наверх
13.11.201818:57
Курсы валют НБУ
  • USD27.90+ 0.01
  • EUR31.43- 0.21

Украина и евроинтеграция: 20-летний путь в никуда

Украина: выход из СНГ, вход в НАТО, ожидание ЕС (391)

(обновлено: )6932767
Внешняя политика Украины, в ее стратегических устремлениях, чем-то напоминает человека, который в состоянии глубокой неадекватности с поразительным упорством пытается убить себя об стену. Это трудно понять и объяснить с точки зрения здравого смысла.

Андрей Ваджра

Особенно ярко воля к самоубийству у украинского государства проявляются в его стратегическом курсе на евроинтеграцию. Это как если бы человек пытался своим телом пробить двухметровую стену из высокопрочного армированного бетона, за которой находится глубокая пропасть.

Представьте себе это удивительное зрелище: некий возбужденный индивид, хорошенько разбежавшись, с криком "ев-ро-ин-тег-ра-ция!" бросается на бетонную стену. У него вылетают зубы, во все стороны брызгает кровь, ломаются кости, но он поднимается, опять разбегается и вновь беспощадно со страшным хрустом втыкает себя в глухую стену. И так много раз. А затем, уже неспособный двигаться, пишет своей кровью на бетоне — "eurointegration forever" и ногтями царапает стену, уткнувшись в нее лбом.

Это, собственно говоря, краткая, образная история украинской евроинтеграции.

Когда-то, тринадцать лет назад, Леонид Кучма в своем послании к Верховной Раде (под эпическим названием "Европейский выбор. Концептуальные основы стратегии экономического и социального развития Украины на 2002 — 2011 годы") заявил, что Украина войдет в состав ЕС в 2011 году. А потом был еще Ющенко и Янукович. Они тоже клялись и божились, что евроинтегрируют страну. Но на дворе уже 2015. У власти Порошенко. И мы опять слышим клятвенные обещания. Однако стала ли Украина со времен Кучмы хоть чуть-чуть ближе к Евросоюзу?

Риторический вопрос, не так ли?

Самое забавное в истории украинской евроинтеграции то, что высокопоставленные чиновники Евросоюза не раз за двадцать лет украинских евроинтеграционных усилий сообщали о том, что Украина никогда не станет членом Европейского Союза. Да, все страны мира, теоретически имеют право войти в состав ЕС. Но надо отличать условное "право" стать членом Евросоюза от реальной "возможности" это сделать. Необходимо всегда помнить о том, что Евросоюз не резиновый.

В 2002 году, когда Кучма объявил украинский поход под барабаны евроинтеграции, в интервью голландской газете "De Volkskrant", президент Еврокомиссии Романо Проди, заявил, что Украине и Молдове нет места в расширенном ЕС. Более того, по его мнению, вообще нет никаких оснований говорить даже о потенциальной возможности вступления этих стран в Евросоюз. А по поводу того, что "украинцы или армяне чувствуют себя европейцами", глава Еврокомиссии саркастично заметил, что "это ровным счетом ничего не значит, потому что точно также европейцами чувствуют себя новозеландцы".

В июне 2003 года Советом Евросоюза была официально утверждена "Концепция расширенной Европы", которая фактически констатировала наличие географических границ Европейского Союза. В связи с этим событием, Романо Проди и Крис Патен заявили, что "стратегия расширения не может продолжаться вечно, иначе до чего мы дойдем? До Союза, который охватит уже и Новую Зеландию?.."

В мае 2004 года комиссар Еврокомиссии по вопросам расширения ЕС Гюнтер Ферхойген, на встрече с немецкими журналистами в Брюсселе заявил, что советские республики (кроме государств Прибалтики) в состав Европейского союза не войдут. По его словам, "Брюссель предложит России, Беларуси, Украине и Молдове углубить взаимодействие, вполне возможно, вплоть до вхождения ряда государств в европейский внутренний рынок", однако вопрос о присоединении этих стран к ЕС ставиться не будет.

Хочу заметить, что подобных заявлений европейскими политиками и чиновниками с 2002 года было сделано огромное количество. Об этом они говорят и сейчас. Например, в июне 2014 года министр иностранных дел Франции Лоран Фабиус в эфире телеканала i-tele сообщил, что хоть Порошенко в своей инаугурационной речи и "считает, что соглашение об ассоциации с ЕС составляет первый шаг к вступлению страны в ЕС", Европа глубоко убеждена в том, что это не так. "Во время переговоров с нашими европейскими партнерами большинство из них явно не разделяли точку зрения Порошенко. Это точно", — сообщил глава французского МИД.

Поэтому если в своей пропаганде, рассчитанной на внутреннюю аудиторию, украинское руководство продолжает с маниакальным упорством талдычить про какую-то евроинтеграцию, то в общении с европейскими лидерами и журналистами, эта тема уже не поднимается. В ней давно нет смысла. Европейцы не желают говорить даже о далеких перспективах украинского членства в Евросоюзе. Для них эта тема закрыта, так как решение принято: Украина никогда не будет членом ЕС. Именно поэтому сейчас вся внешнеполитическая "стратегия" Киева сосредоточилась на получении т.н. безвизового режима с Евросоюзом.

Во всей этой украинской евроинтеграционной истории забавно выглядит не только ее бесперспективность, но и ее самоубийственность. Если бы случилось чудо, и Украине милостиво разрешили припасть к европейским стопам, для нее это бы означало скорую экономическую и социальную катастрофу.

Последствия вступления в ЕС без труда можно лицезреть на примере судьбы стран Восточной Европы, которые в свое время с радостью покинули сферу влияния СССР и со щенячьим восторгом кинулись к ногам Евросоюза.

Возьмем, к примеру, наших "братушек" болгар. Их жизнь в составе ЕС ой какая сложная, нищая, холодная и не веселая. Если летом, когда тепло и есть огороды, народ более-менее чувствует себя нормально (в том смысле что не мерзнет и не голодает), то чуть ли не каждая болгарская зима напоминает конец света. Пенсионеры этой страны получают счета за электроэнергию в два раза превышающие их пенсию (вам это ничего не напоминает?). Когда в январе 2013 года дело дошло до реальной угрозы голода и холода (многие квартиры в Болгарии отапливаются с помощью электроэнергии), десятки тысяч людей по всей стране вышли на улицы. Началась т.н. "электрическая революция".

Однако любые протесты в Болгарии бесполезны. В 1997 году в этой стране была запущена программа либеральных реформ МВФ, в центре которой оказалась большая приватизация (вам это ничего не напоминает?). В итоге колоссальные государственные активы, стоившие миллиарды долларов, банкротились и продавались по бросовым ценам. Вступала в ЕС эта страна уже без своей высокотехнологической промышленности, созданной ею в советские времена. Затем она ликвидировала свою энергетику. Теперь Болгария, по сути, принадлежит транснациональным корпорациям.

Именно поэтому сейчас болгары бегут из страны. Среди них популярна шутка о том, что "у Болгарии есть два выхода из кризиса — терминал № 1 и терминал № 2 в аэропорту". Север страны, где безработица составляет по официальным данным 60% (!), обезлюдел. За последние двадцать лет Болгарию покинули два миллиона человек, и ее население сократилось с девяти до семи миллионов. Страна потеряла больше людей, чем за две мировые войны. К 2060 году население Болгарии составит всего 5 миллионов (из них полтора миллиона — цыгане). По сути, болгары обречены на вымирание.

Возьмем еще, к примеру, Венгрию. За одиннадцать лет ее пребывания в Евросоюзе все венгерские стратегические отрасли экономики были либо уничтожены, либо перешли в руки иностранных владельцев. Сегодня в стране почти невозможно найти сколь нибудь крупного предприятия, хозяин которого носил бы венгерскую фамилию. Вся большая промышленность в руках транснациональных корпораций.

Несмотря на то, что Венгрия член ЕС, средняя зарплата в этой стране не превышает 400 евро, а цены в Венгрии на все основные виды товаров и услуг такие же (а иногда и выше!) чем в соседней Австрии, где средняя зарплата составляет около 2000 евро. Именно поэтому работоспособное население Венгрии бежит за границу.

Когда прибалтийские государства находились в составе Советского Союза, то были одними из самых экономически развитых республик СССР. По отраслевой структуре они не уступали промышленно развитым странам мира.

Однако с 1991 по 2004 годы (в процессе подготовки к вступлению в ЕС) в балтийских государствах было ликвидировано или перепрофилировано большинство предприятий. Фактически произошла ликвидация именно наукоемких производств. Также пришло в упадок крупное сельскохозяйственное производство, было практически полностью прекращено рыболовство и рыбопереработка, существенным образом пострадала текстильная промышленность, производство сахара, переработка кожи, выпуск обуви и электроники.

После ликвидации прибалтийских экономик, начался стремительный отток населения из этого региона.

С 1990 по 2013 год, если верить "Книге фактов ЦРУ", население Литвы уменьшилось на 12,2%, Латвии на 18,4% и Эстонии на 18,5%.

И это при том, что, к примеру, за время вхождения Литвы в состав СССР ее население увеличилось на миллион — с 2,7 (1940) до 3,7 (1991) млн.

Уничтожение экономики и бегство граждан из страны, типичны для всей постсоветской Европы. Для того, чтобы в этом убедиться, надо лишь ознакомиться с фактами. И выводы, исходящие из этих фактов, напрашиваются сами собой. Однако украинское руководство за все годы независимости никогда не руководствовалось в своей внешней политике фактами и национальными интересами, у него всегда во главе угла стояли некие абстрактные ценности, навязанные извне, которые по своей сути самоубийственны для Украины.

Самое забавное в сверхценной идее украинской евроинтеграции то, что она совершенно не слабеет в умах правящей элиты Украины, несмотря на длительный, и очень глубокий финансово-экономический кризис, в котором находится Евросоюз. Причем этот кризис настолько сильный, что ставит под вопрос само дальнейшее существование данной международной организации. Наиболее ярким примером этого недавно стала Греция. Именно поэтому во многих странах-членах ЕС набирают силу т.н. евроскептики.

По мнению нобелевского лауреата, экономиста Нуриэля Рубини, еврозоне нужно готовиться к краху. Эксперт полагает, что Евросоюз не сможет безболезненно преодолеть текущие проблемы. ЕС, по его мнению, столкнется либо с падением евро относительно других резервных валют, либо с сокращением производства, либо с национальными дефолтами, которые приведут к выходу отдельных стран из Союза.

Выступая в этом году на Мюнхенской конференции, Джордж Сорос заявил, что Евросоюз распадается. Ранее же он назвал Европу "собранием кредиторов и заемщиков, в котором заемщики с трудом выполняют свои обязательства, а кредиторы ставят условия, которые не позволяют заемщикам выйти из своего зависимого положения".

На сегодня уже достаточно много экспертов и аналитиков считают, что развал ЕС практически неизбежен. "Впервые в истории Европейского союза крах ЕС стал реалистическим сценарием", — заявил еще есколько лет назад председатель Европарламента Мартин Шульц.

О возможном развале Евросоюза начали активно говорить с 2010 года. С тех пор ситуация только ухудшается — с каждым годом долги стран ЕС растут, их экономики погружаются все глубже в кризис, а странам-локомотивам Союза (таким как Германия, Франция и Великобритания) становится все труднее поддерживать более слабые страны.

Судя по всему, не случайно 9 июня текущего года парламент Великобритании одобрил проведение референдума о выходе страны из ЕС. За это проголосовало 544 депутата, против — 53. Как сообщила королева Великобритании Елизавета II, референдум по вопросу выхода Великобритании из Европейского союза пройдет до конца 2017 года.

Также очень многообещающе на фоне непрекращающегося финансово-экономического кризиса в еврозоне выглядит небывалый наплыв в Евросоюз мигрантов из Африки, Ближнего Востока и Азии. По сути, у нас на глазах Европа перестает быть Европой, а потоки беженцев ставят под вопрос дальнейшее существование евросоюзного единства.

Так, 9 ноября в интервью агентству dpa, министр иностранных дел Люксембурга Жан Ассельборн, из-за нарастающих проблем с беженцами, предрек скорый развал Европейского союза. По мнению главы люксембургского внешнеполитического ведомства, проблемы с увеличившимся потоком мигрантов из стран Ближнего Востока, Центральной Азии и Африки  могут привести к тому, что отдельные члены ЕС покинут Союз, чтобы защитить границы своих государств. "Если вместо солидарности будет господствовать разобщенность, ЕС может развалиться, и это произойдет очень быстро", — полагает Жан Ассельборн. По его мнению, у Европы осталось всего несколько месяцев на то, чтобы попытаться спасти положение.

На фоне этого заявления очень показательно выглядит официальное сообщение премьер-министра Венгрии Виктора Орбана, сделанное им 30 октября 2015 года относительно высокой вероятности вынесения на обсуждение вопроса о проведении референдума относительно членства Венгрии в Евросоюзе в случае, если Брюссель продолжит настаивать на введении обязательных квот по принятию мигрантов.

Понятное дело, что захлестывающие Европу потоки беженцев, на волне которых несколько дней назад произошел страшный террористический акт в Париже, приблизили Евросоюз вплотную не только к ликвидации Шенгенской зоны, но и к общему развалу данной организации. Теперь дальнейшее существование Европейского Союза это уже не только вопрос финансово-экономической целесообразности, но и национальной безопасности, которую единая Европа гарантировать неспособна.

И вот на фоне нищих восточноевропейских членов ЕС, на фоне глубочайшего финансово-экономического кризиса, охватившего еврозону; на фоне нового "великого переселения народов", грозящего утопить Европу в многомиллионной массе беженцев с Ближнего Востока, Центральной Азии и Африки; на фоне террористической войны, которая сейчас разворачивается на европейской территории; Украина в каком-то психопатическом угаре продолжает биться головой о глухую, непроницаемую для нее стену Евросоюза.

Читайте также: Яценюк и Кабмин: менять нельзя оставить. Опрос депутатов и экспертов

Возникает такое ощущение, что украинское руководство всеми возможными способами пытается закинуть народ Украины на подножку несущегося в пропасть поезда. Киев до сих пор с каким-то маниакальным упорством игнорирует тот очевидный факт, что тихой, благополучной, богатой, влиятельной и безопасной Европы уже не существует, и что в ЕС Украину никто не ждет. Особенно комично выглядят шумные попытки Киева принудить Брюссель к безвизовому режиму, в то время как Шенгенская зона вплотную приблизилась к своему распаду.

Впрочем, украинскую правящую элиту можно понять. О чем она будет говорить своему народу, если ей придется официально отказаться от своей сверхценной идеи т.н. евроинтеграции? Ведь в этом случае станет очевидно, что все двадцать пять лет своей независимости наша страна шла в никуда. Если народ это осознает, то какая тогда стратегическая цель встанет перед Украиной?

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции. Ответственность за цитаты, цифры и факты, приведенные в тексте, несет автор.

Самое читаемое
    Темы дня