наверх
11.12.201918:40
Курсы валют НБУ
  • USD23.69+ 0.00
  • EUR26.24+ 0.01

Якубин: появление "наркокарателей" - признак отсутствия правосудия

Взрыв в суде Никополя: месть неработающему государству (27)

(обновлено: )88490
Нельзя исключать, что появление "наркокарателей" - это борьба одной наркотической группировки с другой, отметил политолог Алексей Якубин.

РИА Новости Украина — Радиостанция Голос столицы

В Украине появилось новое движение народных мстителей. Они называют себя "наркокарателями". Главная задача этого движения — борьба с торговлей наркотиками и "охота" на наркодилеров, сбывающих свой товар у школ и университетов. Каратели уже создали свой сайт, на котором призывают всех неравнодушных присоединится к ним, а также сдавать информацию о знакомых "барыгах".

Когда "наркокаратели" они находят наркоторговца, то унижают его, применяя физическую силу, крушат жилье, заставляют признаться в содеянном и клеят на лоб наклейку с названием организации — всё это снимают на видео. После — загружают видеоролик с наркоторговцем в интернет. Это и есть главная цель движения "наркокаратели" — поиздеваться над наркоторговцем и снять все на видео. И, к слову, такими "барыгами", на которых охотится организация, чаще всего оказываются парни 16-20 лет — именно они главные герои видеороликов, которые сейчас размещены на странице "наркокарателей".

Между тем, в Нацполиции поведение группировки не одобряют, акцентируя на том, что "каратели" остаются вне закона и фактически занимаются самосудом. Спикер Нацполиции Киевской области Николай Жукович рассказал одному из украинских изданий, что несколько лет назад в Черниговской области были "Робин Гуды", которые тоже занимались поиском наркодилеров. И так же избивали их и снимали всё на видео. В результате было открыто уголовное производство по факту деятельности организованной преступной группы.

Спикера Министерства внутренних дел Артем Шевченко заявил, что деятельность этого движения похожа на самодеятельность подростков, но само видео с наказанными наркодилерами комментировать не стал.

Появление нового движения проанализировал политолог Алексей Якубин в эфире радиостанции Голос столицы.

Вы можете нам прокомментировать, что это за социальное явление — стремление к самосуду?

— На самом деле, я думаю, что тут есть несколько нюансов с этими действиями. Первое — это то, что у нас в обществе за последние годы достаточно низко опустился порог, в принципе, восприятия насилия. То есть насилие начинает восприниматься как легитимный способ решения проблем. И во многом на самом деле это является показателем кризиса и правоохранительной системы, и судебной системы. Потому что, когда подростки, граждане начинают брать в свои руки восстановление, как они считают, правосудия и т.д., это означает, что существующие институциональные средства восстановления правосудия не работают.

Второй нюанс состоит в том, что в следствие падения порога по отношению к насилию у нас это насилие выходит на улицы, и полиция мало что может с этим сделать. И это также является в какой-то мере свидетельством кризиса работы правоохранительной системы. Плюс в какой-то мере, я думаю, что это подростки, это опять-таки показатель того, что государственные механизмы воспитания, которые раньше были, за последние годы, в принципе, в нас или коммерциализировались, то есть перестали быть доступны для широких групп населения, или же просто-напросто в принципе прекратили свое существование. То есть, грубо говоря, у нас функция социализации вновь стала зависеть от семей. А в итоге мы видим такие своеобразные результаты. То есть если государство или общество ушло из этих сфер, то социализацией молодежи, тем более, в тех условиях, которые есть у нас сейчас, на самом деле получается никто особо и не занимается целенаправленно. Тем более, что, как правило, есть еще проблема, связанная с занятостью родителей, учитывая социально-экономическую ситуацию в стране, у нас повторяется ситуация с 90-ми годами, когда родители находятся на заработках или же они работают больше, чем 8 часов в день, и дети их остаются абсолютно без какого-то систематического контроля и воспитания.

В данном случае мы уже неоднократно видели, как группы активистов организовывали "мусорную люстрацию", блокировали концерты, участвовали в политических различных акциях. И мы наблюдали даже некий симбиоз между политическими группами, финансовыми группами и подобными группами активистов на заказ. В данном случае будет ли соблазн  наладить сотрудничество у неких политических или финансовых групп с подобной группировкой?

— Такие вещи уже были. Даже мы можем вспомнить на постсоветском пространстве, например, в РФ в Екатеринбурге даже было движение «Стоп наркотики», когда с помощью таких вот общественных групп была попытка остановить наркотики. На этом свою карьеру строил действующий мэр города. То есть такие механизмы действительно могут политизироваться и использоваться, как политтехнологии. Но в данном случае я не исключаю этого, что вполне может быть, что мы в дальнейшем увидим присоединение к этим механизмам политических амбиций. Тем более, что мы знаем, что у нас праворадикальные группы любят также играть в роль контролеров улиц, которые восстанавливают на улицах некий порядок. Например, борются, как они это декларируют, с местами продажи алкоголя и т. д. То есть, грубо говоря, вмешиваются в работу малого бизнеса.

То есть борются с нарушением закона, нарушая закон?

— Да, абсолютно верно. Эти технологии, на самом деле, в Киеве уже были опробованы. С другой стороны, я не исключаю, что вот эта группа "наркокаратели" вполне может быть, что это вообще просто на самом деле борьба одной банды распространителей наркотиков, наркотических веществ, с другой. Потому что есть такой способ неконкурентной борьбы с выдавливанием из некой территории одной группы и замена ее другой группой.

Вспоминается пример борьбы с наркотиками на Филиппинах. Тогда, по разным подсчетам, до 10 тысяч человек пали жертвами этой ситуации. Есть ли вероятность того, что подобный сценарий будет развиваться и в Украине?

— На Филиппинах, во-первых, есть массовость явления — продажи наркотиков и наркотических веществ — это раз. А, во-вторых, все-таки не стоит забывать, что на Филиппинах это еще в какой-то мере инициировалось государством. Потому что во всяком случае с Дуерте, эти движения были аффилированы в государственные структуры, которые должны были бороться против распространения наркотиков и против этих преступных систем. Там было еще покрытие государством. В нашем случае, мне кажется, это, скорее, показатель институциональной неработы государства и правоохранительных органов.

У нас есть представители государства, тех или иных политических сил, которые формируют правительство. Хотя ходят слухи о том, что представители этих же политических сил и лидеры этих групп влияния поддерживают в том числе и группировки радикалов. Что им мешает в будущем поддерживать подобные группировки?

— Я этого не исключаю. Опять-таки, учитывая, что у нас уже у отдельных министров есть карманные армии, которые они могут в случае чего вытягивать и использовать, как мы и видим в контексте различных политических событий.

Вы имеете в виду министра МВД?

— Да. Я имею в виду, конечно, министра МВД, с ним достаточно часто связывают "Национальный Корпус". И мы видим, что эта группа — "Азов", преобразованный в политическую партию «Национальный Корпус», часто ведет себя в направлении схожем с определенной политикой министра, участвуя в тех или иных акциях. Подчеркну, что я не исключаю этого. И более того, к сожалению, у нас цинично многие политики относятся к таким вещам, и я не исключаю, что это может быть также использовано просто как политтехнология для проведения, например, в том числе каких-то местных выборов или общегосударственных выборов. То есть этого исключать нельзя — робингудщина своеобразная и попытка показать, что вот мы негосударственными средствами, но реально на самом деле с покрытием государственного влияния, обеспечиваем правопорядок. Это показатель того, что наша правоохранительная система до сих пор не работает должным образом. И отчетности на самом деле нет. Потому что я вам просто напомню, что до сих пор были попытки пригласить министра МВД в парламент, Оппозиционный Блок, например,  предоставлял такое постановление, и министр МВД до сих пор не являлся в парламент. Более того, у нас Кабмин до сих пор не отчитался в парламенте за проделанную работу.

Читайте также: Трагедия в Никополе. Взрывы в судах скоро по всей стране?

Ранее эксперт по вопросам правоохранительных органов Виктор Столбовой заявил, что правоохранительная система Украины разрушена.

В свою очередь эксперт по вопросам реформирования МВД Михаил Цимбалюк отметил, что реформа системы идет не тем путем.

Самое читаемое
    Темы дня