и с приставкой "нео" или "пост".

Патриотизм = популизм?

Недавний скандал во время поминания жертв Голодомора, дал очередной повод усомниться в реальном патриотизме власти и в необходимости платить зарплаты из госбюджета сотрудникам института национальной памяти.

Из-за присутствия на церемонии президента Порошенко, к Мемориалу жертв Голодомора не смогли попасть простые смертные украинцы. Охрана, железные заборы, рамка и списки "приглашенных", скорее напоминали "прием у государя", чем дань памяти погибшим украинцам. 

Не смогла зажечь свечку памяти даже вдова историка, исследователя Голодомора Джеймса Мейса. Наталья Дзюбенко-Мейс написала в Facebook, что в музей ее не пропустила президентская охрана и "странные озабоченные людишки с кипами списков", в которых ее имя даже искать отказались:

Ничего меня не научил предыдущий опыт. При Ющенко меня хоть приглашали, правда тоже не пускали, потому что терялись бумажки А теперь и не приглашают, и не пропускают.

В тот же день Вятрович рассыпался в извинениях, мол, это недопустимо, такое больше не повторится. Но все же нарвался на заслуженную критику.

Директивно диктовать Верховной Раде новые названия городов вместо "коммунистических" — легко, а помочь организовать достойно мероприятие, чтобы в очередной раз не унижать свой же народ, это уже не в компетенции института национальной памяти? Превышает их возможности по спасению "человечества" от призрака коммунизма? — риторически спрашивает киевлянин Владимир Зуйков.   

Апеллирует к Вятровичу и Михаил Барна: Создается такое впечатление, что нынешним настоящим украинцам хватает ума на критику чужинской власти. Это касается и, вроде бы, мудрых людей, которые уже вкусили народного признания и власти. Но ни один из них ничего не предлагает, как вывести Украину из беды.

Ну а вершиной "исторического цинизма" стал пост жены Вятровича на своей страничке в соцсети: "Один из авторов пакета законов о декоммунизации привез презент из Беларуси. Конфеты фирмы "Коммунарка". И три смайлика. То есть, сладости от "коммунистического" производителя соседней страны рвотный рефлекс не вызывают. Наоборот. А аллергия у патриотического семейства только на "украинский совок". 

Самое читаемое
    Темы дня