наверх
20.10.201907:41
Курсы валют НБУ
  • USD25.04+ 0.30
  • EUR27.90+ 0.41

Личный врач Ющенко: президент физически здоров и готов к нагрузкам

(обновлено: )167
"... так называемые утверждения о том, что не было отравления диоксином - абсолютно заполитизированы, они не соответствуют истине. Это - неправда. Утверждаю это, как лечащий врач", - сказал Валихновский.

Захар Виноградов, РИА Новости

Внук священника (то есть врачевателя душ) и потомственный исцелитель тел (то есть врач в обыденном, медицинском понимании этого слова) Ростислав Валихновский стал несколько лет назад личным врачом президента Виктора Ющенко. То, каким мы видим внешний облик нынешнего президента Украины в последний год - в прямом и в переносном смысле слова, дело рук молодого врача Ростислава Валихновского.

В кабинете личного врача президента - иконы и портреты президента. Иконы - это то, к чему стремится душа и чему тайно или явно хирург Валихновский посвящает свое время вне медицины. Портреты Виктора Ющенко - не дань чинопочитанию, а наглядный пример эффективной работы хирурга, реконструировавшего лицо и тело президента по сантиметру, фрагмент за фрагментом... Ну, в общем - наглядные результаты работы - по ним (портретам) видно - как шла сложнейшая и поныне никем не проводимая, действительно  уникальная реконструкция внешнего облика главы государства.

- Ростислав, как вы стали личным врачом президента? Это очень интересно, потому что, во-первых, таких врачей очень мало, ну, может, 200-250 на весь мир - по количеству первых лиц государств мира. Кроме того, и это, во-вторых, понятно, что не каждому врачу, даже очень хорошему, могут доверить здоровье первого лица государства. Кроме того, в конкретном украинском случае ваше назначение связано, наверное, с вашей основной специальностью?

- Да, по специальности я - хирург. Но специализация, так уж получилось, у меня для сегодняшнего дня - достаточно уникальная - реконструктивная хирургия. Говоря по-простому, это такая хирургия, которая направлена на замещение дефектов мягких тканей - это кожа, подкожная клетчатка, мышцы, фасции, пластика нервов, сухожилий. Это направление требует очень большого объема знаний и навыков. За рубежом реконструктивная хирургия - отдельная специальность. В Украине и в России пока к этому не пришли.  Но и за границей это - сложная медицинская специальность, потому как попадают в  отделения пациенты с врожденными и приобретенными пороками развития самых разных частей тела, начиная с лица и заканчивая конечностями. Эта специализация предполагает знания сосудистой и микрососудистой хирургии, умение проводить пересадки сложных комплексов тканей, пересадку кожи, пересадку комплексов на микрососудистых анастомозах. В общем, очень интересная новая специальность. Она объединяет в себе где-то 4-5 специальностей: и общей хирургии, и лор-хирургии, и дермато-хирургии...

- И как же выпускник Тернопольского мединститута овладел всеми этими знаниями и навыками?

- После окончания института в Тернополе была интернатура по общей хирургии в институте Шалимова в Киеве. После этого работал в государственных клиниках Канады. Там удалось пройти курс по реанимации, по интенсивной хирургии, сдать все экзамены, необходимые для того, чтобы пройти в Канаде нострификацию украинского диплома. В общем-то, очень доволен и рад, что это удалось выучить на английском языке, потому что у них четкая стандартизованная система медицинских знаний, все очень алгоритмизовано. Иными словами, есть четкий алгоритм по каждому вопросу.

- И, в результате, стали личным врачом президента?

- Не совсем так. В общем-то, если кратко, то это - промысел Божий. Вы же знаете, все, что в жизни человека происходит, происходит с благословения Бога.

- А вы верите в это?

- Да. Я, кстати, не так давно закончил Киевскую духовную семинарию, которая находится  в Киево-Печерской Лавре. Мне это очень интересно. Дело в том, что я не только потомственный врач - мои родители обычные районные врачи, но мой дедушка - православный священник.

- И врач, и верующий... А где душа у человека?

- Душа? В сердце (смеется).

- Ну, а все-таки? С медицинской точки зрения.

- На этот вопрос пока нет четкого ответа. Но то, что душа есть - это уже доказано. Во время перехода, когда душа уходит к Богу, тогда это можно даже замерить... Вот измеряли недавно американцы, они же все-таки точные ребята, и установили, что вес человека изменяется, изменяется в очень короткое время после его смерти. И тем самым доказали физическими, измерительными методами то, что душа есть (смеется). Хотя истинно верующие еще со времен Адама и Евы знали, что душа существует. Истинно верующим для этого не надо ничего измерять...

- И все-таки, возвращаясь к вашему выбору. Вы изучили тонкости реконструктивной хирургии, а сейчас познаете в духовной академии тонкости православного учения. То есть, предполагается, что со временем вы выберете  духовную стезю? Или это изучение просто для себя?

- Пока я хочу разобраться. Это очень интересно, очень важно для современного человека. Это первичное, может быть даже главное... Излечение тела невозможно без излечения души. Вот, если вспомнить архиепископа Луку Войно-Ясенецкого - это не только известный в миру хирург, написавший знаменитые «Очерки гнойной хирургии», за которые был удостоен Сталинской премии, но и известный среди православных священнослужитель, не единожды попадавший в сталинские лагеря за свое служение Богу. После лагерей его отпустили опять-таки служить врачом и священником, он оперировал даже будучи в рясе, в подряснике. Даже в сталинские времена, во время войны ему было разрешено держать икону в операционной. Я хочу сказать - это все не случайно. От своих родителей знаю, что земский врач настаивал, чтобы пациент, перед тем как придет к нему на лечение, шел сначала на исповедь и на причастие. То есть, это было условием успешного лечения. Самый главный врач человека - священнослужитель, а потом уже врач, который лечит тело. А врачи, которые несут Апостольское служение, они помогают больным  уже вдвойне - облегчая их душу и тело от страданий.

- Я не знал об этом...

- Да, это была целая традиция. Помните, в царские времена даже был такой указ царя о том, что каждый чиновник должен хотя бы раз в год пройти причастие. Можно говорить о плюсах и минусах такого принудительного хождения к Богу...

- Да, заставлять прихожан причащаться и исповедоваться - это странно.

- Однако, вместе с тем, это было такое желание царя, как главы государства...

- ...очищать нацию.

- Да, был такой очень четкий, регламентирующий, может быть, порой слишком жесткий подход к этому вопросу - о духовном состоянии нации. Эта регламентация, четкость в стремлении духовного здоровья нации очень важна. Учитывая то, что медицина тоже существует по своим четким законам, у них - священнослужения и медицины - много общего. В конечном счете, они лечат одно и тоже - человека. Вера - бессмертную душу, медицина - физическое тело.  А почему вначале я выбрал медицину?  Отец очень много дал.

- Он верующий?

- Да, верующий. И он, и мама. Ну, может, не такие уж они постоянные прихожане храма, они не были участниками еженедельной литургии, но делами своими они постоянно участвуют в жизни церкви, потому что своим трудом и своей жизнью постоянно помогают ближнему.

А в медицину я пошел с первых классов школы. Папа сказал, что это очень интересно. С первого-второго класса я уже сидел в операционной, смотрел, как работает отец. Он научил ответственно относиться к знаниям, научил, что нужно быть требовательным к себе, что нужны глубокие знания, может быть, не внешние, на уровне оценок, а по сути, чтоб знать ход вещей. А дедушка очень много говорил о том, что были такие советские времена, когда церковь была в загоне. Потом они говорили: «Да, не иди в священники! Иди лучше врачом, врач всегда нужен, при любой власти», и так далее. Как видите, это все осуществилось - попал к президенту (смеется).  Оказалось, действительно, востребован,  нужен. Простой сельский парень  из далекого поселка Волынской области, сам поступил в мединститут в Тернополе, стал врачом, а затем - Канада... Очень много дал английский язык, потому что это был доступ к современным медицинским знаниям... А эти знания, профессионализм  привели к президенту.

У нас, когда принимали в команду президента, проверяли в первую очередь, профессионализм, кроме того, человеческие качества, мы проходили специальные психологические тесты на совместимость, на  возможность работать с большими нагрузками. Ведь вместе с президентом у нас постоянные перелеты  -  Новобогдановка, Чернобыль, Ирак и так далее. В общем, где президент, там должна быть вся его команда, в том числе и врачи. Естественно, очень важно уметь адаптироваться к разным ситуациям, климатическим условиям. И в тоже время, дело не только в выносливости.  Дело - в психологической совместимости в команде. Кроме того, нужно уметь понимать такого человека, как президент. Это - очень глубокий человек, который в отношениях, в общении очень, скажем так, аккуратен. Он бережно относиться к каждому, кто его окружает, в том числе к врачам. Он, кстати, может много не говорить, только одну-две фразы, но эта пара фраз может настолько глубоко и точно передать, что сделано правильно или неправильно, что можно сделать еще лучше, что становится для нашей команды реальным компасом к действию.

- Ростислав, вы - член президентской команды. Но ведь вы - врач. То есть Виктор Ющенко для вас - не просто пациент, а президент-пациент. Какой была ваша первая встреча? Для вас лично она была внутренне трудной? Как запомнилась?

- Я пришел в команду президента уже после событий 2004 года. Помните те события в конце 2004 года? Я лично отношусь с большим уважением ко всем людям, которые вышли тогда на Майдан для того, чтобы защитить свое человеческое достоинство и ту внутреннюю правду, которую они выплеснули на Майдане. Они хотели отстоять свою человеческую суть - и они это сделали. Был очень большой психо-эмоциональный подъем, очень сильный. И первичное отношение, тот авторитет, то уважение, которое оказал народ новой власти, президенту Ющенко  - они были очень высокими. Поэтому, естественно, президент, который был вершиной того апогея человеческих страстей, человеческого народного доверия был для меня совсем непростым человеком.  Он был и остается для меня - народным героем. Поэтому первая встреча с ним лично для меня была очень непростой, волнующей.

- А когда это произошло?

- Это было Вербное воскресенье 2005 года. Кажется, в 2005-ом это было в начале мая. Было очень приятно, что он по-простому отнесся к этой встрече, снял момент естественного стресса. Безусловно, когда представляют человека, твоего будущего или возможного пациента, ты, как врач, должен работать... Естественно, если врач с пациентом встречаются в первый раз, то за очень короткое время должно возникнуть доверие. Должен возникнуть этот щелчок - нравится-не нравится, мой человек-не мой. Я почувствовал тогда, что такой контакт, такой щелчок возник в обоюдном векторе - и у президента, и у нас с напарником (мы работали с еще одним врачом вдвоем). Президент был очень болен в это время. У пациента были явные признаки тяжелейшего отравления диоксином, типические, классические проявления: диоксин индуцированные кожные гамартомы. Это были буквально патологические элементы диоксинового отравления. После этой встречи и началась наша работа.

- Вы знаете, многие журналисты обратили внимание на то, что отравление диоксином почему-то отразилось только на лице вашего пациента. Почему оно не отразилось на других частях тела? Мы можем увидеть это, например, когда президент купается во время Крещения.

- Те фотографии, которые были сделаны на двух Крещениях (прошлого и позапрошлого года) - это уже последние этапы выздоровления. Однозначно, когда в 2005-ом году я познакомился и осмотрел его, все кожные покровы были полностью поражены. Есть фотодокументация, она есть в Генпрокуратуре, в истории болезни, есть большой фотоархив. Все это задокументировано. Президент же не будет показывать себя в обнаженном виде по поводу и без повода. Тем более, когда он был сильно болен. Это же не шоу... Он получил одну из самых больших доз отравления в мировой истории, факт этот был подтвержден более чем десятью токсикологическими экспертизами. Если резюмировать и локализировать вопрос, то за это время мы практически сделали всю работу по излечению пациента, добились 95% выведения диоксина из организма пациента, собрали всю доказательную базу, предоставили Генпрокуратуре, которая в свою очередь очень эффективно сработала. Думаю, в ближайшее время будут обнародованы все факты, подтверждающие отравление.

- Между тем, бывшие ближайшие друзья  и сторонники Виктора Ющенко утверждают, что причины отравления были совсем другие, что-то типа «выпил самогона» или «что-то произошло с поджелудочной железой». И они публично отрицают, что это было именно отравление диоксином. Как врач, вы могли бы это прокомментировать?

- Я уже не раз говорил об этом именно, как врач, на нескольких научных конференциях в Швейцарии, в  Японии, в Британии. Докладывал о симптомах болезни и методах ее лечения. Более того, не я лично, а мой более опытный коллега профессор Жан Сора, который является председателем Лиги дерматологических Ассоциаций мира, или, говоря по-простому, дерматологом земного шара №1, определил, что все, что произошло с моим пациентом является следствием отравления диоксином. Безусловно, ставить диагнозы могут только врачи, но никак не политики.

В научных конференциях это все представлено в диаграммах, графиках, определенных выдержках из истории болезни, цифрах и других вполне доказательных и проверяемых фактах. Это очень большой объем информации, структурированный на медицинском языке. Это первое. Второе: очень больно слышать о том, что те люди, которые в свое  время были близки к президенту, те, кого президент в свое время обогрел своим дружеским, братским отношением, ответили ему противоположным. Эти так называемые утверждения о том, что не было отравления диоксином - абсолютно заполитизированы, они не соответствуют истине. Это - неправда. Утверждаю это, как лечащий врач. Третий тезис: нельзя спекулировать на таких вещах. Кто-либо: президент, твой друг, кум, сосед, любой ближний может оказаться в силу обстоятельств в подобной ситуации. Нельзя говорить о нём в таких выражениях, нельзя, когда человек страдает, несёт свой крест, использовать в отношении к нему обидную терминологию. Да, политика - грязная вся. Но должна быть другая политика, должна быть честная политика, благородная, у политиков должна быть честь. Власть имущие должны показывать пример чести, совести, тогда народ будет здоров духовно.

- Тема страданий - особая. Поймите, не только журналистское любопытство, но и чисто мужское, человеческое сочувствие движет мной, когда я задаю следующий вопрос. Многие, кто знали или видели президента до отравления, отмечали, что это был - "мачо", красавец-мужчина... Когда я сам увидел его впервые уже после отравления, в конце 2006 года, его внешность производила жуткое впечатление. Понятно, что помимо, чисто физических страданий, перенесенных в момент отравления, Виктор Ющенко все эти годы испытывал и тяжелые нравственные, человеческие муки. А помимо этого в период после отравления были ли еще какие-то физические страдания? В чем они могли выражаться? Как ваш пациент переносил все это?

- Конечно, любая болезнь вызывает страдания. Медицинским языком можно говорить, что диоксин - это отравление не только кожных покровов, это - и внутренняя болезнь, это полиорганная патология, когда болеет весь организм. И он болел. Но при этом надо учитывать и то, что он это вынес, президент, мой пациент был все это время абсолютно трудоспособен, активен... Это поразительно, но это - факт. Я считаю, здесь две причины: первая - это генетика, очень сильное здоровье, данное Богом и родителями, второе - это все-таки технологии, очень эффективный подход, использованный украинско-швейцарской группой врачей. И этим я горжусь - то, что удалось использовать новейшие технологии, современные методики лечения. Очень признателен тем Нобелевским лауреатам, которые занимаются молекулярной медициной, они помогли очень здорово. Я признателен японской группе врачей, а так же американским и немецким коллегам.

- Как я уже говорил, в первый раз я увидел президента в декабре 2006 года в Украинском доме. И сегодня мы видим совершенно другого, я имею в виду внешне, президента. За два года, практически в считанные месяцы произошли поразительные внешние изменения. Проводились какие-то пластические операции? Или же это результат выведения диоксина и интенсивной терапии?

- Были использованы методики не буквально пластической хирургии, это больше классифицируется как методология дерматохирургии и реконструктивной хирургии. В народном обиходе используются такие термины как «эстетическая», «пластическая»... Не хочу использовать эти термины, потому что это совсем другой метод. А вот новейшие технологии, такие как миниинвазивные,  были использованы.

- То есть, мы можем сказать, что никаких пластических операций президенту Ющенко не делали, что использовались другие методы?

- Да. Можно так и сказать. Это будет верно.

- Что касается диоксина. Вам действительно удалось, о чем вы недавно заявили,  вывести из организма пациента 95% этого вещества?

- Да, такие темпы выведения очень быстры. Но та последняя доза, которая остается - 5%, тем не менее,  в сотни раз превышает допустимый в медицине уровень.

- Не меньший интерес для избирателей и политиков из других стран, чем само отравление, представляет сегодняшнее физическое состояние президента, возможность переносить нагрузки. Потому что мы понимаем, что сейчас фактически началась избирательная президентская гонка. Ваш пациент физически готов к такой колоссальной психологической и физической нагрузке?

- Если кратко - абсолютно готов. Вы знаете, я грущу из-за того, что врачи все меньше и меньше нужны президенту и потому он с ними все реже встречается. И вместе с тем радуюсь: он настолько здоров, что мы ему уже не нужны (смеется).    

- Ростислав, около года назад из лечащего врача президента вы стали заместителем руководителя государственного управления делами, возглавляете так называемую президентскую медицину. Интересно, чего больше в вашей работе - административных функций или медицинских? Спрашиваю об этом потому, что бытует такое мнение, стал хороший специалист  придворным врачом и уже занимается не столько медициной...

- Нет. Оперирую постоянно. В «Феофании» работаю постоянно.

- Вот на этой неделе были какие-то операции?

- На прошлой были. На Благовещенье не оперируем. Одновременно пишу докторскую.

- А тема докторской как-то связана с тем, чем приходилось заниматься последние 4 года?

- Связана. Однако, это - не предмет выборки пациентов, ни в коем случае. Это - этика. Это - честь. У меня очень большой материал был еще до начала этой работы, больше тысячи пациентов - реконструктивная хирургия лица.

- То есть, ваша диссертация не связана с преодолением последствий отравления  диоксином?

- Нет, не связана.

- Возвращаясь к началу вашей работы, если сравнить с сегодняшним днем, как часто вам приходилось в первое время встречаться с президентом?

- По началу - практически каждый день. Из-за медицинских вопросов, услуг, надобности. Сейчас - очень редко. Мы все реже встречаемся, как врач и пациент. Теперь  чаще на мониторинговых исследованиях для контроля здоровья пациента. Ежеквартальные, ежемесячные, полугодичные и годичные обследования - это система. Хотя, естественно, что в обычном режиме вся система медицинского сопровождения президента работает. В свое время я изучал этот вопрос (по поводу работы системы медицинского обслуживания глав государств) не только в наших краях, тогда и познакомился со многими личными врачами президентов из соседних европейских государств.

- С коллегами из каких стран вы знакомы?

- Из Болгарии, Польши. Ну, как знакомы... Это в основном встречи во время наших международных поездок. Наша команда встречалась с врачами из Швеции, Германии, с американскими врачами была возможность повстречаться еще при предшественнике Барака Обамы. У американцев достаточно сильная система медицинского сопровождения, интересный подход.

- При общении с вашими коллегами из других государств, вы как считаете, ваша ситуация самая сложная?

- Да, конечно.

- Они как-то высказывались об этом, поддерживали вас?

- Говорили: "Как вы, ребята? Много работы?". Интересовались аспектами новых технологий. В принципе, многие из моих коллег в курсе происходящего. Ведь президент сделал очень большой шаг, разрешив публиковать научные данные по диоксиновому отравлению. Вот эти публикации по результатам исследований и лечения очень полезны для мирового медицинского сообщества, и с теми научными статьями, которые были напечатаны в мировых изданиях, теперь могут познакомиться все врачи мира. Сейчас одно известное медицинское издание готовит обширную статью по этому отравлению. Эта публикация, достаточно фундаментальная, раскроет многие аспекты. Благодаря этим публикациям врачам будет намного легче преодолевать в будущем подобные отравления у пациентов.

    Самое читаемое
      Темы дня