наверх
21.06.202421:23
Курсы валют НБУ
  • USD26.89+ 0.03
  • EUR31.83+ 0.14

Донбасс: сколько людей находится в плену и что мешает обмену

Донбасс: мир или война. (794)

(обновлено: )99401
По мнению координатора группы по освобождению пленных "Патриот" Олега Котенко, в плену на Донбассе остается около 300 украинцев. Некоторые из них попали в плен еще во время событий в в Донецком аэропорту, под Дебальцево и в "Иловайском котле".

Украина готова к обмену пленными в формате 25 на 50. Киев может передать 50 человек для обмена на 25 своих солдат самопровозглашенным ДНР и ЛНР. Об этом сообщила первый зампредседателя Верховной Рады, представитель Украины в рабочей подгруппе по гуманитарным вопросам Трехсторонней контактной группы Ирина Геращенко.

При этом она отметила, что украинская сторона выступила с предложением, чтобы операция по освобождению состоялась до Пасхальных праздников. 

Насколько вероятно такое развитие событий, в эфире радиостанции Голос Столицы сообщил координатор группы по освобождению пленных "Патриот" Олег Котенко.

Списки для обмена пленными уже составлены?

– Эти списки были составлены уже давно. Да и их не надо было составлять, потому что мы точно знаем местоположение этих 25 человек, о которых сейчас ведется речь. Они находились сначала в здании СБУ в Донецке, сейчас они находятся в здании по улице Артема в том же городе. 

Но проблема была в том, что с этими списками не были согласны так называемые ДНР и ЛНР.

По какой причине эта сторона не была согласна с данными списками?

– Их задача – отдать нам тех людей, которые только попали в плен – месяц, два, три. А наша задача – вытащить тех, которые находятся в плену достаточно долгое время, больше года.

Запрос есть на 25 человек, но так называемые ДНР и ЛНР его еще не подтвердили?

– Они не подтвердили список из 25 человек, при этом изначально они передали нам список из 70 человек. Из них выбрано 50, которых можно «очистить» юридически в кратчайший срок. Но они отказались, сказали, что это их не устраивает, хотят они видеть в списке других людей. 

Передачи списков идут около полутора лет, только не всегда тех, кто находятся в списках в Минске, по итогу мы видим на линии разграничения при обмене.

Вы говорили о том, что хотелось бы освободить тех, кто находится уже давно в плену. А есть ли информация, как они там оказались?

– В основном, мы, конечно, ведем переговоры о военных. Есть и гражданские наши люди. Но в данном случае это военные. Это люди, которые попали в плен в Донецком аэропорту, которые попали в плен в Дебальцево, в "Иловайском котле". Поэтому мы настаиваем, чтобы освобождали этих людей. 

И там же есть у нас раненые, с осколками в теле. Операции на той территории проводить нежелательно, потому что неизвестно, чем они могут закончится.

Говорят о том, что обмен должен пройти до Пасхи. Как вы считаете, состоится ли это освобождение?

– Много заявлений было сделано в декабре 2015 года и в январе 2016 года, что вот-вот сегодня мы проведем обмен 25 на 50. Эти заявления звучали из уст серьезных людей, представителей ОБСЕ, но этого не произошло. 

Читайте также: Новые "горячие точки". Спецкор об обострении на Донбассе

К этим вопросам я отношусь скептически, потому что любое заявление должно чем-то подтверждаться. По всей вероятности, какой-то обмен, более-менее большой, все-таки должен произойти. Я не думаю, что были пустыми слова Ирины Геращенко об обмене. Может быть, 10 на 20, а не 25 на 50.

Сколько приблизительно пленных находятся у ЛНР и ДНР?

– Здесь мы можем ссылаться на две цифры. Официальная статистика говорит о том, что их больше 120. Но большая проблематика в том, что за последний месяц в плен попали еще четыре человека. То есть эта цифра всегда меняется. 

Есть неофициальная цифра, волонтерская. Мы считаем, что более 300. Но и для первой, и для второй цифры есть определенная проблема – мы не знаем об их местонахождении. 

Почему мы думаем, что они находятся в плену, а не погибли? Потому что есть видео – доказательная база, где мы видели, что люди брались в плен, а потом их судьба стала неизвестной. Они были живы, их допрашивали.

А сколько в плену у нас?

– Есть политические и военные пленные. Политические – это те, которые были задержаны за сепаратизм. Они считают, что есть политические мотивы, что это не нарушение уголовного кодекса. И есть военные. Если говорить об общем числе, то сперва нам подали цифру 1300, потом 400, сейчас я слышу про 120 человек. Но я уверен, что большая часть списка, который они нам предоставляют – уже погибшие, их нет в живых. Они требуют того, чего априори быть не может.

Ранее директор Центра политических исследований и конфликтологии Михаил Погребинский в эфире 106 FM заявил, что выполнение условий минских соглашений – единственный способ сохранить территорию Донбасса в составе Украины.

Отметим, что многие зарубежные политики до сих пор воспринимают конфликт на Донбассе как незначительные беспорядки на местном уровне, поэтому работа миссии ОБСЕ необходима, чтобы наблюдатели рассказывали в своих странах, что на самом деле происходит на востоке Украины. Такое мнение в эфире радиостанции Голос Столицы высказал политолог-международник Ростислав Томенчук.

Самое читаемое
    Темы дня