наверх
02.12.202111:11
Курсы валют НБУ
  • USD26.89+ 0.03
  • EUR31.83+ 0.14

Один день из жизни военного Луганска

Луганск, Донецк: гуманитарная катастрофа (261)

(обновлено: )70111
Луганск живет в состоянии гуманитарной катастрофы. В городе нет электричества, воды, мобильной связи, интернета, в магазинах и на рынках – продуктовый дефицит.

Евгений Стримов, Луганск

Сегодня Луганск живет в состоянии гуманитарной катастрофы. В городе нет электричества, воды, мобильной связи, интернета, не работают домашние телефоны, в магазинах и на рынках – продуктовый дефицит, продовольствие в город не завозится… Но даже в таких условиях здесь продолжают жить люди.

Спецкор РИА Новости Украина провел целый день в Луганске вместе с местными жителями, и понял, что значит жить в уничтожаемом войной городе.

Утро для луганчан начинается очень рано, практически с рассветом — во-первых, примерно в это время начинаются артиллерийские перестрелки, и особенно не поспишь; во-вторых, нужно встать пораньше, чтобы успеть купить хоть какие-то продукты; и, в-третьих, световой день необходимо использовать по максимуму – электричества нет, и, когда будет, неизвестно.

Опасность сближает

Осадное положение сближает людей. Когда в Луганске начались масштабные обстрелы города, жители забыли о мелких – и даже крупных ссорах – и сплотились ради общей цели – остаться в живых.

– Раньше у нас были нормальные, обычные отношения с соседями, – рассказывает Марина, живущая в частном секторе в центре Луганска, на улице Короткой. – Чем-то делились друг с другом, разговаривали, но друзьями не были. А теперь, как все это началось – чуть ли не все время вместе.

Почти вся улица теперь бегает укрываться в подвал к Алексею, соседу Марины, семья которого уехала в Харьков, а он остался – присматривать за больной матерью. Марина даже сняла кусок шифера, служившего забором между домами: так быстрее в случае начала обстрела добежать до "укрытия". В подвале жители Короткой проводят, в среднем, часа три-четыре в день.

– Как начинается стрельба, сразу бежим, – равнодушным голосом замечает Алексей, – не рискуем. Возле гаража, в котором вырыт наш погреб, поставили лавочку, соседи сносят сюда ценные вещи, драгоценности. Конечно, боятся, что если в их дом попадут, все сгорит, уничтожится.

Скоропортящиеся продукты тоже несут в подвал – здесь они смогут дольше сохраниться: холодильники, естественно, не работают, и хранить еду больше попросту негде. Готовит вся улица тоже во дворе у Алексея: в больших кастрюлях и ведрах приносят воду, разводят в огороде костер и варят каши или простые супы.

Бескорыстие и жажда наживы

Воду в Луганск привозят в автоцистернах компании "Голубой ключ" и "Водомир". Кому повезет, и кто успеет – могут получить бесплатно до 15 литров в одни руки. Другие же вынуждены покупать по 2 гривны за литр чистой питьевой воды. Сложнее жителям пригородов Луганска: здесь люди набирают воду в речках, кипятят и только потом используют.

С едой – тоже напряженка: купить продукты можно до полудня. Ассортимент – фрукты и овощи, мясо, сало, крупы, масло. Хлеб и молоко – дефицитные товары. С ценами – по-разному: в некоторых работающих магазинах просят те же суммы, что и до "кризиса", а на рынках цена зависит исключительно от совести продавца. 

Местные жители рассказывают, что цена на яйца на базарах может доходить до 30 гривен за десяток.

Взвинтили торговцы и цены на бензин: литр топлива стоит, в среднем, около 35 гривен. Спрос при этом на него есть не только у автомобилистов, но и у простых жителей, у которых остались генераторы, работающие на бензине.

Короткими перебежками по городу

Еще один сегодняшний ритуал в Луганске – массовая зарядка телефонов. Во дворах у счастливых обладателей генераторов собираются десятки и даже сотни людей, приносящие удлинители и сетевые фильтры, чтобы подзарядить "мобилку".

Впрочем, мобильная связь в областном центре сегодня практически отсутствует: операторы "МТС" и "Лайф" не работают, а за стартовые пакеты "Киевстара" идет настоящая война. Их обычная цена – 25-30 гривен, в осажденном же Луганске за них просят минимум 200.

– Чтобы дозвониться хотя бы с "Киевстара", приходится куда-нибудь подниматься, – говорит Дмитрий, менеджер по продажам, оставшийся в городе, – обычно я еду на областную больницу, поднимаюсь на 9-й этаж, и оттуда звоню. В городе телефон не ловит, СМС-ки не доходят, 3G-интернет – тоже.

Общественный транспорт в Луганске тоже ходит в крайне усеченном режиме: на маршрутах остались самые популярные номера – 147, 155, 133, – перевозящие горожан с раннего утра и до полудня.

Вообще, местные жители отмечают, что в это время в городе кипит жизнь: рано утром проснулись, съездили-сходили куда нужно, купили еду-питье, и обратно – домой, в укрытия.

"Пока живы, будем жить"

Несмотря на все это, большинство луганчан, как ни парадоксально, не унывают. Объясняют они это невозможностью больше бояться и "гибельным восторгом".

– Сил больше нет бояться, – весело говорит Анатолий, отметивший 5 августа 45-летие, – просто надоело. И, тем более, какой смысл? Убьет — так убьет, а пока живы — будем жить. В том, что нет электричества, есть большие плюсы. Не смотрим телевизор, никто не уходит в «Одноклассники» и всякие скайпы, больше времени проводим вместе, разговариваем. Возвращаемся к природе, что ли. Просыпаемся почти с рассветом, засыпаем – с закатом… Хотя спим мало и тревожно.

Луганчане собственным примером подтверждают, что человек – хорошо адаптирующееся существо. Они привыкают жить в городе, где идут боевые действия, каждый день может стать последним, а вокруг – настоящая гуманитарная катастрофа.

– Нам остается выживать, а что еще делать? – спокойна 42-летняя Людмила, учительница истории в одной из местных школ. – Хотим просто это пережить. Любая война когда-нибудь заканчивается, и эта закончится. А еще хотим выжить все вместе.

И действительно, больше ничего и не остается.

Самое читаемое
    Темы дня