наверх
22.11.201921:13
Курсы валют НБУ
  • USD24.19+ 0.01
  • EUR26.83+ 0.09

Клуб самоубийц украинских чиновников

Годовщина убийства Бориса Немцова (251)

(обновлено: )134640
Пеклушенко, Чечетов, Мельник, Колесник, Сергиенко, Семенюк… Самоубийства бывших чиновников не произвели впечатления на Украину - слишком далеки от народа были экс-начальники и губернаторы. И слишком близко к прошлой власти, опасно близко!

Александр Матюшенко

Теории заговора

О том, что близость к гетманской булаве, царскому скипетру или императорской короне опасна для жизни, известно давным-давно. Со времен еще доисторических, о которых мы знаем только из легенд и сказок. Да и писаная история подтверждает: со сменой правителя, как его не назови, королем, генеральным секретарем или президентом, меняется и его "команда". А как именно меняется, зависит от обстоятельств и людей. Кому-то придется познакомиться с палачом, кто-то умрет в тюрьме, кому-то повезет эмигрировать, а некоторым придется самостоятельно выбирать между жизнью и смертью… 

Если не углубляться в историю, то последним из людей, известных бывшим гражданам бывшего СССР, такой выбор сделал Георгий Павлов, бывший управляющий делами ЦК КПСС. 6 октября 1991-го он шагнул с подоконника в смерть.

Почему? Вероятно, Герой соцтруда и лауреат Госпремии СССР, управлявший до 1983-го делами ЦК КПСС, посчитал, что 80 лет его жизни, отданные партии и государству, потрачены зря. А новые власти новых республик распавшегося Союза – не тот идеал, которому Павлов служил!

Однако это самоубийство было не единственным. Ровно сорока днями раньше Павлова, 26-го августа, из окна своей квартиры выбросился его преемник на посту управляющего делами ЦК КПСС Николай Кручина. В предсмертной записке он написал: "Я не предатель, не заговорщик, но я боюсь…".

"Не предатель" — это заявление о неучастии Кручины в военном путче известного "Государственного комитета по Чрезвычайному Положению" (ГКЧП) в августе 1991-го. "Я боюсь" — это вполне понятная боязнь ответственности за соучастие  в весьма сомнительных с точки зрения даже социалистической законности сделках по тайному финансированию мирового коммунистического движения. Но не только! До сих пор точно неизвестно, кто из нынешних российских олигархов "раскрутил" свой бизнес на деньги КПСС.

Если же считать всех, то в конце 1991-го – начале 1992-го покончили с собой не менее 20-ти б. советских и партийных высокопоставленных чиновников, в основном, пенсионеров. И, в большинстве своем, по той же самой причине, что и Павлов.

Существовал ли заговор по устранению "бывших"? Совершались ли убийства по политическим мотивам, имели ли место массовые доведения до самоубийства? Эта версия проверки временем не выдержала. Да и какой смысл был в убийствах, если даже главные заговорщики, пытавшиеся сместить президента Михаила Горбачева и захватить власть в СССР, были вскоре освобождены и амнистированы.

Что же касается т.н. "золота партии", то эта тема в последующие годы интересовала лишь журналистов. Ни при президенте России Ельцине, ни при президенте Путине за растрату денег КПСС никто осужден не был! 

Не судите, да не судимы будете     

Подозревать Валентину Семенюк (†27.08.2014), Николая Сергиенко (†26.01.2015), Алексея Колесника (†29.01.2015), Михаила Чечетова (†28.02.2015), Станислава Мельника (†09.03.2015) или Александра Пеклушенко (†12.03.2015)  в заговоре против новой власти? Смешно.

Предполагать, что покойные знали о бесспорных злоупотреблениях бывшей власти слишком много? Глупо. Госслужба финансового мониторинга  и бывшее руководство министерства доходов и сборов знают много больше.

А идеализировать покойных политиков и чиновников – наивно. Никто из этого поминального списка даже и подумать не мог, что когда-либо настанет время отдать свою жизнь за торжество недоразвитого капитализма в отдельно взятой Украине!

Судите сами. Семенюк, экс-глава Фонда госимущества, в т.н. "большой приватизации" участия не принимала, от активной политической жизни давно отошла. За свою карьеру капиталов не скопила, по крайней мере, таких, что бы ей завидовал, например, экс-министр энергетики Эдуард Ставицкий, державший дома "на карманные расходы" несколько миллионов долларов наличными.

Сергиенко, экс-начальник Приднепровской и Донецкой железных дорог, б. (до апреля 2014-го – Авт.) заместитель генерального директора "Укрзализныци", был одним из немногих чиновников ведомства, о котором украинские СМИ много писали по поводу его смерти, но очень мало – при его жизни. И никогда не писали о его даже возможном участии в каких-либо сомнительных сделках или схемах.

Колесник ушел из политики  в 2004-м, добровольно сложив полномочия председателя Харьковского облсовета. Он уступил свой пост, как сам не раз говорил, "более достойному" Евгению Кушнареву. И очень тяжело, вплоть до депрессии и сердечных приступов, пережил смерть своего преемника в 2007-м. Последние годы Колесник жил в райцентре Валки Харьковской области и более интересовался  проблемами местного самоуправления, нежели общегосударственными. А покончил он с собой накануне дня рождения все того же Кушнарева, находясь в состоянии, известном каждому врачу… 

Чечетова, который еще недавно одним взмахом руки решал, примет ли Верховная Рада тот или иной закон, также можно понять. Он хорошо помнил, как в 2005-м на допросе в Генпрокуратуре давал признательные показания о том, как и согласно чьей воле проходила в Украине приватизация стратегических предприятий. И, возможно, не хотел еще раз пройти через ту же процедуру, рассказывая на этот раз о тех же механизмах принятия решений, но уже другим президентом страны.

И, наконец, Мельник и Пеклушенко также не были политиками или чиновниками, которые могли о себе пропеть: "Тут ничего бы не стояло, когда бы не было меня". Мельник был исполнительным менеджером, но ни по своему статусу, ни по жизненному опыту не мог принимать самостоятельных решений в пивном (завод "Сармат" — Авт.) бизнесе Рината Ахметова. Да и в любом другом — не мог, почему и был "командирован" в Верховную Раду голосовать по примеру и подсказке Чечетова.

А Пеклушенко, всю жизнь отдавшего потребительской кооперации (1976-2002 г.г. на различных должностях в запорожском "Облпотребсоюзе" — Авт.), даже в родном для него Запорожье считали лишь "официальным представителем" Партии регионов, пока областью руководили "неформальные" и "авторитетные" лидеры…

Да, не самые идеальные, конечно, были люди. Но и далеко не те, не первые лица, которых могли и должны были заподозрить в совершении преступлений Генеральный прокурор Украины Виктор Шокин и его подчиненные.

Впрочем, и в биографии Шокина, как в биографии практически любого украинского политика, можно найти факты, не годящиеся в качестве примеров для наглядного пособия "Делать жизнь с кого" для будущих правоохранителей, депутатов, чиновников или президентов!

Поэтому, как я искренне полагаю, спекулировать на трагедиях людей, заплативших по высшему счету за свои ошибки, поступки или политические взгляды не есть хорошо. И всем, кто занимается этим недостойным делом, следует помнить о том, что "Не судите, да не судимы будете" (Матф.7:1).

Самое читаемое
    Темы дня